Как живет луиза гойлабиева после свадьбы


6 сводящих с ума фактов о свадьбе старого полковника и 17-летней школьницы из Чечни

Почти две недели эта чеченская love story находится в топе новостей, при этом там вообще ничего не понятно на первый взгляд и всё ясно на второй.

Свадьба 17-летней Хеде Гойлабиевой и руководителя РОВД Ножай-Юртовского района Чечни полковника Нажуда Гучигова — одна из самых обсуждаемых сейчас тем в России. Но что точно известно об этом?

1. Нажуд Гучигов уже женат

У Нажуда Гучигова (справа на фото) уже есть жена и сын. Российские законы никакого двоеженства не допускают. Уполномоченный по правам человека в России Элла Памфилова, комментируя готовящуюся свадьбу, призвала не допустить нарушения российских законов в Чечне.

2. Брак с 17-летней девушкой возможен лишь в «особом случае», которого здесь нет

Школьница Луиза (Хеда) Гойлабиева (на фото) должна стать так называемой «второй женой» полковника МВД в 17 лет.

[toggle title=»Читать дальше…»]Российское законодательство разрешает брак с несовершеннолетними «в особых случаях».

Под особыми обстоятельствами необходимо понимать: беременность, рождение ребенка, непосредственную угрозу жизни одной из сторон.

Обстоятельства, которые могут служить поводом для заключения брака несовершеннолетним лицом, должны быть документально подтверждены.

А вот ограничений относительно разницы в возрасте между будущими супругами по закону не существует..[/toggle]

3. Хеда Гойлабиева не хотела вступать в брак

Первоначальную информацию о браке по принуждению распространили подруги школьницы.

[toggle title=»Читать дальше…»]Затем об этом рассказала «Новая газета» в конце апреля:

Все село гудит по поводу ситуации, но — тихо. Потому что все понимают, на чьей стороне сила и что будет с теми, кто пойдет против начальника РОВД Гучигова, возомнившего себя, видимо, хозяином Ножай-Юртовского района.

Подруги Хеды от безысходности попробовали написать в Instagram Рамзана Кадырова (ведь именно он называет себя «хозяином Чечни»). Увы, Instagram и прочие соцсети главы Чечни очень хорошо чистят от всех просьб. Потому что просьбы чеченцев могут скомпрометировать принцип «из Чечни — только хорошие новости».[/toggle]

4. Сам полковник тоже не хотел вступать в брак

29 апреля, «Новая газета» смогла дозвониться до Нажуда Гучигова (на фото). Потенциальный жених, однако, категорически отрицал тот факт, что планирует 2 мая взять несовершеннолетнюю Хеду второй женой.

[toggle title=»Читать дальше…»]«Я знаю про запрет Рамзана Кадырова (на брак с несовершеннолетними и похищение невест). Как можно его нарушать? О какой второй жене вы говорите? Вот прямо со мной тут моя первая и единственная жена, которую я очень люблю, с которой прожил всю жизнь!» — сказал тогда Нажуд Гучигов.

Также он не подтвердил тот факт, что село Байтарки, где живет Хеда, по его распоряжению перекрыто постами (чтобы родственники не смогли увезти невесту).

Более того, как сообщала та же «Новая газета», некоторое время назад жители Ножай-Юртовского района вынуждены были вывезти из Чечни свою дочь  («Новой газете» известно имя этой девушки), чтобы не допустить ее свадьбы с всесильным руководителем местного РОВД.[/toggle]

5. Кадыров сказал — свадьбе быть, но потом сказал, что не быть

Намерения, от которых в телефонном разговоре с «Новой газетой» открестился жених, неожиданно подтвердил глава республики Рамзан Кадыров.

[toggle title=»Читать дальше…»]5 мая по местному телеканалу «Вайнах» был показали сюжет, который начался с заявления главы Чечни: «Я лично послал людей, узнайте согласна она или нет?! И ее мать сказала, что девочка согласна! И дедушка по отцу дал слово и согласие! И все завершено по этому вопросу! Так говорят они! Я отправил самого мне доверенного человека, и мы привели к разъяснительному разговору!».

Но вот 12 мая пресс-секретарь Рамзана Кадырова Альви Ахмедович Каримов в интервью радиостанции «Говорит Москва» официально заявил: «Никакой свадьбы между этой девочкой <Хедой Гойлабиевой> и этим человеком <Нажудом Гучиговым> в Чеченской республике не было…».

Таким образом, свадьба не состоялась второй раз, первый раз 3 мая, второй — 10-го.[/toggle]

6. В итоге, видимо, по совокупности всех вышеперечисленных фактов, свадьбу решили сыграть

Вчера появилась эта единственная запись «самого правдивого в мире» телеканала Lifenews, из которой следует, что «невеста» не против и свадьбе снова быть.

[toggle title=»Читать дальше…»]Сидя перед камерами и глядя в пол, девушка отвечает на вопросы, повторяя за тетей, которая шепотом подсказывает, как надо отвечать.

Выясняется, что с начальником РОВД Хеда знакома «уже год», они «общались». О предстоящей свадьбе «узнала недавно». Дата бракосочетания пока не назначена, однако свадьба состоится «в течение месяца».

«Да, я знаю, что он был женат и у него дети от первого брака. Но так уж сложилось, что я теперь выхожу за него замуж».

Интересно, что бы ответил каналу Lifenews свежеиспеченный жених, который еще недавно, находясь в трезвом уме и здравой памяти, уверял, что не знает никакой Хеды и что никто, тем более руководитель отдела полиции, не осмелился бы в Чечне нарушить запрет Рамзана Кадырова на брак с несовершеннолетними?[/toggle]

Накануне глава медакомпании, куда входит и Lifenews, Арам Габрелянов разместил такой твит:

А, тогда всё нормально! А то показалось, что вся эта история происходит в каком-то Абсурдистане в Средние века.

UPDATE: РЕПОРТАЖ С ЦЕРЕМОНИИ БРАКОСОЧЕТАНИЯ Нажуда Гучигова и Луизы Гойлабиевой

Нажуд Гучигов и Луиза Гойлабиева зарегистрировали брак в ЗАГСе


Watch this video on YouTube

16 мая 2915 года в городском дворце бракосочетания города Грозного состоялась официальная свадебной церемонии 17-летней Луизы Гойлабиевой и 46-летнего главы Ножай-Юртовского РОВД Нажуда Гучигова. Молодожены официально зарегистрировали союз.

Без комментариев. На видео всё видно.

like-a.ru

Я счастлива, что выхожу замуж

В селе Байтарки идут последние приготовления к торжественному событию — свадьбе 17-летней Луизы Гойлабиевой и 46-летнего главы Ножай-Юртовского РОВД Нажуда Гучигова.

Приятная суета царит в доме невесты с самого утра, отовсюду приехали родственницы и подруги, чтобы помочь юной Луизе подготовиться к свадьбе. Они причесывали и одевали девушку с самого утра. Каждая из женщин старалась уделить особое внимание невесте в этот знаменательный день.

Луиза очень переживает перед самым важным событием в своей жизни. Ведь совсем скоро приедут друзья жениха и отвезут ее в Грозный, где и пройдет торжественная церемония. Уже на пороге родительского дома, отвечая на вопрос, добровольно ли она вступает в брак, Луиза скромно отвечает: «Да».

— Да, я согласна, волнуюсь, — признается 17-летняя невеста. — Я счастлива.

Традиционно на чеченских свадьбах праздник проходит на стороне жениха, а в семье невесты справляют не так пышно. В доме девушки собираются только близкие родственники, соседи и друзья. Уже после отъезда Луизы они отметят уход девушки из отчего дома.

Сегодня в Чечне состоится и регистрация брака, и само торжество. По традиции в республике обычно не принято регистрировать и праздновать свадьбу в один день, но Луиза Гойлабиева и Нажуд Гучигов решили с регистрацией не тянуть и оформить официально свои отношения как можно скорее.

Накануне глава Чечни Рамзан Кадыров пригласил всех желающих на бракосочетание Луизы и Нажуда, по его мнению, свадьба станет «торжеством тысячелетия». Руководитель республики заявил, что лично будет присутствовать на этом событии.

Напомним, ранее в СМИ появилась недостоверная информация о принуждении 17-летней Луизы Гойлабиевой к замужеству. Однако в интервью LifeNews сама девушка рассказала, что она выходит замуж по собственному желанию. Семья Луизы дала свое согласие на свадьбу, что подтвердил глава Чечни Рамзан Кадыров.

Позднее мама невесты, ставшей героиней публикаций в СМИ, обратилась за помощью к правозащитникам. Женщина попросила оградить ее семью от слухов, которые распускают журналисты «Новой газеты», поскольку от публичного обсуждения пострадала сама Луиза: такое внимание к себе девушка воспринимает как вмешательство в личную жизнь. По словам главы Чечни, что родные жениха и невесты уже готовят иски против тех, кто нарушает неприкосновенность их частной жизни.

life.ru

Телеканал снял эксклюзивный репортаж о "свадьбе тысячелетия" в Грозном

Программа "Прямой эфир" на телеканале "Россия", вышедшая на телеэкраны вечером 28 мая, сделала эксклюзивный репортаж о "свадьбе тысячелетия" в Грозном, которую сыграли высокопоставленный чеченский полицейский и его 17-летняя избранница.  

"Самая скандальная свадьба России. Накануне последнего звонка в чеченском ЗАГСе вышла замуж 17-летняя Луиза Гойлабиева. Ее муж - глава Ножай-Юртовского РОВД Нажуд Гучигов. "Свадьбой тысячелетия" назвал эти торжества глава Чечни Рамзан Кадыров. Ведь столько внимания, сколько было приковано к ним, не было приковано ни к одним молодоженам. Публика раскололась. Возмущенные видом плачущей девушки, многие заявили, что школьницу насильно выдали замуж. Чуть ли не выкрали прямо из родного села. Мы поехали в Чечню, чтобы увидеть, как теперь живут Нажуд и Луиза, чтобы понять, почему на чеченских свадьбах не обмениваются кольцами, не кричат "горько", не пьют шампанское. Почему плачут чеченские невесты. Мы отправились туда вместе с главой республики...", - такими словами открыл передачу ведущий Борис Корчевников.

Перед выходом программы журналист приехал в Чечню и вместе с Кадыровым посетил дом молодоженов, где принял участие в чеченском обычае позволения невесте заговорить в своем присутствии - "развязывания языка невесты". При этом Кадыров рассказывал российскому журналисту про тонкости обычаев и традиций чеченского народа.


Рамзан Кадыров демонстрирует обычай "развязывания языка невесты". 

Будучи в гостях, Борис Корчевников побеседовал с молодой невестой, и спросил у нее, "вышла ли она замуж добровольно или по принуждению"? Девушка ответила, что все произошло по полному ее согласию.

В программе также показали, как живет семья самого Кадырова, как он сватался к своей жене и как чеченский лидер воспитывает своих детей. 

Видеозапись программы выложил на своей странице в социальной сети "ВКонтакте" глава Чечни Рамзан Кадыров. 

Напомним, свадьба в Грозном между 47-летним Нажудом Гучиговым и 17-летней Луизой Гойлабиевой состоялась 16 мая. Подготовка к церемонии вызвала широкий общественный резонанс и бурное обсуждение в соцсетях из-за сообщений о том, что девушку выдают замуж против ее воли. Кроме того, как ранее сообщалось в СМИ, у высокопоставленного полицейского якобы есть жена, а у невесты - молодой человек.

Позже уполномоченный по правам ребенка при президенте России Павел Астахов заявил, что информация о нарушении прав якобы насильно выдаваемой замуж несовершеннолетней не подтвердилась. Пресс-секретарь главы Чечни заявил, что девушка, со слов ее родителей, выходит замуж по своей воле. Мама невесты даже попросила правозащитников оградить ее семью от слухов, которые распускают СМИ.

tengrinews.kz

Горькая свадьба: семья чеченской школьницы Луизы Гойлабиевой начала уголовное преследование журналистки, открывшей правду о неравном браке по принуждению.

Горькая свадьба: семья чеченской школьницы Луизы Гойлабиевой начала уголовное преследование журналистки, открывшей правду о неравном браке по принуждению.

История свадьбы школьницы Луизы Гойлабиевой и полицейского Нажуда Гучигова - предмет обсуждения журналистов, юристов, политиков и пользователей социальных сетей. Семья Гойлабиевых начала уголовное преследование журналистки "Новой газеты" Елены Милашиной за то, что та посмела эту историю открыть для широкой общественности. Что дальше?

Об этом идет речь в программе "Лицом к событию. Горькая свадьба" вышедшей на "Радио свобода". 

Елена Рыковцева: Свадьба, которая потрясла весь мир совсем не в хорошую сторону, не та свадьба, которой радуются, случилась в Чечне между школьницей чеченской 17-летней и полицейским, которому по одним данным 57 лет, по другим 46. По одним данным он был женат до того, как женился еще раз, по другим данным у него девственно чистый паспорт. Может быть мы бы и не говорили об этой истории, если бы нам не показали видео с церемонии бракосочетания, от которого свидетели того, что происходило, пришли в некоторый шок и ужас. Было полное ощущение, что девушка не добровольно выходит замуж. Я представляю наших гостей: с нами Кирилл Мартынов, редактор отдела мнений и комментариев в «Новой газете». Кирилл сегодня фактически представляет и редакцию, и Елену Милашину, журналиста, которая первой написала об этой истории, потом несколько раз ездила, пыталась влиять, пыталась помогать этой девушке, но это все закончилось уголовным делом, которое против нее сейчас пытаются открыть в Чечне. Я, пользуясь случаем, приношу Елене самые глубокие соболезнования, у нее личная трагедия в семье — умер папа, и она не может быть с нами сегодня. С нами Михаил Муханов, специалист по семейному праву, и Александр Панков, тоже адвокат, оба они представляют Республиканскую коллегию адвокатов. Самый главный момент, который всех интересует в этой истории, каким образом Елена Милашина ворвалась в то, что готовится, как она об этом узнала? И действительно, были ли у нее основания вмешаться в эту историю?

Кирилл Мартынов: Вопрос закономерный, поскольку история очень интенсивно обсуждается, то многие забыли, с чего она начиналась. Она начиналась с первой публикации Елены Милашиной, а Елена об этом узнала из интернета. У нас нет суперсекретных сливов или заказов, что нам сейчас вменяют. В Чеченской республике есть интернет, есть свои особенно популярные социальные сети, в частности, руководитель Чеченской республики Кадыров обращается и к Бараку Обаме, и к чеченцам, и к другим людям через Инстаграм, после этого все чеченцы, кто хочет показаться ему на глаза, тоже оказываются в Инстаграме. Мы об этом еще поговорим, как Инстаграм сыграл в этой истории. А еще среди молодежи чеченской очень популярен месседжер «Вотсап». По сути это не социальная сеть - это система обмена мгновенными сообщениями, что-то вроде смс, но позволяющая на платформе интернета распространять сообщения бесплатно. В чеченском сегменте социальных сетей начали появляться такие панические сообщения из разных источников о том, что распространяется информация, что есть такой начальник районной полиции по фамилии Гучигов, который пытается не вполне добровольно взять себе в жены тогда 16-летнюю, потом ей 17 лет исполнилось, школьницу Луизу или Хеду Гойлабиеву. Собственно говоря, для того, чтобы проверить эту информацию, поскольку она достаточно массивно шла и сейчас есть версия, что ее родственницы и подруги распространяли Луизы или Хеды, Елена поехала, пыталась со всеми поговорить. На самом деле изначально, если бы она поехала и выяснила, что там все нормально, что есть, допустим, какой-то конфликт, этот полицейский кому-то не нравится, про него пишут всякие гадости, она бы приехала, разобралась, никакой бы истории не было бы. Но, во-первых, выяснилось, что история есть, что в ней есть странные темные моменты, в частности, история с возможной первой женой, в частности, история о том, что блокпосты расставлялись вокруг селения, в котором семья Луизы живет, чтобы пресекались ее какие-то возможные действия и пресекать возможную ей помощь. Конечно, для меня лично самым важным фактором во всей этой истории стала именно агрессия со стороны чеченских официальных лиц в адрес Елены. Представьте себе: у вас честный человек, не женатый, достойный член нашего общества, полюбил юную девушку, которая ответила ему взаимностью. Если вдруг возник в обществе какой-то интерес, вы можете сесть, поговорить, может быть после свадьбы, они бы были законными супругами, пожалуйста, под телекамеру вы говорите: у нас все хорошо, все замечательно. Даже, я думаю, никаких сюжетов не было бы, потому что вопрос был бы закрыт. Но в ответ мы получаем, во-первых, угрозы, во-вторых, мы получаем угрозы физической расправы в отношении журналиста, мы получаем попытки ее туда не пустить, мы получаем до смерти напуганных родственниц, сестер в первую очередь, которые там тоже важную роль сыграли, и мы получаем обещания возбуждать против нас уголовные дела и какие-то совершенно фантасмагорические конструкции о том, что все это вмешательство в частную жизнь граждан. Если вспомнить картину «Неравный брак» классическую — это тоже вмешательство в частную жизнь граждан, нельзя об этом говорить. Кто-то хочет с разницей в 30 лет или больше взять себе в жены вчерашнюю школьницу, зачем об этом говорить — это вмешательство в личную жизнь граждан. И 13-минутный сюжет был на чеченском телевидении, в котором нас называли врагами чеченского народа, врагами России. Это вот так мы съездили на свадьбу.

Елена Рыковцева: Попробуем восстановить детали, которые нас насторожили. Первое, что настораживает: ни с кем ни разу эта девушка толком не разговаривала. Мы во всех сюжетах с ее участием видим только корреспондента «Лайфньюс», которая как на допросе дает ей микрофон: «Вы добровольно выходите замуж?». «Да», - повесив голову, говорит Луиза. «Вы счастливы?». «Да». Она ничего не говорит, ни одного, ни единого живого слова мы от этой девушки дополнительного не слышим. Второе: сама церемония бракосочетания. Сколько ему лет, установлено?

Кирилл Мартынов: По нашей версии 57, они говорят, что 46.

Елена Рыковцева: А на самом деле это возможно установить?

Кирилл Мартынов: Это нужно сделать официальный запрос властям Чеченской республики. А кто там официальная власть? Он сам и есть официальная власть.

Елена Рыковцева: Паспорт чистенький, новенький — это тоже странно для человека уже взрослого. Ему новый дали?

Кирилл Мартынов: Я думаю, что да. Тогда давайте и про журналистку Белову вспомним.

Елена Рыковцева: Тогда я предлагаю посмотреть версию чеченской стороны. Мы посмотрим сюжет, в котором участвует журналистка Белова, как она объясняет свое участие в церемонии.

(Видеосюжет ТВ Грозный смотрите в видеоверсии)

Елена Рыковцева: Михаил, как вы считаете, тот факт, что принимала бракосочетание не сотрудница загса, не профессиональный человек, журналистка, тут что-то есть настораживающее?

Михаил Муханов: Я считаю, что ничего в этом страшного нет, она пояснила, что она является соведущей, ее пригласили для этого мероприятия, для того, чтобы придать более праздничный вид, более ритуальные моменты. Любой человек имеет право присутствовать при записи актов гражданского состояния. Тут нет никакого нарушения закона. Она сказала, что она соведущая, соответственно, регистратор загса оформил надлежащим образом актовую запись, зарегистрировал ее, внес в книгу учета актов гражданского состояния запись, а она выступала как соведущая. И гости могли сказать свое напутствие, речь, пожелания. Человек, ответственный в этом деле, назначается органами местной администрации, было у них трудовое соглашение, или она просто была соведущая, юридического значения это не имеет.

Елена Рыковцева: А самый главный вопрос, то, что его задает журналист «вы согласны?», это тоже не имеет никакого значения, что получил ответ не сотрудник?

Михаил Муханов: Самое главное, что это услышал сотрудник загса, который регистрирует актовую запись. Если бы она услышала, что она была против или воздержалась от ответа, тогда это было бы незаконно. Волеизъявление было услышано всеми, я не слышал ничего другого, что бы препятствовало регистрации акта гражданского состояния.

Кирилл Мартынов: То есть получается, что брак может заключить фактически любой человек, специально приглашенный в загс, главное, чтобы сотрудники загса это слышали и правильно оформили.

Михаил Муханов: Она сказала, что она соведущая. Есть церемонии торжественные, где приглашаются оркестры, где приглашаются гости. Самое главное - внесение актовой записи в книгу, что подтверждает их волеизъявление.

Елена Рыковцева: То есть если вас раздражает эта тетка в загсе со своими отвратительными словами, вы ее просто убираете, пусть она занимается своим журнальчиком, и вы ставите Филиппа Киркорова, который вас устраивает больше?

Михаил Муханов: Если мы можем пригласить какого-то человека, который это озвучит.

Кирилл Мартынов: Скорее всего, загс не согласится.

Михаил Муханов: Это уже юрисдикция загса. Самое главное, чтобы было зарегистрировано все правильно.

Елена Рыковцева: С этой точки зрения все чисто. Теперь давайте попробуем разобраться с этими паспортами, с этим многоженством. Как вам показалось, этот паспорт, который был предъявлен, в начале в интервью его начальник заявил официально, что он женат. Но поскольку мы не увидели штампа, мы ни о каком многоженстве не можем говорить?

Александр Панков: Мое мнение как юриста, как адвоката, мы не можем рассуждать, только исходя из информации, которая может быть нам каким-то образом не доведена средствами массовой информации в том числе.

Елена Рыковцева: Я сейчас вам задам вопрос юридический, который касается возраста. В Семейном кодексе говорится о том, что республики вправе устанавливать минимальную черту для заключения брака в исключительных случаях. Исходя из того, что вы увидели - это исключительный случай Луизы?

Александр Панков: К сожалению, мы не обладаем с вами правомочиями суда, мы можем только рассуждать.

Елена Рыковцева: Пока на основании той информации, которая у нас есть. Брак заключается стандартный в Российской Федерации с какого возраста?

Александр Панков: Стандартный брак с 18 лет. А с 16 лет, как вы говорите, в исключительных условиях.

Елена Рыковцева: В чем исключительность этого случая?

Александр Панков: Я не вижу здесь никакого исключения в чем-либо. Я, к сожалению, не знаю законов Чеченской республики, может быть местные нормы существуют, но из средств массовой информации я знаю, что Луизе Гойлабиевой 17 лет. Если человек достиг половой зрелости, а на внешний взгляд не вызывает никаких сомнений, что она не достигла, но если не достигла — это должна определять судебно-медицинская экспертиза.

Кирилл Мартынов: Речь идет о заключении брака до 18 лет в случае беременности, когда родители согласны, есть жених, они подают заявление в загс.

Михаил Муханов: Согласие родителей не требуется для регистрации брака.

Александр Панков: Я неслучайно сказал, что отношения, которые существуют в обществе, они порой заставляют закон идти за ними, то есть нормы закона должны подстраиваться, а не те отношения, которые сложились. Я не вижу здесь ничего крамольного. Я вижу здесь, что закон у нас не успевает за этими отношениями, значит надо регулировать закон, чтобы не было противоречий.

Кирилл Мартынов: То есть вы хотите сказать, что чеченское общество развивается так быстро, и законы Российской Федерации не успевают за развитием чеченского общества? То есть мы должны подстроиться под чеченское общество?

Александр Панков: Не подстроиться, а совершенствоваться. Не могут законы 1918 года регулировать отношения.

Елена Рыковцева: То есть нарушать закон можно, потому что это общество слишком совершенно для этих законов, которые к нему применяются?

Александр Панков: Здесь вопрос в том, что ее выдали замуж в 17 лет без исключительных обстоятельств, а я вижу исключительные обстоятельства - сам шум вокруг этого.

Елена Рыковцева: То есть исключительные обстоятельства состоят в том, что возник шум и их понадобилось срочно поженить?

Александр Панков: По первой жене Нажуда Гучигова нет нигде информации. Если этот брак состоялся при том, что он находится в брачных отношениях с другой женщиной, он недействительный.

Кирилл Мартынов: Для того, чтобы добыть информацию, был ли он женат, мы должны поехать в Чеченскую республику и поднять архивы. Проблема в том, что вас не пустят в архив. Подчиняется ли вообще Чечня российским законам? Если продолжить вашу логику, может быть и двоеженство разрешить? Вы сказали, что есть такая общественная традиция, общество быстро развивается. Журналист Максим Шевченко так и говорил: вы же все либералы, на Западе вообще гей-браки, здесь непонятно, кто с кем живет, что вы лезете в частную жизнь человека. Может быть, разрешим Семейным кодексом двоеженство для всех?

Александр Панков: Во-первых, чтобы разрешить, нужен референдум. Если большинству народа понравится эта идея, он за нее проголосует, именно так и будет.

Напомним, ранее блогер Виктор Трегубов написал о свадьбе 57-летнего полицая с школьницей.


www.podrobnosti.mk.ua

"На нее невозможно было смотреть". Член СПЧ Елена Масюк – о странностях свадьбы Хеды (Луизы) Гойлабиевой и Нажуда Гучигова

Состоявшаяся в субботу, 16 мая, свадьба скромной 17-летней чеченской девушки Хеды (Луизы) Гойлабиевой с человеком почти втрое ее старше, начальником Ножай-Юртовского РОВД Нажудом Гучиговым, стала предметом ожесточенных споров.

Начало им положила статья журналистки "Новой газеты" Елены Милашевой о том, что Гойлабиева выходит замуж не по своей воле, а у Гучигова уже есть жена. Сам Гучигов поначалу говорил, что у него есть жена и вторая ему не нужна. Однако вскоре выяснилось, что свадьба будет, и все протесты общественности не дали никакого результата. Уполномоченный по правам ребенка в России Павел Астахов заявил до этого, что ранние браки в Чечне не противоречат российскому Семейному кодексу, и произнес фразу "На Кавказе раньше происходит эмансипация и половое созревание, давайте не будем ханжами. Есть места, где женщины уже в 27 лет сморщенные, и по нашим меркам им под 50", за которую позже был вынужден извиняться. В Чечне, в свою очередь, официальные лица говорили, что общественное внимание к судьбе Гойлабиевой – это вмешательство в личную жизнь, что у Гучигова в паспорте нет штампа о женитьбе, и что невеста согласна выйти за него. Свадьбу посетил сам глава Чечни Рамзан Кадыров. Телеканал Lifenews показал репортаж из ЗАГСа под заголовком "Свадьба века".    

Сама свадьба, впрочем, вызвала лишь новые сомнения. Обращали внимание, что невесту вместо родственника вел приближенный Кадырова, что сама невеста не производила впечатление счастливой (на что, впрочем, можно было услышать, что это традиция, чеченские невесты не демонстрируют радость). 

Член Совета по правам человека при президенте Росси, много работавшая в Чечне журналистка Елена Масюк обращает внимание на странности в церемонии:

– Сегодня стало известно, что вчерашний брак регистрировала не сотрудница грозненского ЗАГСа, а журналистка грозненского радио "Грозный" Ася Белова. Представить себе такое вообще было очень сложно. Я еще вчера обратила внимание, что какая красивая женщина, статная, хорошо по-русски говорит, хорошо держится перед камерами, надо же, какие у них работницы ЗАГСа. У меня даже не было такой мысли, что это все постановочно, но это все постановочно. Теперь такой вопрос, которым, я считаю, должны заниматься правоохранительные органы, насколько этот брак законен, который вчера был заключен журналисткой Асей Беловой.

– Представляется, что Чечня живет в совершенно другом правовом пространстве, отдельно от России.

– Кадыров делает все, что он хочет. Мы говорили, и я в том числе писала, обращалась к Кадырову, что – это будет свадьба с заездом в ЗАГС? Вот они заехали в ЗАГС и абсолютно сделали шоу, фикцию, этот брак якобы заключили. Теперь вопрос: насколько законен это брак? Что касается того, женат Гучигов или не женат. Если мы сейчас сделаем запрос, средства массовой информации сделают запрос, нам могут ответить отказом, потому что это персональные данные. Но поскольку этот человек в интервью Елене Милашиной 30 апреля говорил о том, что у него есть жена, которую он любит, долгие годы с ней живет и не собирается разводиться, то это означало, что у человека есть жена. И сейчас, когда он говорит о том, что он с ней не расписан, хорошо, будем считать, что он был женат на ней по мусульманским законам. А теперь он с ней развелся или как? Или он привел вроде как законную, а теперь не очень законную вторую жену Хеду в дом – это многоженство?

– В Чечне по поводу этого есть свое мнение, его, видимо, не меняют.

– Они его меняют под Рамзана Кадырова, у них все меняется под Рамзана Кадырова. Например, по чеченским традициям жених не имеет права присутствовать на своей собственной свадьбе, он возвращается только к ночи в дом. Тем не менее, вчера Нажуд Гучигов вместе со своим старшим сыном, что вообще замечательно, был на этой свадьбе, присутствовал, когда Рамзан Ахмадович танцевал лезгинку и так далее. То есть жених был на своей свадьбе – это противоречит чеченским традициям. Что касается невесты, то она опускала глаза в пол. Я на многих была чеченских свадьбах и действительно немножко странно для русских людей выглядит, что во время собственной свадьбы невеста стоит в углу, а все остальные сидят за столом, едят и празднуют этот день. Я видела счастливых невест. Она могла немножко потупить взгляд, но это не значит, что она стоит с обреченным видом, как вчера Хеда стояла. На нее просто жалко, невозможно было смотреть, когда она получила паспорт и из рук у нее вываливался маленький свадебный букетик и этот паспорт. Было все видно по этой фотографии, что это насилие над девочкой, что ей не мил этот брак и этот жених – это все было видно, не надо ничего объяснять. И потом, где был отец девочки, где дед девочки? Почему невесту вел Магомед Даудов, позывной его "Лорд", правая рука Кадырова. Почему это были не ближайшие родственники девочки? Это свадьба, которая нужна была Кадырову, и он ее организовал, он ее сделал. Ему нужно было лишний раз показать, кто хозяин Чечни – он показал. Но показал он, изуродовав судьбу девочки.

– В Москве был просто шквал реакций, общественное мнение было совершенно очевидно на стороне девочки, были протесты, правозащитники высказывались. И, несмотря на это, свадьба происходит. Раньше общественное мнение могло на что-то воздействовать, сейчас ощущение, что никаким образом воздействовать нельзя, и наоборот, общественное мнение фактически привело к тому, что Кадыров занял такую жесткую позицию. Гучигов несколько дней назад говорил в интервью журналистке, что он счастливо женат, не собирается ни на каком другом жениться, а тут раз – и свадьба происходит.

– Эта свадьба в любом случае произошла бы, она просто произошла бы по-тихому, и не было бы этого спектакля в ЗАГСе. Он ее взял бы просто второй женой, привел бы ее в дом, там, где у него первая жена. Хеда, несчастная девочка, была бы просто рабыней в этом доме, вот и все. На самом деле, никакие мусульманские обычаи, законы шариата в Чечне не соблюдаются. Для того, чтобы мужчина мог взять вторую жену, он должен спросить разрешения у первой жены. Он должен свои женам, первой, второй, третьей, четвертой, если они у него появляются, предоставить одинаковые условия жизни. То есть для каждой должен быть отдельный дом, одинаковое должно быть финансовое благополучие, он должен одинаковое количество времени уделять внимание своим женам. Это все не соблюдается. Я должна сказать, что в каждой мусульманской республике, в каждой мусульманской стране мужчины трактуют законы шариата так, как им нужно, так, как им выгодно. Поэтому, если бы не было этого шума, этот брак все равно бы состоялся. Просто сейчас, после того, как этот шум поднялся, Кадыров решил зарегистрировать этот брак. Но в итоге было шоу. Это просто оплеуха нам всем: хотели – получите, вот вам шоу.

– Возможно ли на такие ситуации воздействовать? Вы – член Совета по правам человека при президенте России, я уверен, множество юристов готовы высказаться, правозащитники, апелляция может быть к кому угодно, вплоть до Владимира Путина. Возможно ли сделать так, чтобы в будущем такие ситуации не повторялись?

– Я думаю, что никто не гарантирован от того, что подобные вещи не будут повторяться. Об этом случае стало известно журналистке "Новой газеты" Елене Милашиной, а сколько таких ситуаций, которые проходят тихо, бесшумно. Обеспеченные и при власти чеченские мужчины берут себе фактически в наложницы молодых девочек. Здесь важен момент защиты прав несовершеннолетних. То, что говорил Астахов, то, что он должен был защищать права детей, он отказался это делать, он фактически поддержал позицию Кадырова. Это просто удивительно, что это за уполномоченный по правам ребенка. Потому что если даже установлен низший порог заключения брака в некоторых республиках, как в Чечне, например, 17 лет, это не значит, что все имеют возможность жениться и выйти замуж в 17 лет, должны быть исключительные условия – беременность, рождение ребенка или совместное проживание, ведение хозяйства. В данной ситуации этого не было. Органы опеки Ножай-Юртовского района Чечни должны дать разрешение на этот брак именно в силу исключительных обстоятельств. Но в данной ситуации, как я понимаю, не было ни беременности, ни ребенка, ни совместного проживания. Тогда на чем основывалось, если было выдано разрешение? А ЗАГС без этого разрешения опеки не мог регистрировать брак. Я думаю, что я попрошу своих коллег-юристов по Совету по правам человека проанализировать ситуацию, прежде всего с тем, что этот брак регистрировал не сотрудник ЗАГСа, а журналистка, то есть это постановочное шоу. Там было видно, что брачующиеся расписывались не в журнале регистрации, а на каких-то отдельных бумажках. Вообще не фикция ли это все мероприятие? Есть какая-то доля официальности и законности во вчерашнем событии? Я думаю, что после того, как наши юристы дадут какое-то заключение, мы сможем обратиться в прокуратуру с тем, чтобы прокуратура провела проверку того, что вчера происходило в грозненском ЗАГСе во время так называемой регистрации брака между несовершеннолетней Хедой и господином Гучиговым.

– Вы считаете, что есть какие-то рычаги воздействия? Все, что говорится об этой свадьбе, вызывает вопросы с юридической точки зрения.

– Все, что вызывало у нас сомнения, вопросы, – Кадыров отметал. Мы говорили о том, что девочка не согласна, к ней поехал Lifenews, и девочка из себя выдавила, что она согласна. Что мы в этой ситуации можем сделать? Она говорит, смущаясь и отворачиваясь – <в ответ> – ну, это чеченские традиции, молодые юные девушки в Чечне стесняются. Мы говорили о том, что этот брак по мусульманским традициям не может быть заключен, что это должен быть официальный брак. Пожалуйста, Кадыров организовал вчерашнее шоу в ЗАГСе, зарегистрировали этот брак. То есть на каждый наш вопрос Кадыров отвечает чем-то. Я считаю, что давно этим вопросом должна была заняться прокуратура с тем, чтобы проверить эти вопросы. Прокуратура этим не занимается. Должен был этим заняться уполномоченный по правам ребенка при президенте, он должен защищать детей. Он заявил сначала, что к нему не обращалась девочка и ее родственники, но он должен реагировать на заявления прессы. Он сказал о том, что, вообще, ранние браки – это неплохо, женщины сморщиваются в 27 лет, что на 50 выглядят. Он просто показал свою полную несостоятельность в качестве человека, который занимает этот высокий государственный пост. То, что могут правозащитники и журналисты, очень мало по сравнению с тем, что могут делать государственные органы или уполномоченные заниматься подобными вопросами. Мы не в состоянии этим заниматься, и Совет тоже не имеет таких возможностей, к сожалению.

– Совет имеет возможность апеллировать к Владимиру Путину.

– Как он имеет возможность апеллировать к Путину? Он будет обращение писать? Я не помню, чтобы такое было. Если будет какая-то встреча с президентом, то тогда можно задать ему этот вопрос, например. Когда это будет – неизвестно. Я думаю, что это будет осенью, как это обычно бывает, а может быть, вообще не будет. Это же совет, это не уполномоченный орган, это не законодательный, не исполнительный орган. Прокуратура должна реагировать, она не среагировала. Вообще, мне кажется, на все, что происходит в Чечне, прокуратура не реагирует. Если Кадырову удалось скрывать на территории Чечни обвиняемого по делу об убийстве Бориса Немцова, то что уж говорить о 17-летней девочке Хеде? 

president-sovet.ru

Вторая жена женатого: исповеди мусульманок | VDNEWS

Дискуссия вокруг свадьбы 17-летней чеченки Луизы Гойлабиевой перешла в иную плоскость: если еще неделю назад все обсуждали юный возраст невесты, то теперь — то, что она стала якобы второй женой начальника РОВД Нажуда Гучигова. О многоженстве спорят в курилках, соцсетях, думских кабинетах, на уровне глав регионов. Каково это — быть второй женой? Или быть первой, но не единственной? О нюансах жизни в полигамном браке «МК» поговорил с несколькими женщинами. И одним мужчиной.

После скандала руководитель администрации главы Чечни Магомед Даудов предложил легализовать такие браки. Правда, добавив потом, что это сугубо его частное мнение. «Это ведь распространено, а значит, неплохо бы это как-то урегулировать» В ответ в Госдуме родилось предложение рассмотреть введение наказания за многоженство. Подумайте о чувствах женщины, ее самоуважении — возмущались дамы-депутаты...

Мы расспросили женщин, которые сами оказались в ситуации с «многоженством».

Одна из них сама поехала за третьей женой для своего мужа. Другой супруг, узнав о ее бездетности, отдал жене на воспитание сына своей первой супруги. А третья так и не смогла войти в сформировавшуюся семью.

Адани Умаеву 57 лет. В прошлом году он в третий раз совершил никях — то есть по мусульманским канонам, в мечети, оформил брак со своей третьей супругой. На его страничке в соцсети можно найти фото с какого-то торжества: Адани обнимает двух женщин. Подписано: «Мои супруги: вторая и третья. Первая, к сожалению, приехать не смогла...» О том, что его дом — трижды полная чаша, Адани говорит открыто. Когда мы, договариваясь об интервью, предложили ему взять псевдоним, он прервал диалог на полуслове:

— Я не собираюсь скрывать ни своего имени, ни фамилии. Да, я официально заявляю: у меня, Адани Умаева, три жены! — И добавил: — Когда историю нашей Луизы начали обсуждать чуть ли не всей страной, все начали говорить, что многоженство у нас преступно. Так пусть кто-нибудь попробует отдать под суд меня, человека, который, несмотря на все трудности, построил три здоровые семьи, поднял семерых детей! Не бросил ни одну из них с ребенком на руках и копеечными алиментами, как делают в России множество мужиков, не нашел себе любовницу, как делают еще больше, а взял на себя ответственность за судьбу каждой из своих трех жен — перед ней, перед ее родными, перед Аллахом...

Адани не олигарх и не чиновник. Для второй семьи ему приходится снимать квартиру, а третья живет в доме, который ему во временное пользование отдали знакомые.

— Война отобрала у меня все. У меня было два дома — разбомблены. Из трех квартир осталась только одна: две других я подарил многодетным женщинам, оставшимся без мужей. Начал подниматься, можно сказать, с нуля. Но смог не только сохранить первую семью, но и создать две другие. И честно скажу: если бы мне помогли восстановить дома, я бы привел и четвертую жену!

Первый раз Адани женился после окончания института. Говорит: очень уже родители переживали, что сын в свои 28  холост.

— Приехал на каникулы в родное село, увидел девушку, понравилась она мне, сыграли свадьбу... — как и большинство кавказских мужчин, Адани говорит открыто и витиевато на любые темы. Но стоит только перейти к чувствам к женщине — и двух слов не вытянешь.

Первая супруга, Раиса, родила ему сына и трех дочерей. Вместе они пережили обе войны. Собственно, во время войны в их жизнь и вошла вторая супруга Адани — Эльза.

— Нет, пылкой страсти не было. Была теплота. Меня сразила ее отзывчивость, болезненное отношение к трагедии нашего народа. Я понял: она мне уготована свыше. Позвал муллу, совершили никях. Свадьба? Какая свадьба под бомбежками!

На вопрос о том, как первая супруга пережила то, что она теперь не единственная, Адани отвечает неохотно.

— Она человек с сильным характером. Думаю, ей было нелегко. У меня по сей день по этому поводу с ней есть разногласия. Что бы сделал, если бы она не дала согласия? Разводиться бы не стал. Но она бы потеряла мое уважение. А уважение между мужем и женой у нас — камертон в отношениях.

Третья супруга была любовью Адани ещё с юности.

— Я был учителем в школе, она - выпускницей. Еще тогда у меня было огромное желание на ней жениться, было даже назначено время, когда я ее украду. Но до стариков дошли какие-то сплетни — и нас разлучили. Ее выдали за другого мужчину, она уехала. Но там жизнь не сложилась, и она вернулась обратно в Чечню. Семь лет я знал, что она живет здесь, и не решался к ней приехать, боялся оскорбить ее. Пока от знакомых не услышал, что и она тоже помнит обо мне. Тогда и решил свататься. Я понимал: это ответственный шаг, ведь я уже имею две семьи. Но понимал я и другое: чувству, которое пронеслось сквозь столько лет, нельзя дать угаснуть.

 

Фото: из личного архива

 

 

«Вторая жена поехала и привезла мне третью...»

— Как вы объяснили супругам, что хотите сочетаться браком в третий раз?

— Прямо и честно. Я вообще стараюсь во всех обстоятельствах быть честным. Сказал, что есть женщина, к которой я испытываю чувства с юности. И знаете, меня поразила реакция второй супруги. Она, конечно, прослезилась. А потом спросила: «Тебе было бы легче, если бы ты взял ее в жены? Да? Тогда дай мне ее номер телефона». До сих пор дословно помню каждое ее слово из того разговора: «Луиза, моя дорогая, он тебя очень сильно любит. Я тебя прошу: выходи за него замуж...» Повесив трубку, она сказала уже мне: «Никого за ней не посылай, я сама поеду». И на следующий день мой старший сын от первой жены, моя вторая супруга и представители старейшин поехали за моей третьей невестой.

Женщине не из мусульманского мира в эту историю поверить трудно. И тем более понять. Когда я прошу Адани объяснить, что двигало его женой, ведь ехать ее никто не принуждал, он отвечает:

— Что творилось у нее в душе, я не знаю. Женщине выносить свои чувства наружу у нас неприемлемо. Но могу сказать, что родственники-мужчины по линии моей третьей жены, когда у них на пороге появилась Эльза, сказали: «Будь с ней уважителен, она достойная вайнашка. Это пример, который можно транслировать на всю Чечню...» А по поводу того, что у нас женщине не принято показывать свои чувства, приведу пример моей матери. В тот день в ее жизни произошла трагедия: умер полугодовалый сын, наследник. Но в этот же день к родителям должны были приехать долгожданные уважаемые гости. И моя мама спрятала тело покойного сына, накрыла на стол, встретила гостей. И только когда пришел ее черед исполнять песни, заплакала навзрыд. На следующий день мальчика похоронили всем миром...

— Адани, существует мнение, что у каждой жены в полигамной семье должны быть одинаковые дома, машины, платья вы им должны дарить одинаковые...

— Для меня это сложно соблюсти: одна семья живет в доме, другая — на съемной квартире, первая занимает мою единственную, не разрушенную жилплощадь. Что касается платьев — я им даю деньги, и они сами решают, что на них купить. Свои доходы я распределяю на каждого члена семьи. Сложновато, конечно, ведь постоянного места работы у меня сейчас нет. Но они не нуждаются — уж поверьте.

— А ваше внимание как распределяется? Опять же есть мнение, что муж должен едва ли не до минуты уделять равное время каждой из своих жен?

— Не совсем уж до минут, но я стараюсь. Конечно, вообще без проблем не бывает. Если вам кто-то скажет такое, считайте, что он врет.

— Ваши супруги общаются между собой?

— Могу скинуть видеоролик, как они вместе готовят обед. Вы все поймете.

— Но ведь не может такая семья существовать без ссор — я в это не поверю.

— Если у них возникнет конфликт и они не смогут его унять, я разведусь со всеми тремя — даю слово.

— Насколько в Чечне многоженство распространено? Среди ваших знакомых много тех, у кого есть вторая и третья жены?

— После войны стало больше — а вообще у нас это на генном уровне. Постоянные войны выкашивали наше мужское население. А что касается многоженства, знаете, у нас даже так бывает, что первая жена специально ищет для мужа вторую. Жила у нас такая семья по соседству — с первой женой у него одни девочки рождались. И тогда его жена настояла, чтобы он взял вторую. Родился сын. Ту женщину часто спрашивают: зачем она так поступила? «Но мы же умрем, останутся одни мои девочки, а брата нет. Кто их будет защищать, замуж выдавать?»

— А если бы ваша жена пришла и сказала: я хочу привести еще одного мужа?

Адани отвечает притчей:

— Возьмем пустое ведро и попросим множество мужчин принести в него воды. А потом скажем им отпить только то, что они налили. Думаете, у кого-то получится? Не понимаете? Тогда объясню по-простому: в браке, где несколько мужей, будет непонятно, от кого дети.

— У вас в паспорте один штамп?

— У меня вообще ни одного нет. Когда поменял паспорт, не стал ставить. Зачем он нужен, если нас объединил мулла?

— Но получается, если с мужем что-нибудь случается, у вторых и третьих жен нет никаких прав на наследство.

— Когда мужчина создает новую семью, он никогда не отберет ни иголки у первой. Это уже ее и детей. Мы берем на себя ответственность за всех жен и детей: мы их содержим, любим, воспитываем. И это не пустые слова. Чтобы вы поняли, что такое ответственность чеченского мужчины перед его ребенком, расскажу, что я 23 года искал своего сына, от еще одной женщины. Жениться я на ней не мог: причина, поверьте, была. Так я даже на Сахалин ездил, чтобы его отыскать. А во время войны в кармане и носках у меня обязательно лежала записка: «Я, Адани Умаев, ищу сына». Далее его имя, возраст, приметы. И я его нашел. Он принял ислам, готовится переехать в Чечню.

«Мужа мы между собой не обсуждаем...»

Эльза, вторая жена Адани, оказалась женщиной с очень тихим голосом и очень прямолинейным характером. Когда в очередной раз, спрашивая ее о ревности, я попыталась подобрать более мягкие слова, она сказала: «Анастасия, не нужно ханжества. Задавайте вопросы в лоб — и я так же прямо на них отвечу».

Она никогда не думала, что станет второй женой. Более того, в юности считала это для себя неприемлемым. Поэтому на предложение Адани согласилась не сразу.

«Но он мне сильно нравился — он благороден, порядочен, красив, честен».

 

Фото: из личного архива

 

 

— У вас была возможность стать первой супругой другого мужчины?

— Конечно, я могла выйти замуж за неженатого человека, ко мне многие сватались. Но сердцу не объяснишь, что хорошо бы влюбиться в того, у кого нет жены.

— Как вас встретила первая супруга?

— С честью. Первое время, не буду скрывать, отношения наши были натянутыми. Она сдерживала себя, я — себя. Но друг к другу мы относились с уважением, потому что мы обе уважаем нашего мужа. Мы жили в разных домах, встречались крайне редко. Сейчас все хорошо: мы созваниваемся, вместе ходим на общие мероприятия. Мы — одна семья.

— Вы между собой можете поделиться какими-либо секретами о муже?

— Мужа мы не обсуждаем, это считается неприличным. Нет, конечно, я могу спросить, любит ли он, например, соленую пищу. Она ведь хорошо изучила его пристрастия. А если вы интересуетесь, обсуждаем ли мы моменты интимной жизни, то категорически нет. У нас общие темы — это дети, готовка, планы на общие праздники.

— Насколько сложно было принять его третий брак? Почему согласились? Ведь любая женщина в Центральной России сказала бы «ни за что»...

— Он здоровый, любвеобильный, он может обеспечить еще одну семью, более того, он ее любит. У нас неприемлемо, чтобы муж таил обиду. И вообще, в нашем обществе каждая женщина должна морально быть готова к тому, что единственной она не будет. Но признаюсь честно: мне первое время было досадно. Я человек самолюбивый, самодостаточный. Но он моих чувств не увидел, все это осталось внутри. Есть порядок, нарушать закон своей религии я не собираюсь. Для меня важно угодить Господу и угодить мужу.

— Но зачем вы сами поехали к ней свататься?

— Я понимала, что он обрадуется этому. Он с большим уважением и пониманием относится ко мне, он меня радует, так почему я не могу доставить ему радость? Она хорошая женщина, покладистая, старше меня. Я хорошо ее приняла. Честно скажу: если бы нам дали возможность восстановить те дома, которые мы потеряли во время войны, может, я бы ему и еще раз разрешила жениться.

— Но в семью приходит новая женщина — соперница...

— Она мне не соперница. И я первой не соперница. Он распределил по неделям свое время. Если кто-то болеет в другой семье, он может приехать к ним и не в свое время. Но в остальных случаях на мое время никто претендовать не может.

— В незнакомой компании вы говорите, что вы вторая супруга, или стараетесь это не афишировать?

— Почему я должна это скрывать? Мы ничего не нарушаем, мы соединены законом Аллаха.

— Какой совет вы могли бы дать Луизе, которая только входит, как говорят, в полигамную семью? Может, надо изначально постараться построить отношения с первой супругой?

— Этим управляет муж. Уважая его, жена не станет пререкаться, устраивать ссоры, чинить какие-то неприятности в отношении другой. Иначе получается, что я не уважаю себя.

 

фото: ru.wikipedia.org

 

 

«Могут плакать в подушку, но не покажут мужчине, что им больно...»

— Неужели вы думаете, что каждая девушка у нас мечтает о том, чтобы стать второй или третьей женой? — вопросом на мой вопрос отвечает известная чеченская журналистка Залина Лакаева. — Нет, конечно, все хотят быть первой и единственной. Но жизнь так складывается не всегда. Иногда ты понимаешь, что тебе уже 30, а нет ни мужа, ни ребенка. У нас ведь в республике из-за войны, по статистике, на каждые десять девчонок и пяти ребят не наберется. В Чечне вторые браки — это не редкость.

— Как я понимаю, официальной статистики нет. А если судить по вашему окружению, каков процент полигамных семей в Чечне?

— Не могу сказать, что это массовое явление. Но среди моей родни есть несколько таких семей. Сейчас я не вижу в этом какого-то преступления. Насильно тебя во вторые никто не заберет — хотя бы из самолюбия, уважения к себе.

Залина признается: хотя она и воспринимает это явление как норму, сама бы она ни за что не согласилась стать второй женой.

— Не потому, что я считаю себя лучше, просто не хочу причинить боль первой. Ведь, что греха таить, пережить это женщине сложно. Но она никогда не покажет мужу, что у нее на душе. Это считается неуважением, оскорблением мужчины. В этом вся сила чеченской женщины. Она может плакать в подушку по ночам, но никогда не покажет ни мужу, ни той, другой, что ей больно.

А потом, давайте не будем лукавить: входить в другую семью тоже не сахар. Родня, например, по большей части стоит на стороне первой жены. Но если мужчина привел в дом другую, приходится мириться, ведь эта женщина становится полноправным членом семьи. Хотя есть женщины, которые даже рады второму браку своего мужа. Например, неподалеку от нас жила семья, у жены не могло быть детей. И она попросила привести в дом вторую супругу. И двух старших новорожденных девочек отдали на воспитание первой. Узнали об этом они, уже когда выросли. Но продолжали считать матерью ту, которая их вырастила. Все они жили в одном дворе. А женщины даже спорили: «Мои лучше убираются». — «Нет, мои».

— Вам предлагали стать второй женой?

— Много раз. Однажды это делала супруга моего жениха. Мы были влюблены друг в друга еще в школе, но мои родители были против раннего брака, не разрешили мне за него выйти. Он женился на другой. И вот спустя годы мы попали в одну больницу. Он признался: обо мне он не забывал никогда, — и попросил быть его второй женой. Я отказалась. Тогда ко мне пришла его супруга и начала меня уговаривать. Потом она даже спросила, может ли назвать в честь меня дочку.

— Как это можно объяснить?

— Я и сама не понимаю. Женщины — не мусульманки, которые тоже лежали в той больнице и наблюдали за этой ситуацией, говорили: «Она что — ненормальная? Мы бы тебя на ее месте подушкой придушили…»

— Каковы гарантии, что после смерти мужа вторая и третья не останутся ни с чем?

— Права что у первой, что у второй жены одинаковые. Это узаконено на уровне наших адатов, наших обычаев. Это внутренний уклад народа. У нас, например, нет домов престарелых, бросить старика — это позор на весь род. То же самое и с детьми. Сейчас у нас девушки не стесняются положения второй жены, а многие даже хвастаются этим, особенно когда жених из богатого и уважаемого рода.

— Кстати, о финансовой стороне вопроса. Насколько человек должен быть состоятельным, чтобы он мог взять вторую жену?

— Очень индивидуально. Главное, чтобы он мог позволить купить квартиру или второй дом. Когда в одном доме живут две семьи, это не приветствуется. А так — знаю я, например, таксиста, у которого две жены.

— О таких семьях не судачат соседи?

— Могут и посудачить. Но быстро остывают. Нужно понимать, что ментальности у всех разные, — и относиться с пониманием.

«Штамп в паспорте не влияет на порядочность мужчины...»

Еще одна наша героиня живет не на Кавказе — в Екатеринбурге. Она русская. 11 лет назад она приняла ислам и стала второй женой. Свою историю она согласилась рассказать только анонимно. Но в данном случае это скорее плюс — так можно рассчитывать хоть на толику откровенности. Ее история неоднозначна: Катя (назовем женщину так) бесплодна. Но ребенок у нее есть — это сын первой жены ее мужа.

«Это не первый мой брак. Впервые я вышла замуж после института, но довольно быстро развелась. Тот союз был бездетным и очень «больным». Наверное, поэтому, когда я встретила своего второго супруга, который отнесся ко мне с пониманием, а его в моей жизни никогда не было, я влюбилась. Романтики как таковой в наших отношениях не было. Но была огромная забота, я почувствовала себя защищенной, как за каменной стеной. Это были чистые отношения, он до свадьбы ко мне не прикасался. Мы постоянно говорили о религии. Да, забыла уточнить: конечно же, до знакомства с ним я была православной, но решила принять ислам. Через 3–4 месяца после того, как я «покрылась» (надела хиджаб), он сделал мне предложение. Я согласилась сразу.

Да, я знала, что в Дагестане, откуда он приехал, у него есть другая семья, двое детей. Да, официально, для органов РФ, я не замужем (мы провели никях), но мне все равно. Я не думаю, что штамп в паспорте как-то может повлиять на порядочность мужчины. Сколько историй о разведенных женщинах, оставшихся ни с чем, когда мужчина уходил из семьи. Мой же муж — человек глубоко верующий. Я знаю, что в исламе отставить женщину ни с чем — грех. Так что я абсолютно уверена, что не останусь на улице, даже если у нас не все будет гладко.

Мне 37 лет, с мужем мы ровесники. В общей сложности мы прожили вместе 11 лет. Через восемь лет после нашей свадьбы он перевез в Екатеринбург первую жену с детьми, организовал им отдельное жилье. Та семья изначально знала обо мне. Как она отнеслась к этому? Не знаю. Об этом я ее никогда не спрашивала. Как и о многом другом. Муж против общения между нами. Он с самого начала поставил нам условие-табу — запретил и мне, и первой жене рассказывать о нашей семейной жизни посторонним и тем более друг другу. Максимум, что мы можем, — это поздороваться, когда встречаемся. Но я стараюсь избегать даже таких встреч: мне некомфортно. Думаю, что и ей тоже. Конфликтов никогда не было, потому что контактов не было. Но уровень наших отношений с ней — это исключительно ответственность нашего мужа. Я думаю, что она, так же как и я, просто приняла данный факт. Я работаю на полставки, чисто символически, но уже решила уйти с работы — муж нас обеих материально обеспечивает сполна. Также он равномерно делил время, проведенное с каждой из нас, иногда через день приезжает, иногда проводит день тут — ночь там. У меня претензий нет. Скажу честно: когда он со мной, ее вообще не существует. Наверное, это правильно.

 

 

 

А теперь о главном: я не могу иметь детей, муж знал об этом изначально, еще до свадьбы. Когда старшая жена с детьми переехала, он принял решение, что старший ребенок будет жить со мной. Сейчас мальчику 11 лет. Он принял это нормально, называет меня «мамулечка». К матери он ходит, пока я на работе. Старшая жена не против этого. По крайней мере делает вид. Изначально мне это казалось странным, но со временем все привыкли.

Не могу сказать, что все идеально: разногласия были. Нет, я не ревновала. Я была очень обижена на него. 8 лет он скрывал, что первая жена периодически приезжала с детьми в наш город навестить его. Я не знала об этом. Это открылось, когда она уже переехала окончательно. Я понимаю, что это ничего не меняет, жена есть жена, она имеет такие же права, как и я, но меня это слегка подкосило. Мне всегда было важно доверие. Но мы эту проблему решили.

Вы спрашиваете, счастлива ли я? Да. Но, конечно, хотелось бы большего. Я очень люблю его, очень боюсь его потерять. Но я сама выбрала этот путь. Надо просто продолжать стараться быть идеальной для него. Ведь довольство мужа — довольство Всевышнего...»

«Женятся потому, что первая им надоела...»

Но есть и другое мнение о многоженстве.

Суть его сводится к следующему: вторые браки среди мусульман сейчас не редкость не только на Кавказе, но и в Центральной России. Много вторых семей живет в Москве. Мужик уезжает на заработки, здесь находит себе новую жену. Но очень часто такие браки — прямое нарушение норм ислама. Нет, они совершают никях. Но, согласно канонам, мужчина должен не только поровну распределять между всеми своими женами достаток, но и свое внимание, любовь. А как раз об этом большинство современных мужиков забывают. Женятся потому, что первая им надоела, хотят помоложе и покрасивее. Да, чаще всего они полностью обеспечивают свою первую материально. Но не духовно.

С Айгуль я познакомилась на одном из форумов для русских мусульманок. Она татарка из очень состоятельной и уважаемой семьи. Окончила МГУ, с 17 лет работала на телевидении. И она противница многоженства. По крайней мере в том проявлении, которое наблюдает среди своих знакомых и родных.

— Расскажу историю моего двоюродного брата. Первая его жена попала в жуткую аварию, причем по его же вине. Она заново училась ходить, говорить, у нее обезображено лицо. Нет, он ее не бросил. Но нашел себе вторую супругу: молодую, красивую. Он поселил их отдельно, полностью обеспечивает обеих, но прекратил уделять внимание первой как женщине. Он постоянно в новом доме с новой женой. И таких историй только в моем поле зрения несколько.

До замужества Айгуль не была обделена мужским вниманием и предложениями построить крепкую ячейку мусульманского общества. Несколько раз ей предлагали стать и второй женой. Причем одно из предложений было очень перспективным: он был богат, красив, ее ровесник. Но она поняла, что его намерения далеки от норм шариата.

— Он просто влюбился. Там, в Дагестане, быт, трое детей. А здесь юная светская девушка, которую можно водить по ресторанам, знакомить с друзьями. Знаете, ведь сейчас большинство мужчин-мусульман забывают или не знают, почему можно создавать второй и последующие браки. Пророк брал в жены женщин, чьи мужья погибли на войне во время джихада, а значит, остались без кормильца и опоры. Это были женитьбы с намерением заботы и защиты. Современные же мужчины создают второй брак, потому что им так удобно: я бываю в командировках в Москве, мне нужна женщина, почему бы не взять вторую жену здесь?

 

 

 

У Айгуль много подруг, которые являются вторыми женами. Когда я спрашиваю у нее, неужели они действительно лишены ревности, столь смиренны, что могут сами поехать за другой женой, она улыбается:

— Да, в исламе терпение — самая большая добродетель для женщины. Мы должны изображать радость, когда нам хочется плакать. Но мы все люди, все из одного теста. Ни одна женщина не примет другую с открытой душой, любая женщина ревнует. Да что говорить: нам не нравится, даже если наш муж общается с бывшей. Даже если это из-за ребенка.

Да и вообще, по мнению Айгуль, вторая жена — это не столько радость для мужчины, сколько кабала.

— В исламе мужчина — это кормилец, он должен пахать от заката до рассвета, обеспечивать жену, детей, родителей. Но он хочет и отдохнуть. И эти счастливые часы досуга ты должен разделить между двумя женщинами. У своего мужа (он мусульманин) я спросила: планируешь ли ты взять вторую жену? Он посмотрел на меня как на умалишенную: «Мне бы с одной разобраться». А если уже совсем уйти в плоскость плотских отношений, давайте не будем забывать, что все женщины-мусульманки — особы темпераментные. Попробуй физически потяни двух жен! Каждая из них требует близости, и ее не волнует, что до этого ты два дня провел с другой. А ведь, согласно нормам ислама, ты не можешь отказать супруге в интимной близости.

Спорить о многоженстве можно бесконечно. Но, наверное, точку в этом вопросе поставил еще герой Юрия Никулина из «Кавказской пленницы», спев: «Не очень плохо иметь три жены, но очень плохо с другой стороны!»

ИСТОЧНИК http://www.mk.ru/social/2015/05/21/vtoraya-zhena-zhenatogo-ispovedi-musulmanok.html

www.vdnews.org

Горькая свадьба

История свадьбы школьницы Луизы Гойлабиевой и полицейского Нажуда Гучигова - предмет обсуждения журналистов, юристов, политиков и пользователей социальных сетей. Семья Гойлабиевых начала уголовное преследование журналистки "Новой газеты" Елены Милашиной за то, что та посмела эту историю открыть для широкой общественности. Что дальше?

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Свадьба, которая потрясла весь мир совсем не в хорошую сторону, не та свадьба, которой радуются, случилась в Чечне между школьницей чеченской 17-летней и полицейским, которому по одним данным 57 лет, по другим 46. По одним данным он был женат до того, как женился еще раз, по другим данным у него девственно чистый паспорт. Может быть мы бы и не говорили об этой истории, если бы нам не показали видео с церемонии бракосочетания, от которого свидетели того, что происходило, пришли в некоторый шок и ужас. Было полное ощущение, что девушка не добровольно выходит замуж. Я представляю наших гостей: с нами Кирилл Мартынов, редактор отдела мнений и комментариев в «Новой газете». Кирилл сегодня фактически представляет и редакцию, и Елену Милашину, журналиста, которая первой написала об этой истории, потом несколько раз ездила, пыталась влиять, пыталась помогать этой девушке, но это все закончилось уголовным делом, которое против нее сейчас пытаются открыть в Чечне. Я, пользуясь случаем, приношу Елене самые глубокие соболезнования, у нее личная трагедия в семье — умер папа, и она не может быть с нами сегодня. С нами Михаил Муханов, специалист по семейному праву, и Александр Панков, тоже адвокат, оба они представляют Республиканскую коллегию адвокатов. Самый главный момент, который всех интересует в этой истории, каким образом Елена Милашина ворвалась в то, что готовится, как она об этом узнала? И действительно, были ли у нее основания вмешаться в эту историю?

Кирилл Мартынов: Вопрос закономерный, поскольку история очень интенсивно обсуждается, то многие забыли, с чего она начиналась. Она начиналась с первой публикации Елены Милашиной, а Елена об этом узнала из интернета. У нас нет суперсекретных сливов или заказов, что нам сейчас вменяют. В Чеченской республике есть интернет, есть свои особенно популярные социальные сети, в частности, руководитель Чеченской республики Кадыров обращается и к Бараку Обаме, и к чеченцам, и к другим людям через Инстаграм, после этого все чеченцы, кто хочет показаться ему на глаза, тоже оказываются в Инстаграме. Мы об этом еще поговорим, как Инстаграм сыграл в этой истории. А еще среди молодежи чеченской очень популярен месседжер «Вотсап». По сути это не социальная сеть - это система обмена мгновенными сообщениями, что-то вроде смс, но позволяющая на платформе интернета распространять сообщения бесплатно. В чеченском сегменте социальных сетей начали появляться такие панические сообщения из разных источников о том, что распространяется информация, что есть такой начальник районной полиции по фамилии Гучигов, который пытается не вполне добровольно взять себе в жены тогда 16-летнюю, потом ей 17 лет исполнилось, школьницу Луизу или Хеду Гойлабиеву. Собственно говоря, для того, чтобы проверить эту информацию, поскольку она достаточно массивно шла и сейчас есть версия, что ее родственницы и подруги распространяли Луизы или Хеды, Елена поехала, пыталась со всеми поговорить. На самом деле изначально, если бы она поехала и выяснила, что там все нормально, что есть, допустим, какой-то конфликт, этот полицейский кому-то не нравится, про него пишут всякие гадости, она бы приехала, разобралась, никакой бы истории не было бы. Но, во-первых, выяснилось, что история есть, что в ней есть странные темные моменты, в частности, история с возможной первой женой, в частности, история о том, что блокпосты расставлялись вокруг селения, в котором семья Луизы живет, чтобы пресекались ее какие-то возможные действия и пресекать возможную ей помощь. Конечно, для меня лично самым важным фактором во всей этой истории стала именно агрессия со стороны чеченских официальных лиц в адрес Елены. Представьте себе: у вас честный человек, не женатый, достойный член нашего общества, полюбил юную девушку, которая ответила ему взаимностью. Если вдруг возник в обществе какой-то интерес, вы можете сесть, поговорить, может быть после свадьбы, они бы были законными супругами, пожалуйста, под телекамеру вы говорите: у нас все хорошо, все замечательно. Даже, я думаю, никаких сюжетов не было бы, потому что вопрос был бы закрыт. Но в ответ мы получаем, во-первых, угрозы, во-вторых, мы получаем угрозы физической расправы в отношении журналиста, мы получаем попытки ее туда не пустить, мы получаем до смерти напуганных родственниц, сестер в первую очередь, которые там тоже важную роль сыграли, и мы получаем обещания возбуждать против нас уголовные дела и какие-то совершенно фантасмагорические конструкции о том, что все это вмешательство в частную жизнь граждан. Если вспомнить картину «Неравный брак» классическую — это тоже вмешательство в частную жизнь граждан, нельзя об этом говорить. Кто-то хочет с разницей в 30 лет или больше взять себе в жены вчерашнюю школьницу, зачем об этом говорить — это вмешательство в личную жизнь граждан. И 13-минутный сюжет был на чеченском телевидении, в котором нас называли врагами чеченского народа, врагами России. Это вот так мы съездили на свадьбу.

Елена Рыковцева: Попробуем восстановить детали, которые нас насторожили. Первое, что настораживает: ни с кем ни разу эта девушка толком не разговаривала. Мы во всех сюжетах с ее участием видим только корреспондента «Лайфньюс», которая как на допросе дает ей микрофон: «Вы добровольно выходите замуж?». «Да», - повесив голову, говорит Луиза. «Вы счастливы?». «Да». Она ничего не говорит, ни одного, ни единого живого слова мы от этой девушки дополнительного не слышим. Второе: сама церемония бракосочетания. Сколько ему лет, установлено?

Кирилл Мартынов: По нашей версии 57, они говорят, что 46.

Елена Рыковцева: А на самом деле это возможно установить?

Кирилл Мартынов: Это нужно сделать официальный запрос властям Чеченской республики. А кто там официальная власть? Он сам и есть официальная власть.

Елена Рыковцева: Паспорт чистенький, новенький — это тоже странно для человека уже взрослого. Ему новый дали?

Кирилл Мартынов: Я думаю, что да. Тогда давайте и про журналистку Белову вспомним.

Елена Рыковцева: Тогда я предлагаю посмотреть версию чеченской стороны. Мы посмотрим сюжет, в котором участвует журналистка Белова, как она объясняет свое участие в церемонии.

(Видеосюжет ТВ Грозный смотрите в видеоверсии)

Елена Рыковцева: Михаил, как вы считаете, тот факт, что принимала бракосочетание не сотрудница загса, не профессиональный человек, журналистка, тут что-то есть настораживающее?

Михаил Муханов: Я считаю, что ничего в этом страшного нет, она пояснила, что она является соведущей, ее пригласили для этого мероприятия, для того, чтобы придать более праздничный вид, более ритуальные моменты. Любой человек имеет право присутствовать при записи актов гражданского состояния. Тут нет никакого нарушения закона. Она сказала, что она соведущая, соответственно, регистратор загса оформил надлежащим образом актовую запись, зарегистрировал ее, внес в книгу учета актов гражданского состояния запись, а она выступала как соведущая. И гости могли сказать свое напутствие, речь, пожелания. Человек, ответственный в этом деле, назначается органами местной администрации, было у них трудовое соглашение, или она просто была соведущая, юридического значения это не имеет.

Елена Рыковцева: А самый главный вопрос, то, что его задает журналист «вы согласны?», это тоже не имеет никакого значения, что получил ответ не сотрудник?

Михаил Муханов: Самое главное, что это услышал сотрудник загса, который регистрирует актовую запись. Если бы она услышала, что она была против или воздержалась от ответа, тогда это было бы незаконно. Волеизъявление было услышано всеми, я не слышал ничего другого, что бы препятствовало регистрации акта гражданского состояния.

Кирилл Мартынов: То есть получается, что брак может заключить фактически любой человек, специально приглашенный в загс, главное, чтобы сотрудники загса это слышали и правильно оформили.

Михаил Муханов: Она сказала, что она соведущая. Есть церемонии торжественные, где приглашаются оркестры, где приглашаются гости. Самое главное - внесение актовой записи в книгу, что подтверждает их волеизъявление.

Елена Рыковцева: То есть если вас раздражает эта тетка в загсе со своими отвратительными словами, вы ее просто убираете, пусть она занимается своим журнальчиком, и вы ставите Филиппа Киркорова, который вас устраивает больше?

Михаил Муханов: Если мы можем пригласить какого-то человека, который это озвучит.

Кирилл Мартынов: Скорее всего, загс не согласится.

Михаил Муханов: Это уже юрисдикция загса. Самое главное, чтобы было зарегистрировано все правильно.

Елена Рыковцева: С этой точки зрения все чисто. Теперь давайте попробуем разобраться с этими паспортами, с этим многоженством. Как вам показалось, этот паспорт, который был предъявлен, в начале в интервью его начальник заявил официально, что он женат. Но поскольку мы не увидели штампа, мы ни о каком многоженстве не можем говорить?

Александр Панков: Мое мнение как юриста, как адвоката, мы не можем рассуждать, только исходя из информации, которая может быть нам каким-то образом не доведена средствами массовой информации в том числе.

Елена Рыковцева: Я сейчас вам задам вопрос юридический, который касается возраста. В Семейном кодексе говорится о том, что республики вправе устанавливать минимальную черту для заключения брака в исключительных случаях. Исходя из того, что вы увидели - это исключительный случай Луизы?

Александр Панков: К сожалению, мы не обладаем с вами правомочиями суда, мы можем только рассуждать.

Елена Рыковцева: Пока на основании той информации, которая у нас есть. Брак заключается стандартный в Российской Федерации с какого возраста?

Александр Панков: Стандартный брак с 18 лет. А с 16 лет, как вы говорите, в исключительных условиях.

Елена Рыковцева: В чем исключительность этого случая?

Александр Панков: Я не вижу здесь никакого исключения в чем-либо. Я, к сожалению, не знаю законов Чеченской республики, может быть местные нормы существуют, но из средств массовой информации я знаю, что Луизе Гойлабиевой 17 лет. Если человек достиг половой зрелости, а на внешний взгляд не вызывает никаких сомнений, что она не достигла, но если не достигла — это должна определять судебно-медицинская экспертиза.

Кирилл Мартынов: Речь идет о заключении брака до 18 лет в случае беременности, когда родители согласны, есть жених, они подают заявление в загс.

Михаил Муханов: Согласие родителей не требуется для регистрации брака.

Александр Панков: Я неслучайно сказал, что отношения, которые существуют в обществе, они порой заставляют закон идти за ними, то есть нормы закона должны подстраиваться, а не те отношения, которые сложились. Я не вижу здесь ничего крамольного. Я вижу здесь, что закон у нас не успевает за этими отношениями, значит надо регулировать закон, чтобы не было противоречий.

Кирилл Мартынов: То есть вы хотите сказать, что чеченское общество развивается так быстро, и законы Российской Федерации не успевают за развитием чеченского общества? То есть мы должны подстроиться под чеченское общество?

Александр Панков: Не подстроиться, а совершенствоваться. Не могут законы 1918 года регулировать отношения.

Елена Рыковцева: То есть нарушать закон можно, потому что это общество слишком совершенно для этих законов, которые к нему применяются?

Александр Панков: Здесь вопрос в том, что ее выдали замуж в 17 лет без исключительных обстоятельств, а я вижу исключительные обстоятельства - сам шум вокруг этого.

Елена Рыковцева: То есть исключительные обстоятельства состоят в том, что возник шум и их понадобилось срочно поженить?

Александр Панков: По первой жене Нажуда Гучигова нет нигде информации. Если этот брак состоялся при том, что он находится в брачных отношениях с другой женщиной, он недействительный.

Кирилл Мартынов: Для того, чтобы добыть информацию, был ли он женат, мы должны поехать в Чеченскую республику и поднять архивы. Проблема в том, что вас не пустят в архив. Подчиняется ли вообще Чечня российским законам? Если продолжить вашу логику, может быть и двоеженство разрешить? Вы сказали, что есть такая общественная традиция, общество быстро развивается. Журналист Максим Шевченко так и говорил: вы же все либералы, на Западе вообще гей-браки, здесь непонятно, кто с кем живет, что вы лезете в частную жизнь человека. Может быть, разрешим Семейным кодексом двоеженство для всех?

Александр Панков: Во-первых, чтобы разрешить, нужен референдум. Если большинству народа понравится эта идея, он за нее проголосует, именно так и будет.

Елена Рыковцева: Значит, если нет штампа в паспорте, это необязательно многоженство — это точно так же, как гражданский брак в Российской Федерации. У него может быть гражданская жена одна, вторая и третья.

Михаил Муханов: Гражданских жен может быть десять.

Елена Рыковцева: Точно так же если мулла в Чечне зарегистрировал без всяких штампов в паспорте. То есть многоженством считается два штампа в паспорте, остальное не многоженство.

Михаил Муханов: С точки зрения законодательства вы правильно сказали.

Кирилл Мартынов: Мне больше про частную жизнь граждан понравилось. Если вы получаете сотни сообщений о том, что 17-летнюю школьницу хотят фактически силой вывезти из села и женить на себе, может быть сделать горской женой по местным обычаям второй, то реагировать на это не надо — это частная жизнь граждан.

Михаил Муханов: Реагировать можно, но у этой молодой есть родственники, есть родители, есть сестры, есть братья.

Кирилл Мартынов: Продолжая аналогию, если лежит человек на улице, вы говорите своему ребенку: знаешь, у него есть родственники, они приедут и разберутся.

Михаил Муханов: Это зависит от подачи материала. Ребенок в силу возраста может не разбираться. Для ребенка я авторитет априори, он верит мне на слово. В более зрелом возрасте, когда он получит образование, воспитание, он сможет анализировать мои слова, по-своему воспринимать эту информацию, отличить зерна от плевел. Насильно мил не будешь. Если ее насильно выдают, у нее есть родственники, она всегда может в присутствии расторгнуть.

Елена Рыковцева: А вы никаких нюансов именно по части Чечни не допускаете, что там она может быть не согласна, а они говорят, что да?

Михаил Муханов: Есть обычаи, традиции местные, которые нужно уважать.

Елена Рыковцева: Что в этой истории заслуживает уважения, с чем мы должны считаться?

Михаил Муханов: Местные традиции, местный менталитет. Когда Чеченская республика вошла в Российскую Федерацию.

Елена Рыковцева: В чем в этой ситуации мы должны уважать, сформулируйте ту местную традицию, которая случилась в этой истории, которую мы должны уважать и считаться?

Александр Панков: Сама личность этой девушки, я уверен, что она не хотела рекламы своего имени, фамилии. Жила девушка в деревне, у нее свой менталитет, свое понятие о нормах, свои обычаи, свой язык. Инициатором по сути кто явился?

Елена Рыковцева: Ее подруги. Опрашивали журналисты «Лайфньюс» одну даму, которая живет рядом в селе, говорят: вы были на нее обижены, вы поэтому информацию о том, что она не добровольно выходит замуж, запустили в социальные сети? Она говорит: да, действительно, я хотела, чтобы она обратила внимание на другого парня. Но это не я запускала информацию в социальные сети, а моя подруга. То есть они признают, они не отрицают этого, что была запущена из этого села информация о том, что она не добровольно выходит замуж — это факт, который запечатлен журналистами «Лайфньюс». А сама девушка не говорит вообще, она говорит три слова: да, да и еще раз да. Больше мы от нее ничего не слышали. Давайте послушаем Анастасию Кириленко. Анастасия независимый журналист, она обратила внимание на один любопытный момент в этой церемонии, она скорее политический, не юридический.

Анастасия Кириленко: Я обращала внимание на два момента. Первый — Луиза Гойлабиева появилась под руку с Магомедом Даудовым. Это глава администрации Кадырова. Кстати говоря, в чеченском репортаже тоже об этом говорится. Почему, что он делает на этой церемонии, является ли он родственником Луизы или может быть Нажуда Гучигова? Естественно, нет. В Чечне этот господин известен как «Лорд», его просто очень боятся. Например, есть такое дело Руслана Кутаева известное, его посадили якобы за хранение наркотиков, но на самом деле он политолог довольно известный. Он провел круглый стол о депортации чеченцев, в настоящее время эта тема закрыта, сразу же его позвали на беседу к этому Магомеду Даудову, он отказался придти, в дальнейшем, судя по всему, был подброс наркотиков и этого человека просто пытали. Руслан Кутаев написал заявление в Комитет против пыток, что это делал Даудов, что его похитили люди, приближенные к Даудову, потом в избиении принимал участие лично он. Мы публиковали на Радио Свобода фотографии, видео Руслана Кутаева избитого. Еще, чтобы поняли, что это за человек, который присутствовал на так называемой добровольной свадьбе, Игорь Каляпин, глава Комитета против пыток, сказал про процесс над Русланом Кутаевым, что Магомед Даудов явился туда и напугал просто до заикания судью и других участников процесса, судья даже перестал соблюдать приличия. Когда я была в Чечне, тоже этим человеком пугали.

Елена Рыковцева: Вы хотите сказать, что этот человек мог быть тем, кто запугал семью?

Анастасия Кириленко: Да, скорее всего. Кадыров же не отрицает, что он не сам съездил, узнал мнение семьи, а кто-то от него туда съездил и во всем убедился. Я хочу сказать, на что способен этот человек. Комитет против пыток, который хоть как-то придавал огласке эту деятельность, его офис был сожжен не так давно. Второй момент: есть другое видео телеканала «Дождь», я даже знаю, кто его снимал на месте, подозреваю, что это было трудно сделать, там видно, что Луиза толком не может сказать «да». Ее просят снова: пожалуйста, громко и четко, согласны ли вы. Она просто какой-то звук из себя промолвила. Можно ли это считать согласием?

Михаил Муханов: Может быть она русский язык плохо знает?

Елена Рыковцева: Она с корреспонденткой четко говорила «да».

Анастасия Кириленко: Есть свидетель, была там одна иностранная журналистка Вероника Дорман, она писала, что стояла очень близко от Луизы, и что та действительно не могла толком из себя никакого звука выдавить. В этих условиях как можно говорить, что это добровольная свадьба. Есть юристы, которые совершенно по-другому считают. Есть Кирилл Коротеев, специалист по правам человека, он написал, что есть признаки статьи 131 УК РФ — изнасилование. Общественность поначалу возмущалась, что ее берут второй женой. Появились, кстати говоря, фотографии семейные первой жены, второй и самого Гучигова. Вообще говоря, дверь ей открывал сын Гучигова. Первое время общественность боролась за то, чтобы это был официальный брак, а не шариатский. Даже Елена Милашина говорила в каких-то интервью, что она боится, что это будет неофициальный брак. Но, по-моему, не это самое страшное, а то, что есть сомнения, что это добровольный брак.

Елена Рыковцева: Михаил, по поводу добровольности и недобровольности, лежит ли это в юридической плоскости та история, что никто ни разу внятно не услышал от девушки «да»? Рамзан Кадыров послал своего доверенного человека, сказал, что у меня нет оснований ему доверять. И что сказал тот Рамзан Кадыров по итогам его командировки в это село? Он сказал: опросил маму, мама говорит, что она согласна, опросил деда, он говорит, что она согласна. Но в его отчете нет слов «опросил девушку».

Михаил Муханов: Я думаю, это все голословное. Это позиция людей, которые хотят видеть так, как они хотят видеть. Луиза на церемонии ясно сказала по-русски «да», три раза сказала «да» (прим. редакции: ничего подобного на церемонии зафиксировано не было). Не было сказано другого, не было каких-то жестов, могла бы в обморок упасть.

Александр Панков: Я смотрел интернет, просматривал новости, заинтересовал момент. Я посмотрел, где дает Луиза, мама рядом сидит, она отвечает на вопросы журналиста. Она отвечала, за какие качества вы цените Нажуда Гучигова, она говорит: надежный, мужественный. Она четко отвечала на вопросы.

Елена Рыковцева: Это видео комментировалось правозащитниками. Она говорила с опущенной головой и по подсказке родственников. Настя, вы видели это видео?

Анастасия Кириленко: Да, конечно. Интервью «Лайфньюс», я бы не сказала, что оно такое было добровольное. Я настаиваю, что приехал человек от Кадырова, он мог ее просто запугать. Чтобы вы представляли, что такое Чечня, там даже министры живут с двумя женами официально, никого это не волнует. У меня такое впечатление, что это как раз чиновники, которые вольно трактуют местные традиции, так себя ведут, и это безнаказанность.

Александр Панков: Я по роду своей деятельности часто бываю в процессах уголовных, родственники, жены гражданские, мусульманские, не только чеченские, таджикские, киргизские, многие пишут «у нас шариатский брак». Судьи многие воспринимают и дают разрешение на свидание. Хотя формально по российским законам нет у нее штампа в паспорте. Но они проживают, у них двое детей, дети записаны на отца.

Кирилл Мартынов: Простите, таджики и киргизы - граждане Российской Федерации?

Александр Панков: Мы исходим из того, какие отношения сложились, когда было еще 15 республик.

Елена Рыковцева: Почему?

Александр Панков: Потому что я еще себя ощущаю гражданином Советского Союза.

Кирилл Мартынов (смеется): Тогда о чем дальше говорить.

Елена Рыковцева: Скажите, пожалуйста, зачем Рамзану Кадырову так понадобилось гнать картину? Эта свадьба была отложена на июнь, когда началась эта шумиха, и вдруг эта срочность. Создалось впечатление, что даже жениху это было не очень нужно, он же тоже не подошел к ней в загсе. Я смотрела другие видео чеченских свадеб, такого нигде нет, они как-то с женихом вместе. Она может быть с опущенной головой, всегда скромно ведет себя на свадьбе, но они вместе. Создалось впечатление, что это нужно Рамзану Кадырову. Для чего? В мае. Она даже школу не закончила.

Кирилл Мартынов: Ей 17, школу она закончила, у нее есть фотография в выпускном наряде.

Елена Рыковцева: Про нее пишут: школьница.

Кирилл Мартынов: У них там может быть как-то по-другому. Может, десятилетка. Про Кадырова гадать, пытаться себя поставить на место Кадырова, ответить, зачем ему это нужно было делать — это очень неблагодарное занятие. Очевидно, что сейчас Кадыров особый персонаж внутри не Чеченской республики, а внутри всей Российской Федерации, даже более того, внутри всех тех международных кризисов, в которые Российская Федерация в последние полтора года вовлечена. Потому что Кадыров и на Донбассе присутствует как человек, который дает какие-то указания, через Инстаграм он обращается к Обаме. Свадьба совпала с еще одним событием, которое параллельно развивается, может быть они никак не связаны, может быть это события в том же ряду — это смена следователя по делу Немцова. Потому что, напомню, задержанные по подозрению в убийстве Бориса Немцова — это были люди как минимум недавние сотрудники структур МВД Чечни. След к некоторым приближенным к Кадырову был совершено очевиден. Даже стоял вопрос, радио «Москва» обсуждало вопрос, готов ли Кадыров дать показания по этому делу. Соответственно, видна эта конфронтация. Был чудовищный инцидент, когда Кадыров сказал, что нужно стрелять на поражение, если к нам, на нашу землю приехал московский или ставропольский полицейский, какими-то своими делами пытается заниматься без нашего ведома. Есть конфронтация, есть тезис Кадырова о том, что он несет личную ответственность перед президентом России, на этом можно поставить точку, никаких других институтов, которые бы его ограничивали в его деятельности и сдерживали, нет. В этом контексте я не знаю, что Кадыров хотел сказать, я считаю, что это решение было его личное или кого-то из его советников о том, что нужно сделать из этой свадьбы историю. Потому что ни наши камеры, ни Радио Свобода, ни «Дождя», ни «Новой газеты» на эту не пустили, только «Лайфньюс» и Грозненское ТВ, картинку делали именно они. Они могли бы отложить это на полгода, все бы счастливо забыли об этой истории, и никакого вмешательства в личную жизнь граждан не было бы. Это они сделали выбор поставить ее под телекамеры в этом виде. Я думаю, что здесь некий политический жест. Кадыров и его люди повышают ставки все время, они говорят: а нам можно еще вот это, нам можно показать, как мы соблюдаем законы Российской Федерации в нашей республике.

Елена Рыковцева: Меня потрясло во всей этой истории, ведь действительно, чего проще было смонтировать это бракосочетание, церемонию, чтобы у нас не было никаких вопросов, как это сделало Грозный ТВ. «Лайфньюс» дали полностью эти ужасные моменты, как она качается, как у нее опускается лицо, как ей кто-то вздергивает подбородок, как она отворачивается от этого регистратора, не хочет ее слышать и видеть. Это просто удручающая картина, которую нам вдруг ни с того, ни с сего продемонстрировали безбоязненно.

Анастасия Кириленко: На самом деле я хотела задать вопрос может быть риторический нашим уважаемым юристам: как произошло знакомство Луизы? Если брак был добровольным, они должны были где-то встретиться. Была такая версия экзотическая, что он охранником у нее в школе работал. На самом деле знакомство произошло по фотографии. Я получила информацию от чеченцев, просто этот человек увидел фотографию в соцсетях красивой девочки и захотел на ней жениться. Если это не возмущает вас, несмотря на возраст...

Елена Рыковцева: Это нужно тоже проверять, никто не знает, что было между ними.

Михаил Муханов: Ни она ни ее родственники не заявили о том, что это было недобровольно.

Кирилл Мартынов: Нам остается только поднять руки, сказать: ребята, вы живете, как хотите. Хотите двоеженство — пожалуйста, хотите школьниц — пожалуйста, хотите недобровольный брак, который юридически добровольный - все замечательно.

Елена Рыковцева: Да. Видите, юристы здесь хором говорят, что все в порядке. Хотя нормально, по-человечески мы не убедились в том, что она любит, что она хочет этого брака.

Александр Панков: У нас этическая сторона прежде всего. Есть браки, извините, по расчету. Этическая сторона может не совпадать с юридической стороной.

Елена Рыковцева: Суждение, которое я прошу вас прокомментировать: «Сбываются прогнозы: Россия в составе Чечни, начинаем жить по законам шариата». Подтвердите или опровергните.

Михаил Муханов: Российское государство — светское государство, оно отделено от церкви, от религии. Есть люди, которые соблюдают какие-то религиозные обряды, обычаи - это личное дело каждого. У нас свобода вероисповедания, она задекларирована в конституции Российской Федерации, и никто не вправе препятствовать людям, которые верят, хотят верить, соблюдают религиозные обряды, обычаи, если они не противоречат напрямую российскому законодательству.

Елена Рыковцева: Кирилл, ваш прогноз, как будет развиваться эта история в будущем? Понятно, что эта сторона перешла в контратаку, все эти заявления, попытки наказать, угрозы судебным преследованием Елены Милашиной. Что будет дальше, как это будет выглядеть?

Кирилл Мартынов: К сожалению, проблема этой свадьбы в том, что мы несем те риски, которые она нам собой предлагает. Если так можно, тогда следующий вопрос, а что можно еще. Есть версия, что весь этот вопрос сейчас упирается в личные отношения Кадырова и Путина. Судьба Чечни в составе России, отношения между российскими силовиками и чеченскими. Кадыров пока клянется в верности, но эта ситуация до какого-то момента будет продолжаться. К сожалению, не свадьба, а дело Немцова показало, что все-таки на фигуру Кадырова стоит запрет. Можно ставить какие-то вопросы, а потом стоп.

Елена Рыковцева: Под конец разговора я хочу обратить внимание на одну деталь, вы знаете эти ужасающие ток-шоу – «Пусть говорят», «Прямой эфир» - в них такие истории моментально подхватывается и обсуждается, Немцова похоронить еще не успели, когда подхватили всех его жен и детей, но про Кадырова табу. Казалось бы, такая прекрасная желтая история — неравный брак раскрутить. Табу абсолютное, это обсуждать на федеральных каналах не будут, эта фигура под запретом.

www.svoboda.org

Нажуд плюс Луиза – аналитический портал ПОЛИТ.РУ

В минувшую субботу, 16 мая, в Грозном состоялась свадьба 47-летнего начальника РОВД, полковника полиции Нажуда Гучигова и 17-летней Луизы Гойлабиевой. Бурный интерес к предстоящему торжеству возник благодаря «Новой газете». Журналистка издания Елена Милашина в публикации от 30 апреля утверждала, что девушку из села Байтарки Ножай-Юртовского района заставляют выйти замуж против собственной воли. По словам Милашиной, 47-летний начальник местного РОВД Нажуд Гучигов выставил по всему селу посты, чтобы родители не увезли ее. При этом, как сообщала журналистка, мужчина, который старше девушки на 30 лет, якобы намерен сделать ее второй женой.

По словам журналистки, свадьба должна была состояться в начале мая. «Начальник РОВД Гучигов поставил родителям девушки ультиматум: выдать дочь добровольно 2 мая. Или он заберет девушку силой, а семью не пощадит», — писала она.

В ситуацию вмешался глава Чечни Рамзан Кадыров, который был крайне недоволен тем, как освещалась вся эта ситуация. Кадыров отчитал руководителей республиканских СМИ, за то, что они в отличие от федеральных журналистов проигнорировали историю со свадьбой. Глава Чечни отправил к семье Гойлабиевой своего доверенного человека. Выяснилось, что девушка идет под венец по собственному желанию и с согласия родных.

Депутат Госдумы России Шамсаил Саралиев обвинил Милашину в искажении фактов — журналистка сообщила, что Гучигову 57 лет, кроме того, она использовала неверное имя девушки — Хеда, а не Луиза. Как затем сообщала «Новая газета», запланированную на 2 мая свадьбу из-за публикации перенесли на 10 мая.

В ситуацию был вынужден вмешаться уполномоченный по правам ребенка при президенте России Павел Астахов. Сначала в пресс-службе омбудсмена сообщили, что не получали официальных обращений от самой Луизы или ее родных. «Родители и близкие родственники не возражают и не жалуются, насилия никакого нет. В РФ вступление в брак возможно только добровольно. Об этом спрашивают при регистрации брака», — отметили в пресс-службе, добавив, что насильно уполномоченный по правам ребенка никого не защищает.

Позже заместитель председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Константин Добрынин призвал Астахова немедленно выехать в Чечню и разобраться на месте со скандальной свадьбой и ситуацией вокруг несовершеннолетней девушки. «Его прямая обязанность не ждать у моря погоды, а реагировать на сообщения СМИ, выезжать в регион и разбираться на месте, нарушаются ли действительно права несовершеннолетней или нет», — посчитал Добрынин.

Астахов сообщил, что проверка не подтвердила нарушение прав Луизы. По его поручению уполномоченный по правам ребенка в Чечне провел беседу с представителями властей, а также поговорил с самой девушкой и ее родителями. «Ни от родственников, ни от родителей, ни от самой девушки мы не слышали никаких заявлений о насилии или другом нарушении ее прав. Все эти факты не подтвердились», — сообщил детский омбудсмен.

Вскоре Астахов одобрил неравные браки, сделав заявление, которое вызвало не меньший общественный резонанс, чем возможная свадьба недавней школьницы и начальника чеченского РОВД. «В Семейном кодексе есть статья, что в исключительных случаях нижний предел устанавливается региональными властями. В Чечне 17 лет, в Башкортостане 14 лет, в Московской области 16 лет. Есть, где нет нижнего предела. На Кавказе раньше происходит эмансипация и половое созревание, давайте не будем ханжами. Есть места, где женщины уже в 27 лет сморщенные, и по нашим меркам им под 50», — заявил детский омбудсмен.

«Сморщенные женщины» не остались без внимания общественности, и Астахову пришлось извиняться за свои слова. Свое высказывание омбудсмен назвал неловким и опрометчивым, отметив, что женщины любого возраста прекрасны и восхитительны.

Одобрил браки с большой разницей в возрасте и Кадыров. Глава Чечни привел в своем Instagram в качестве примера Андрея Кончаловского, который старше своей супруги на 36 лет, брак Аллы Пугачевой и Максима Галкина, а также семьи других деятелей культуры. По мнению Кадырова, публикация в «Новой газете» — это вмешательство в личную жизнь. Глава Чечни заявил, что журналистка Милашина выставила девушку и начальника РОВД на посмешище перед всей Россией. Кадыров также опубликовал видео, на котором журналистку выгоняют из дома невесты, когда она якобы требовала, чтобы девушка отказалась от свадьбы.

 

Луиза Гойлабиева

Против бракосочетания Гойлабиевой и Гучигова выступила уполномоченный по правам человека в России Элла Памфилова. «Надеюсь, что глава Чеченской республики не допустит такого вопиющего факта, признака какого-то Средневековья, которое противоречит традициям и обычаям самого чеченского народа», — заявила она. Отметим, что, помимо этого, депутат законодательного собрания Санкт-Петербурга Виталий Милонов требовал от главы МВД России Владимира Колокольцева дать оценку морального облика полковника Гучигова.

Наконец, после всей шумихи, свадьба состоялась. Церемония прошла в городском дворце бракосочетания Грозного 16 мая. Оттуда молодожены, их родные, друзья и гости направились в Grand Hall Firdaws. В торжествах принял участие и Кадыров, который станцевал на свадьбе лезгинку.

Некоторых смутил достаточно скромный вид невесты на официальной части мероприятия. Член Совета по правам человека при президенте Росси, журналистка Елена Масюк заявила, что на многих чеченских свадьбах «невеста стоит в углу, а все остальные сидят за столом, едят и празднуют этот день», но это не значит, что у новобрачной обреченный вид, как у Луизы. По ее словам, непонятно также, законен ли этот брак, так как Гучигов мог быть женат. Отметим, что при этом ранее появлялась информация, что он не был официально расписан.

После торжества возникла новая тема для обсуждения. Корреспондент журнала «Коммерсантъ-Власть» Елизавета Сурначева написала в своем Facebook после просмотра видео с регистрации свадьбы, что брак зарегистрировала ведущая радиостанции «Грозный» Ася Белова. «Это вообще как? Зачем? Она вообще может?» — задавалась вопросом Сурначева.

В пресс-службе ЧГТРК «Грозный» пояснили, что Белова не регистрировала брак, а выступила лишь в качестве приглашенной ведущей. В телерадиокомпании рассказали, что регистрацию проводили сотрудники ЗАГС. «Есть свидетельство о заключении брака, где стоит фамилия человека, который регистрировал и его подпись», — добавили в пресс-службе. Инициатором приглашения на свадьбу Беловой, которая очень популярна в республике и часто проводит торжественные мероприятия, стал отдел ЗАГС.

 

Луиза Гойлабиева

Помимо этого, в ЧГТРК «Грозный» ранее сообщали, что Луиза Гойлабиева подала на журналистку Милашину заявление в прокуратуру. Телерадиокомпания утверждала, что связалась с руководителем пресс-службы «Новой Газеты» Надеждой Прусенковой. Отмечалось, что «все-таки придется выносить спор на рассмотрение общественной коллегии по жалобам на прессу». При этом сама Прусенкова сообщила радиостанции «Эхо Москвы», что «Новая газета» готова к любым разбирательствам.

Издание решило приостановить работу в Чечне и подать заявление в Следственный комитет по факту воспрепятствования журналистской работе Милашиной. До этого сообщалось, что журналистка уехала из республики 14 мая, после того, как прикомандированные из других регионов полицейские посоветовали ей «следить за личной безопасностью». По их словам, Милашиной якобы интересуются чеченские силовики. Однако в самой «Новой газете» опровергли сообщения о том, что журналистка покинула Чечню из-за угрозы для жизни.

polit.ru

Чеченская свадьба: 17-летняя девушка выходит замуж по собственной воле, депутат Милонов одобряет

Продолжается скандал, связанный со свадьбой 46-летнего главы Ножай-Юртовского РОВД Нажуда Гучигова и 17-летней Луизы Гойлабиевой, живущей в селе Байтарки. Сама будущая невеста рассказала изданию LifeNews, что выходит замуж по собственной воле, а слухи о принуждении ее к женитьбе не имеют под собой оснований.

Ранее Нажуд Гучигов вместе со своими коллегами из РОВД охранял школу, в которой сдавала экзамены Луиза Гойлабиева. Школу она окончила в 2014 году. После знакомства Гучигов и Гойлабиева стали общаться по телефону, а через год назначили дату свадьбы.

При этом, согласно правилам, в Чечне нельзя жениться на девушке моложе 17 лет, поэтому свадьбу назначили на 1 мая – на следующий день после того, как ей исполнилось 17 лет.

Нажуд Гучигов

«Приехали люди свататься, мы сказали: сначала спросим у матери, потом у дочки, — рассказал LifeNews отец Луизы Нуради Гойлабиев. — Если они дадут согласие, мы слово дадим. Если нет согласия — нет… Мы спросили у девушки, матери. Они согласны. И мы дали ответ — мы согласны. Сплетни пускают, будто ее насильно заставили. Кто заставит чеченца? Ни меня, ни брата — никто не заставит! Раз согласие есть дочери, согласие есть матери, мы слово дали! Если бы она отказалась, ни один человек от нас согласия не дал бы».

30 апреля в «Новой газете» появилась статья, в которой говорится, будто Гучигов угрожает Гойлабиевым расправой в случае отказа в свадьбе и даже выставил по всему селу блокпосту, чтобы девушка не сбежала.

«Блокпосты выставляются только во время плановых и оперативных мероприятий, когда они необходимы. Такого не было, насколько мне помнится, с 2010 года. Раньше они были, когда был режим КТО», — рассказал глава Байтаркинского сельского поселения Мухадин Хайдырбаев.

Чтобы разобраться в ситуации, в село прибыл доверенный человек главы Чечни Рамзана Кадырова. Еще в 2010 году Кадыров запретил похищать невест и обязал женихов получать согласие отцов невест перед свадьбой.

Луиза Гойлабиева

А 10 мая изложенные статью «Новой газеты» опроверг депутат Госдумы Шамсаил Саралиев, уличив автора текста в искажении фактов. Так, Луиза в статье названа другим именем, а Нажуду Гучигову 46 лет, а не 57, как указано в статье. Также депутат добавил, что по российским законам вступать в брак можно с 16 лет.

Также была опровергнута информация о свадьбе, которая, как писала «Новая газета», состоялась 10 мая. Эту информацию опроверг пресс-секретарь главы Чечни Альви Каримов.

«Я бы очень хотела попросить тех, кто выкладывает эти сплетни, пожалуйста, не вмешивайтесь в мою личную жизнь, мне очень надоело», — сообщила Луиза Гойлабиева журналистам.

Высказался об этой ситуации и знаменитый петербургский депутат Виталий Милонов.

«Честно говоря, это хамство – вмешиваться своими грязными либеральными руками в личную жизнь людей. Закон нарушен быть не может. Если у человека есть жена, он не может быть женат дважды. А закон вообще с 16 лет разрешает заключать браки при согласии родителей. И здесь как раз 17-летняя девушка. Представляете, какой пресс, какая ужасная обстановка создана вокруг этой девушки, которая приняла очень важное решение – выйти замуж. Куча людей имеют неравные браки. Кому какое собачье дело лезть в постель к людям? Кто дал право изучать этот брак? Это просто подонки, которые будут подглядывать. Не лезьте своими свиными рылами в нормальные дела. Люди женятся и пускай женятся. Закон нарушен? Нет. Все остальное – идите нафиг, идите вон в свой «Жан Жак» в Москве, жрите там своих глистов с устрицами и обсуждайте это в «жэжэшечках». А к людям нормальным не надо соваться. Потому что в Москве 14-летние потаскухи бегают по ночным клубам и занимаются непотребством до брака. Это никого не возмущает. А то, что 17-летняя девушка избрала для себя образ благочестия и посчитала невозможной ведение половой жизни вне брака, это осуждается у нас в стране. Просто сумасшедшее общество», – сказал Милонов.


 

Тех же, кто распространял статью «Новой газеты», Милонов призвал проверить на предмет экстремистских действий. «И Владимир Владимирович Путин, и Рамзан Ахмадович Кадыров вместе будут защищать нашу страну. И те, кто это пытается разжечь сейчас, это люди, которые пытаются посеять вражду, снова создать войну внутри нашей страны. Это мы им создадим войну, мы их выживем из нашей России, им здесь не будет места. В Чечню их нужно отвезти и выпороть. Гвардия Рамзана Ахмадовича Кадырова придет и наведет порядок», – уверен депутат.

Также читайте: Повесь на стену: Цитаты Виталия Милонова в мотивационных постерах
 

moscowfashionblog.com

брак 17-летней чеченки Луизы Гойлабиевой и главы РОВД Нажуда Гучигова обрастает новыми подробностями, свежие фото свадьбы

Автор: Елена КАЗЫМОВА

Свадьба с несовершеннолетней девушкой в Чечне или «свадьба века», как ее назвал Рамзан Кадыров, обрастает все новыми фактами и подробностями. Так возмутившее многих нерадостное состояние невесты является обычным для чеченских свадеб, сообщают журналисты. Так принято в Чечне, выходящие замуж девушки не должны выказывать свою радость. Свадьба века в Чечне 16 мая 2015 – новые фото с церемонии бракосочетания, видео.

«Невеста была грустна, потому что так принято в Чечне. Выходящая замуж девушка не должна показывать свою радость, улыбаться всем и прыгать, танцевать на столе. Многовековыми традициями заложено – она не имеет право перед родственниками мужа раскрывать рот в первый день брака. Она была грустна. Оттого всем и показалось, что Хеду выдают замуж насильно. Но, нет, она просто вела себя согласно обычаям», - заявила журналистка Ася Белова. Белова отметила, что много лет живет в Чечне, поэтому знакома с местными устоями.

Отметим, что именно Ася Белова регистрировала брак 47-летнего Нажуда Гучигова и 17-летней Луизы Гойлабиевой. Она заверила, что церемония бракосочетания прошла согласно всем законодательным нормам. Да, регистрацией брака занималась журналистка, но рядом находилась сотрудница ЗАГСа. И именно она занималась всей необходимой процедурой.

Тем временем Кремль отказался от каких-либо комментариев по поводу свадьбы в Чечне 16 мая. Дмитрий Песков сообщил: «Свадьбами не занимаемся».

Свадьба 17-летней чеченки Луизы Гойлабиевой и 47-летним Нажудом Гучиговым прошла 16 мая. Брак между 17-летней несовершеннолетней девушкой и главой РОВД был зарегистрирован во Дворце бракосочетаний в Грозном. Позже прошло празднование этого события, но ни жених, ни невеста на нем не присутствовали. Такое тоже исходит из обычаев чеченских свадеб.

Обозреватели сообщают, что браки в Чечне часто заключаются, когда невестам 14-16 лет. А Луиза Гойлабиева уже закончила школу год назад. Именно тогда ее и увидел начальник Ножай-Юртовского РОВД Чечни Нажуд Гучигов. После некоторого времени началась процедура сватовства.

Свадьба в Чечне 17-летней девушки не является из ряда вон выходящим событием. Многие чеченские девушки в интервью журналистам говорят о том, что пошли бы второй женой.

«Это нормально. У тебя свой дом, а у старшей жены свой. Если муж дарит подарок, должен быть такой же и ей. У тебя ночует – потом у нее. К одной жене зачастить нельзя. И по хозяйству меньше хлопот, если вдвоем», - говорят девушки.

Свадьба в Чечне 16 мая 2015 – фото:












Если вам понравилась эта публикация,
поделитесь ею или обсудите её в социальных сетях:

Подпишитесь, пожалуйста, на наш канала в Яндекс Дзен и получайте подборку наших лучших эксклюзивных публикаций


Справка RRNews.ru

Свадьба главы РОВД Нажуда Гучигова и 17-летней Луизы Гойлабиевой была официально зарегистрирована, хотя такого рода регистрация в Чечне редкость. Большинство свадеб проводят иманы. И первая женитьба Гучигова не была официальной с точки зрения российского закона. На по чеченским обычаям все соблюдено верно.

rrnews.ru


Смотрите также

© 2011- Интернет-журнал Vfate.ru.
Карта сайта, XML.
Разработка интернет-магазинов, веб-сайтов