Калмыцкая свадьба обычаи


Калмыцкая свадьба - последовательность традиций и ритуалов

Традиционный уклад калмыцкого народа формировался в течение сотен лет. И оседлые, и кочевые калмыки с почтением относились к старшим, порицали грубость и сплетни, а родственные связи были чрезвычайно сильны, обеспечивая преемственность поколений. Каждый калмык должен был знать свою родословную до седьмого колена. Калмыцкая свадьба в полной мере отражает самобытную культуру этого народа и мудрость пращуров. Обрядовые таинства, проводимые в период торжеств, призваны облегчить молодым вступление в новую, самостоятельную жизнь, оградить от недобрых сил и обеспечить благополучие и рождение здоровых детей.

Старинные обычаи калмыков

Вплоть до XIX века калмыки были преимущественно кочевым народом. Основным их занятием были охота и разведение мелкого и крупного рогатого скота, лошадей, верблюдов. Жилища можно было в любой момент разобрать и перевезти на другое место. Оседлые калмыки жили в землянках и хижинах, сложенных из сырого кирпича. Позднее стали строить капитальные деревянные и каменные дома, что повлияло на некоторые старинные обычаи.

Свадьба в Калмыкии была всеобщим праздником. Это радостное событие отмечали не только члены роднившихся семей, но и их друзья, дальние родичи и соседи по хотонам. Спешить было не принято: длительный период предсвадебной подготовки, с обязательными ритуалами взаимного знакомства, позволял учесть все необходимые мелочи и продемонстрировать достоинства жениха и невесты.

Знакомство и сватовство

Обряд сватовства делился на три основных этапа, которые неуклонно соблюдались.

  1. Знакомство или смотрины жениха. Жених в сопровождении близкого друга и одного из почтенных старейшин рода седлали лошадей и отправлялись в хотон, где проживала избранница. С собой они обязательно брали три кожаных меха с водкой и закуску. Старейшина должен был поднести на домашний алтарь кусочек столярного клея, серебряную и золотую монеты. После чего следовал обряд «цацл цацлгн», когда первые капли выпивки посвящались духам домашнего очага, и звучали благие пожелания для этого крова. После долгих уговоров невесту выводили к гостям. По желанию присутствующих она должна была спеть, станцевать или подать старшим чай, демонстрируя свою воспитанность. В благодарность ее одаривали монетами.
  2. Большое сватовство. Спустя некоторое время счастливый жених с родителями и ближними родичами по отцу в количестве 2-3 человек опять приезжали к девичьему порогу. Привозили традиционное угощение – вареную баранину, сладости, водку. Также везли подарки новым родственникам. В этот день оговаривались подробности будущих торжеств – количество приглашенных, меню, дары, кто будет сопровождать жениха. Также, обсуждалось, какого цвета нитки должна привезти с собой в новый дом невеста.
  3. На переговоры собирались несколько старейшин с обеих сторон и договаривались о конкретной дате свадьбы и подробностях церемонии. Важно было все: какого цвета одежда будет на молодой, сколько лет будет сопровождающему мужчине, какая масть у коня, на котором ее повезут из отчего дома.

За два-три дня до венчания в дом девушки спешили многочисленные родственники. Приходили не с пустыми руками, каждый приносил с собой вещи, украшения или хозяйственную утварь, которые добавлялись к девичьему приданому.

Свадебные торжества

Утром назначенного дня в доме жениха собирался свадебный поезд. Возглавлял его старший родич, брат отца или брат жениха. Также в числе сопровождающих были две почтенные замужние женщины и ближайший друг жениха. Выезжали заранее, чтобы успеть приехать до обеда. Причем выезжали и подъезжали к дому только справа, по солнцу, чтобы обеспечить удачу в деле. С собой везли готовую баранину и живого барашка, а также чайный лист, масло и сладости с выпечкой, гостинцы и небольшие подарки.

Современная свадьба у калмыков

Бешеный ритм современной жизни внес свои коррективы в культурные традиции калмыков. Сейчас свадьбу в городах справляют в один день. Утром жених и его сопровождающие, обязательно нечестным числом людей, 9 или 11, едут за невестой. К обеду все собираются в доме жениха, а вечером сваты со стороны невесты отправляются по домам.

Ритуалы в родительском доме

Перед свадьбой девушка проходила обряды прощания с прежней жизнью и очищения. Срезались ногти, локон волос и несколько нитей от тканей, уложенных в приданое, и все это сжигалось в огне домашнего очага. Обряд символизировал переход девушки в новый род.

Пир в доме родителей девушки

Прежде чем встретиться с невестой, жених и его родственники должны были одарить гостинцами ее сестер. Отдельные сумки с подарками для невесток вносились в дом в первую очередь. За ними несли заварку и масло, потом все остальные дары. Как только подношения принимались, сваты могли переступить порог. Жених входил в дом последним, неся с собой голову жертвенного барашка и кисломолочный напиток.

Гости обязательно совершали моление, после чего рассаживались в определенном порядке, справа налево: сначала глава свадебной делегации, затем старшая и младшая женщины, и все остальные. Первым делом подавался чай. Старший сват объяснял причину прибытия, перемежая благодарственными словами принимающей стороне. После чего совершались подношения к домашнему алтарю, и начинался пир.

Родственницы жениха в течение этого вечера должны были из привезенной с собой материи сшить наволочку для новой подушки. Углы смазывали маслом или молоком и выставляли на стол в качестве символа долгой богатой жизни и плодородия. Следом за ритуальным изделием женщины выставляли свое угощение, состоящее из сладостей, чая и напитков. Произнося благопожелания, присутствующие гости выкладывали на подушку монеты. Ее, вместе с собранными деньгами, отдавали молодоженам после обряда венчания по приезду в родительский дом. А до этого подушку сноровисто прятали родичи невесты и назначали за нее выкуп сватам.

Прощание невесты с родительским домом

Как только гости запевали обрядовую песню «Если дождь идет…», наступала пора забирать красавицу. В это время она находилась у алтаря, молясь о лучшей судьбе, и пила молоко. Девушку полагалось забирать с утра, чтобы успеть привезти ее в новый дом до обеда или в обед. Поскольку, согласно древней традиции, любое важное дело начинали утром и старались закончить до полудня.

Старшая женщина со стороны жениха накрывала голову невесты расшитым платком, который хранился потом в течение всей жизни, и выводила из дома. Оглядываться на отчий дом невеста не могла, это сулило несчастья.

Гостям разливали прощальные чарки с водкой и одаривали их подарками. Старший свадебной делегации касался рукой приданого невесты и клал деньги, только после этого вещи начинали выносить и грузить на подводы. А родственники девушки на прощание обнимали друзей жениха.

После отъезда свадебного кортежа, в доме девушки совершали подношение огню. Кидали в него кусочки жира от жертвенного барашка и желали самого лучшего для своей кровиночки – чтобы встретили ее в новом доме с любовью, приняли как собственную дочь, а жизнь ее была легка и сытна.

Обряды в доме жениха

Часть родственников девушки ехала следом за свадебной делегацией в ее новый дом. Было принято встречать дорогих гостей за границей хотона, с горячим чаем, выпечкой и водкой. Кортеж должен был подъезжать обязательно справа. Сначала разгружали и вносили приданое, затем входили молодые и другие гости. На почетные места рассаживали родственников невесты, относясь к ним со всем уважением и предлагая самые лакомые кусочки. Вечером, по окончании пира, после обрядовой песни, гости разъезжались по домам.

Интересные обычаи, связанные со свадьбой и семейной жизнью

За многие века калмыки накопили множество примет и традиций, превратившихся в негласные законы, определяющие жизнь их общества.

  • Во время первых смотрин очень многое зависело от памяти и красноречия старшего свата. Он должен был во время еды рассказать девять легенд. Если он путался или что-то забывал, на его род падал несмываемый позор. А отец невесты мог затребовать дополнительно к калыму оседланного коня или вовсе не отдать свою дочь в столь безответственный род.
  • Количество человек, сопровождавших жениха, обязательно должно было быть нечетным.
  • В составе свадебного кортежа ни в коем случае не должно было быть молодых незамужних девиц, которые могли «перехватить» женское счастье невесты.
  • По поверьям калмыков, овца является символом двойственного положения женщины, ведь она принадлежит сразу двум родам – семье, в которой родилась, и мужниному.
  • В доме мужа юной жене давали новое имя, что означало частичный переход в другой род и начало новой жизни. При этом, женщина не обрывала полностью связь с родительским родом.
  • Прежде, чем войти под новый кров, молодая должна была встать на колени перед очагом и молиться. За ее спиной вставал мужчина из рода жениха и наклонял ее голову семь раз, когда произносились имена предков рода. Таким образом девушка отдавала дань уважения новой семье и запоминала новую родню.
  • При входе в дом новобрачную одевали в новые одежды, приготовленные женихом, и разделяли косу на две части, что символизировало ее становление в качестве женщины рода.
  • Девушка должна была привезти в дар мужу белую рубаху, которая затем отдается в хурул.
  • Свекровь, вырастившая замечательного сына, получала особенный дар от родственников невесты – белые шаровары. В них она должна была станцевать особый танец.
  • Особое почтение выказывалось женщинам, носящим под сердцем ребенка. Даже старшие мужчины в роду в этот период уступали дорогу и старались не огорчать будущую мать.
  • Молодая жена не должна была ходить босой и простоголовой при свекре.

Жизнь после свадьбы

После первой брачной ночи молодая жена заваривала на всю семью чай, поднося в первую очередь свекру и свекрови. Ей давали новое родовое имя. Спустя неделю родители девушки могли приехать навестить ее, узнать, как новобрачной живется на новом месте. Привозили с собой угощения и подарки. Ответный визит не заставлял себя долго ждать: молодожены вместе с родичами жениха отправлялись в гости к родителям невесты. Там их радушно принимали, встречая дарами и накрытым столом.

Калмыцкая свадьба – это уникальное торжественное действо. Каждый ритуал и обрядовая песня наполнены смыслом и способны многое рассказать о жизненном укладе этого народа.

psvadba.ru

Современная калмыцкая свадьба - Калмыкия-online.ру

Современная калмыцкая свадьба

20.01.2013 13:15

В старину время шло размеренно, неторопливо, и потому к свадьбе готовились обстоятельно, не спеша. В наши дни все изменилось до неузнаваемости, даже время измеряется иными мерками, оно бежит, не давая порой людям опомниться. А вместе с ним меняются и обычаи.Если в старину сватовство по традиции проводилось в три захода, то нынче сватаются только один раз. Желательно это делать в день, указанный гелюнгом, он же указывает день, когда можно играть свадьбу. Сватами назначаются обычно родители жениха и три родственника, два - со стороны отца, один - со стороны матери. Перед дорогой сваты должны выпить дома калмыцкого чая и выслушать благопожелание с наказом успешно провести переговоры о будущей свадьбе. Хорошо, если в доме по такому случаю горит лампадка. Едут свататься по обычаю не с пустыми руками, гостинцы по такому случаю готовятся традиционные: ящик водки, баранье мясо, 10-15 лепешек (целвг), конфеты, печенье. Сверх того надо положить сватам одну-две бутылки водки, предназначенные для знакомства, торжественному событию.

В доме невесты гостей приглашают к столу, где уже приготовлено угощение. Потом отец жениха распечатывает свою бутылку с водкой и объясняет, с чем они пришли: «Я полагаю, вы уже догадались, с какой целью мы сегодня пришли к вам. Дело в том, что наш плохой* сын и ваша плохая* дочь решили пожениться. Это очень серьезное решение: создать новую семью. И наша с вами задача - помочь им воплотить это решение в жизнь. Хочу надеяться, что вы согласитесь с нами и примете наши гостинцы, и надеюсь, не отвергнете нашего предложения. А поскольку, мы впервые переступили порог вашего дома, то хочу пожелать также, чтобы дом ваш был крепостью во имя счастья И благополучия вашей семьи. Долгих лет вам здравствовать и растить своих детей в счастье и радости».

Речь произнесена. На стол выкладываются гостинцы сватов, первым угощение подносят старшим. Те, отведав вкусных яств, Не скрывают удовольствия, что дает право старшему свату со стороны жениха произнести следующую речь: «Нам приятно видеть, что наше угощение пришлось вам по вкусу, полагаем, что такое выражение удовольствия можно принять за знак согласия. И по такому случаю позвольте произнести йорял:

Күндтя худнр!
Кезә чигн иигҗ
Кен негән медлцҗ
Амн үгән келлцҗ
Амр-тавар бәәҗ
Татҗ тасршго элгн-садн болҗ
Нег-негндән түшг болҗ
Нәр-наадан кеҗ
Амрч, җирһҗ бәәцхәй!

Далее за столом решаются вопросы, ради которых сваты собственно и приехали: о дне свадьбы; о количестве людей, сопровождающих свадебный поезд; какие цвета ниток должны присутствовать в олгц; о выкупе за невесту, в частности, об угощении; о приданом; о подарках (омскул) для сватов; о подушке.

Наконец все вопросы улажены, гостям подносят свежесваренный чай, который так и называется - омскулин ця, потому что одновременно гостям дарят омскул - подарки: мужчинам рубашки, женщинам - отрез на платье или платок. Отдельно в сумку сватам кладут гостинцы. И гости отправляются домой.

Свадьбу нынче тоже справляют в один день. Утром едут (нечетное количество людей: 9 или 11) за невестой, в обед ее привозят в дом жениха, сватов со стороны невесты провожают домой до наступления сумерек.

За невестой выезжают утром, старшим среди сватов должен быть мужчина, вместе с ним должны exать две женщины, жених с другом, родственники-мужчины. Отъезжать от дома родителей жениха следует согласно движению солнца, И качестве гостинцев сваты берут с собой: водку (в том количестве, о котором договорились во время сватовства), баранье мясо, живого барана, чай (заварку), масло, сладости (конфеты, печенье).

Угощение для невесток должно находиться в отдельной сумке. Гостинцы в дом невесты вносятся в следующем порядке и вначале сумку с гостинцами для невесток (берячудт), вслед за нею чай с маслом, все остальное потом. Кстати, среди гостинцев должна непременно присутствовать баранья голова, предназначенная для жертвоприношения. Когда гостинцы внесены в дом, то есть благосклонно приняты родственниками невесты, в дом входят сваты со стороны жениха. Они обязаны соблюсти следующий ритуал: войдя в дом, надо ополоснуть рот, помолиться богу и только после этого садиться за стол. При этом опять же соблюдается определенный ритуал: Первым садится старший сват, за ним женщина постарше, за ней молодая женщина, и только после них - остальные. Садиться надо по ходу солнца. Первым делом сватам подносят чай. И хотя всем ясно и без слов, зачем приехали гости, но, согласно обычаю, старший из сватов встает и произносит речь, в которой объясняет причину приезда, а далее он произносит йорял. Во время йоряля на стол кладут деньги молодым на обзаведение. Далее гостей начинают угощать, при этом хозяева сначала разливают свою водку, а уж затем открывают сумки с гостинцами от родственников жениха, первым делом берут оттуда дееж, после чего выкладывают гостинцы на стол. Мясо, привезенное сватами, ставят варить, расчленив его по суставам ножом. Этим мясом угощают внуков и племянников со стороны матери.

Гости в доме невесты не засиживаются, поскольку свадебный поезд ждут в доме жениха, а вечером всем участникам свадьбы предстоит еще пойти на торжество в ресторан или кафе. Поэтому по прошествии недолгого времени гости заводят песню:

«Орсн боран гиидг, ирсн гиич моордг»

(Если дождь идет, то пройдет время и он перестанет, Если ветер дует, то настанет пора, когда он стихнет, Если гости в доме, то пора им и честь знать...)

Смысл песни ясен всем: пришла пора провожать невесту, поскольку невесту полагается ввести в дом жениха до обеда, в крайнем случае, в обед. Гостям наливают в рюмки водку, и, пока тс произносят прощальный тост, им преподносят подарки от родственников невесты. В свою очередь и хозяева произносят поря л с пожеланием гостям белой дороги и счастья. Но прежде чем отправиться в обратную дорогу, старший сват должен дотронуться до приданого невесты рукой и положить деньги. Только после этого приданое начинают выносить и грузить на машину. Родственники невесты, согласно традиции, должны дотронуться руками до парней, сопровождающих свадебный поезд со стороны жениха. В это время невеста молится богу в доме родителей, затем ей накидывают на голову платок и выводят из родительского дома. Этот платок невеста не имеет права никому отдавать. Выводить невесту должна молодая женщина из числа сватов. Невеста, уходя, не должна оглядываться на родительский дом. Невеста садится в машину жениха.

Родственники невесты, выбранные для ее сопровождения, едут следом. К дому жениха они подъезжают все вместе. Если свадебный поезд движется издалека, скажем, из другого населенного пункта, то родственники жениха выезжают им навстречу, прихватив с собой горячий чай, водку, еду. Если жених и невеста из одного населенного пункта, то их встречают перед домом. Их угощают, произносят благопожелание. Сваты должны объехать дом жениха вокруг, по ходу солнца. В дом сначала вносят приданое невесты, потом входят жених и невеста, вслед за ними сопровождающие их лица.

В доме жениха сажают на почетное место теперь уже гостей со стороны невесты. Перед ними ставится лучшая еда, к ним относиться надо со всем вниманием и уважением. Гости со стороны невесты собираются домой под вечер, провожая их, произносят йорял, одаривают подарками (омскул). Для них поется протяжная песня (ут дун). Пора гостям домой, но прежде чем переступить порог дома, родственники невесты дарят ей подарок.

Свадебное веселье в доме жениха, между тем, продолжается. Наконец, гости разошлись, все успокоились. Но остается соблюсти еще некоторые ритуалы. Во-первых, еще до полуночи разделить волосы (в старину девушки носили косы) девушки надвое. Во-вторых, перед очагом (сейчас печей в доме нет, поэтому молится невеста перед бурханом), где стелется войлок (коврик, привезенный невестой из дома), невеста должна встать на колени и помолиться богу. Невеста должна переодеться в одежду, приготовленную для нее в доме жениха. За спиной невесты в это время должен встать молодой парень, который наклоняет голову невесты вперед семь раз, но наклонять следует каждый раз после того, как кто-либо из пожилых родственников произнесет имя предка, называя их по очереди до семи поколений. Есть поверье, что невеста кланяется предку по его повелению.

После соблюдения этих ритуалов сварить калмыцкий чай и преподнести его родителям жениха. Во время этого ритуала невесту, по калмыцкому обычаю, нарекают новым именем.

Через семь дней после свадьбы родители приезжают навещать свою дочь, хотя нынче этот срок не соблюдается, родители могут приехать или в тот же вечер, или на другой день, приехать они обязаны со своим угощением. Так закрепляется новое родство. И только после соблюдения всех этих ритуалов дочь может посетить дом родителей вместе с молодым мужем и его родителями. Дочь, войдя после замужества в родительский дом, посыпает перед собой дорогу белой мукой, то есть прокладывает себе белую дорогу. Родственники дочери одаривают подарками дочь, зятя, сватов.

Так проходит свадьба у калмыков в наши дни.

Источник: Традиции калмыков, Ользеева С.З.



Добавить комментарий

kalmykia-online.ru

Калмыцкая свадьба - обряды, традиции и обычаи, помолвка

Калмыцкая свадьба это в первую очередь сватовство, которое делится на три части.

Содержание статьи

Сватовство

Первая часть—знакомство

Старейшина общины с молодым человеком и его друзьями прибывает в дом к выбранной девушке. При себе делегация имеет три кувшина с водкой и угощения. Совершается обряд «цацл цацлгн» и после этого ритуала можно считать, что свадьба состоится.

Вторая часть—большое сватовство

На этом этапе жених в сопровождении отца с материю и ближайших родственников наносит визит в дом избранницы. Здесь устраивают посиделки с национальными угощениями и обговаривают сопровождающих жениха и количество человек, а также составляют свадебное меню и подарки.

Третья часть—договор о дне свадьбы

Несколько человек собираются и уточняют дату торжества.

Традиционные обряды

Калмыцкая свадьба подразумевает соблюдение определенного ряда поверий. За несколько дней до праздника начинают подготавливать избранницу к новой семейной жизни. Родственники приходят с подарками для приданого. Девушке обрезают локон, ногти, нитки с приданого и все это сжигают. Это символ что девушка начинает новую замужнюю жизнь.

Интересно! Сравни традиции буддисткой церемонии бракосочетания и мусульманской.

В это время в доме молодого парня проходит подготовка свадебного поезда. В его состав должно входить нечетное количество человек, состоящее из женатых мужчин.

Приезд свадебной процессии в дом за девушкой сопряжено соблюдением ритуалов. В первую очередь в жилище заносят продукты, обещанные сватами, а потом только спиртное. Этими дарами члены делегации доказывают серьезность намерений.

После церемониальной части, все присутствующие моют руки, ополаскивают рот и молятся перед бурханом. И наступает время праздничного банкета, который, в свою очередь, также сопровождается национальными ритуалами.

Свадебная церемония

Калмыцкая свадьба—это не только тожество, в этот момент роднятся целые семьи, хотоны. Поэтому все приглашенные стараются проявить себя и проводят ряд испытаний друг для друга.

Все гости празднуют свадьбу до глубокой ночи и один из друзей со стороны жениха, должен исполнить обряд. Заключается в ритуал в том, чтобы дотронуться до суженой.

Наутро пока все гуляют, ловкий парень пробирается в шатер к девушке и дотрагивается до ее плеча, тем самым давая понять что пришла пора отправляться в мужний дом. Процесс проходит необходимо максимально незаметно, иначе подружки невесты засмеют молодца. После обряда женская половина делится на две части. Замужняя часть провожает девушку, а незамужняя всеми силами удерживает невесту.

Перед выходом из отчего дома мать девушки говорит склониться перед родительскими бурханами и испить домашнего молока. Невесте покрывают голову платком, это знак замужней девушки и чтобы не смогла запомнить дорогу к прежнему дому. Она покидает отчий дом раз и навсегда. В это время нагружают поезд приданым девушки.

Но здесь гостей со стороны жениха ожидает сюрприз, подружки невесты спрятали часть приданого, и теперь придется выкупить эти подарки. Посланцы откупаются сладостями. Женская сторона жениха забирает полог, за которым сидела молодая жена всю свадебную церемонию.

Полог расстилают на земле и поднять его можно только вовремя скачек на лошадях, когда он оторвется от земли. Конечно, в это участвует и жених именно он первым должен подхватить полог.

После соблюдения всех ритуалов свадебный поезд с женихом и невестой отправляется в новый дом к молодому парню, калмыцкая свадьба подошла к концу.

xwedding.ru

Статья: "Калмыцкая свадьба" - Прочее

Калмыцкая свадьба

Автор: Лавдуева Александра Александровна

БПОУ РК «Элистинский политехнический колледж»

Научный руководитель: Мукабенова Татьяна Петкаевна, воспитатель

К свадебному торжеству калмыки подходят ответственно, все должно быть празднично и красиво. Обе стороны стараются показать себя во всей красе.

Вначале проходит сватовство. На сватовстве гелюнгом указывается день, когда можно играть свадьбу. Сватами назначаются родители жениха и родственники со стороны матери и отца. Сватаются по традиции. Везут с собой гостинцы: ящик водки, баранье мясо, 15 лепешек (целвг), конфеты и печенье. За праздничным столом решаются все вопросы, ради которых сваты приехали: о дне свадьбы, о количестве гостей, какие цвета ниток должны присутствовать в өлгц, о приданом, о подушке, о выкупе за невесту.[1]

Нынче свадьбу справляют в один день.

За два дня до свадьбы начинаются свадебные обряды. Родственники невесты дарят подарки к приданому. Невесту дружно готовят: родные срезают ногти, локон, от приданого отрезают нитки. Все это сжигается. Данный обряд означает, что девушка выходит замуж и оставляет родительский дом навсегда. В доме мужа ей дадут новое имя, которое символизирует начало нового жизненного этапа.[2]

 В доме жениха снаряжают свадебный поезд. Возглавляет делегацию дядя по отцовской линии, брат или старший в роду. Число делегатов обязательно должно быть нечетным. Среди них не должно быть молодых незамужних родственниц. Свадебная делегация выезжает рано утром, чтобы успеть зайти в дом сватов до обеда. Выезжают и въезжают в дом только с правой стороны (по солнцу).

 В первую очередь, после приезда гостей в дом невесты, заносят подарок женщинам, "берячудин хот" ("подарок молодухам"). Затем вносят чай, масло, вареную баранину, сладости. В последнюю очередь заносят спиртное.[3]

После всех церемоний гости проходят в дом и совершают обязательные ритуалы: моют руки, полощут рот, молятся, и, только после этого, садятся за праздничный стол. Начинается свадебная трапеза, сопровождаемая обрядами, которых очень много, смысл каждого из них в пожелании счастья и удачи молодоженам. Сначала подносят чай сватам, далее старший из сватов произносит речь, объясняя причину приезда, и благопожелание. Далее гостей угощают, причем сначала разливается водка хозяев, а затем уже открывают гостинцы, привезенные родственниками жениха, предварительно берут оттуда дееҗ, и затем выкладывают их на стол. Варится мясо, привезенное сватами.

Трапеза длится недолго, потому что свадебный поезд ждут в доме жениха и вечером все родственники собираются на торжество в ресторане.

По традиции невесту должны ввести в дом жениха до обеда. Гостей угощают водкой, те произносят тост на прощание и принимают подарки от невесты. Хозяева желают гостям белой дороги и счастья. Перед выходом, старший из сватов дотрагивается до приданого рукой и кладет деньги, после чего приданое выносят из дома. Родственники невесты дотрагиваются руками до парней, что сопровождают свадебный поезд жениха. Невеста должна помолиться, находясь в родительском доме, затем на ее голову накидывают платок и выводят из дома и сажают в машину жениха.[4]

Свадебный поезд отправляется к дому жениха, сопровождаемый также некоторыми родственниками невесты. Всех встречают перед домом, угощают и произносят благопожелания. Сначала в дом заносят приданое, затем входят жених и невеста, а после родственники.

Теперь уже родственники невесты считаются гостями и занимают почетные места. К ним относятся внимательно и уважительно, перед ними кладут лучшую еду. Домой собираются ближе к вечеру, их провожают, даря подарки, а они одаривают невесту.

После ухода гостей в доме жениха проводятся еще некоторые ритуалы. Невесте до полуночи разделяют волосы на две косички. Девушка, стоя на коленях, молится богу и предкам жениха, и переодевается в одежду, которую ей приготовили заранее его родственники. Далее, после проведенных ритуалов, необходимо сварить калмыцкий час и преподнести его родителям жениха, вовремя чего невесту называют новым именем.[5]

Родители приезжают навестить свою дочь после свадьбы обязательно со своим угощением. Это ритуал закрепления нового родства. После него девушка с молодым женихом и его родителями может посетить родительский дом. Родственники невесты одаривают подарками дочь, зятя, сватов.

Так проходит свадьба у калмыков.

Список литературы.

1. http://kalmykia-online.ru/tradition/

2. Пальмов Н.Н. Материалы по истории калмыцкого народа за период его пребывания в пределах России. Элиста: Калм. кн. изд-во, 2007.

3. Ользеева С.З. Калмыцкие обычаи и традиции. Элиста, 2003.

4. Батмаев М.М. Семья и брак в традициях калмыков. Элиста: ГУ «Изд.дом «Герел»», 2009.

5. Дарбакова В.П. Старое и новое в семейной обрядности калмыков.

multiurok.ru

Традиции и обычаи свадебной церемонии

Традиции и обычаи свадебной церемонии

11.11.2009 20:45

Невеста, едущая в хурул. Фото: Национальный музей КалмыкииДля двух роднившихся семей, для их близких, для хотонов где они проживали свадьба являлась самым ярким событием. Прежде чем засватать девушку из чужого дальнего хотона, родители жениха посылали туда «разведчика». Он должен был познакомиться с родителями девушки, разузнать исподволь, в каком состоянии их хозяйство, каков авторитет этой семьи в хотоне.

А самое главное - он, во что бы то ни стало, должен был, увидев девушку, постараться в результате собственных наблюдений определить ее характер: груба она или вежлива, угрюма или жизнерадостна, трудолюбива или ленива.

В кармане у такого «разведчика»был припасен сухой «орешек» - помет козленка, который он, улучив момент, незаметно подкладывал в наперсток, висящий на жердочке решетки возле постели девушки. Через несколько дней хитрец непременно находил повод снова побывать в этой же кибитке и проверить, пользовалась ли девушка наперстком. Если в наперстке ничего не было - значит, девушка пользовалась им, что-то шила, значит, она мастерица...

Впервые же «разведчик» в кибитку родителей девушки попадает как бы случайно, дескать, ищет он отбившегося от табуна коня: «Не видели ли, люди добрые?»

Потом такой гость просится на ночлег, а утром, проснувшись на рассвете, притворяется еще спящим и потихоньку наблюдает за девушкой.

Если она встанет раньше всех и, быстро приведя себя в порядок, сбегает за водой, а потом поможет матери подоить корову и управиться по хозяйству, значит, она трудолюбива, да к тому же уважает родителей. Хорошая хозяйка будет! А если девушка к тому же вежлива, умеет находчиво и умно ответить на несколько вопросов, заданных ей как бы между прочим "разведчиком", то можно сказать, что вопрос о сватовстве уже решен. Если же девушка встает позже матери, ходит сонная и неприбранная, позевывает и ни к чему не прикладывает рук - о сватовстве не может быть и речи.

Со свадьбой у калмыков, прежде всего, были связаны значительные материальные расходы. К этому событию готовились весьма тщательно и достаточно долго - приготовление порой тянулось до года, а то и до двух лет. За это время обе стороны обговаривали, кто и что будет готовить для молодой семьи: родители жениха готовили остов кибитки со всеми войлочными покрытиями и различными к ней приспособлениями, родители невесты - всю необходимую для дома обстановку: кровати, сундуки, утюг, шкатулки, всевозможную утварь, ковры, узорные ширдыки, постельные принадлежности, красивую тесьму, которая опоясывает кибитку снаружи.

Когда приготовления заканчивались, начиналась свадьба (хюрм), состоящая из трех главных торжественных церемоний.

Церемония первая - первый приезд жениха в кибитку родителей невесты. О нем заранее оповещали родителей два верховых молодца, прибывавших с аракой и лакомствами для детей.

К этому дню обе стороны готовились усердно: родители отправляли жениха в гости не с пустыми руками - жарили борцоки, покупали конфеты и пряники, варили тушу барана. Оповещали заранее участников поездки. Посылали родным невесты плитку калмыцкого чая и два мускатных ореха, а также белый платок с завязанными в одном из его уголков серебряными и медными монетами (в знак единства) и немного кумыса (в знак благодарности). Наконец жених и его друзья (не менее десятка мужчин) отправлялись в путь, как правило, верхом на лошадях. Их сопровождала подвода, груженная подарками.

Поездку возглавлял старший из близких родственников жениха, хорошо знающий свадебный обряд, а также соответствующие пословицы, поговорки, прибаутки, свадебные песни. Вся группа останавливалась, не доезжая хотона невесты, и высылала верхового предупредить родителей девушки о приближении хюрм. Когда посланец возвращался, группа продолжала путь: впереди два-три наездника во главе со старшим, за ними подвода с гостинцами, следом - верховые с женихом.

Въезжали в хотон по ходу солнца. Встречали их мужчины - родственники девушки: придирчиво проверив наличие всех предметов, полагающихся согласно свадебному обряду, приглашали гостей в кибитку. Следует отметить, что отсутствие какого-либо одного, полагающегося по обычаю предмета, влекло за собой отсрочку свадьбы.

По правой стороне кибитки рассаживались мужчины во главе со старшим, по левой - женщины, возглавляемые старшей по возрасту, на почетном месте садились старики. Молодежь вместе с невестой собиралась в другой кибитке.

По обычаю, прибывшие сначала справлялись о здоровье и благополучии всех членов семьи и родственников невесты, расспрашивали о хозяйстве, беседовали о погоде. Только после этого начиналось угощение. Молодые женщины набивали старшим трубки, разносили чай в пиалах, молодые мужчины подавали привезенные мясо и араку. Старики произносили благопожелания: "Пусть молодые построят кибитку на возвышенности, пусть будет привязь для скота на травянистом месте, да пусть живут в зеленой долине без войн, без всяческих бедствий!.." 

Вечером родители невесты варили в свою очередь тушу барана, да не одну, и веселье продолжалось: танцевали, пели, шутили... Жених при этом соблюдал общепринятые правила приличия: вел себя степенно и скромно, воздерживался от спиртных напитков.

После долгих просьб и увещеваний гостей родители разрешали невесте показаться присутствующим. Та входила в сопровождении двух своих подруг, потупив взгляд и опустив голову, стараясь не привлекать к себе внимания. Ее приветствовали стоя, а старший высказывал невесте благопожелание. Гости просили ее подать старшему пиалу с чаем, набить трубку табаком, спеть и станцевать. Невеста исполняла пожелания гостей, которые бурно ее благодарили и одаривали деньгами, а когда она пускалась в пляс, монеты бросали ей и под ноги.

Затем начиналась самая ответственная часть хюрм, от которой зависела вся судьба свадьбы. Все вдруг упиралось в то, насколько старший (хюрмин ахлач) знал фольклор. Подавая ему мясо, в тарелку подкладывали двадцать пятый позвонок барана. Съев мясо и добравшись до позвонка, старший должен был рассказать все девять легенд. Если он что-либо забывал иди путал, позор падал на его хотон. Хозяин дома мог из-за простоволосившегося старшего отказаться выдать свою дочь замуж иди оштрафовать родственников жениха, обязав дополнительно ко всем обговоренным подаркам добавить еще и оседланного коня.

Но вот старший с честью выходил из положения, и ему подавали лопаточную кость. Теперь он по приметам лопатки должен был определить характер хозяина да еще сказать, какая предстоит зима, просторны ли овечьи базы, широка ли у хозяина тропа для скота, наварист ли шулюн в его котле. Если старший угадывал верно, его награждали и считали, что нашли для дочери хороших и мудрых новых родных. Так пировали до рассвета.

Пир продолжался и на следующий день: гостей со стороны жениха по очереди приглашали к себе все родственники невесты, угощая кто чем может. Но вот второй день истекал, и гости, произнеся прощальные тосты и поблагодарив за гостеприимство, уезжали.

Церемония вторая - это второй визит. В состав женской группы визитеров входила опытная в таких делах женщина и одна из молодых снох жениха (чаще всего - жена старшего брата). Они везли с собой сладости, две туши баранов (вареную и сырую), борцоки, ситец. В кибитке родителей невесты происходил раскрой привезенных тканей, потом там же шили свадебный подог, наволочки, одежду (эмскюл) для родителей невесты.

Прием гостей происходил в том же установившемся порядке, что и при первом приезде. Вечеринка, которая устраивалась по окончании работы, сопровождалась шутливыми разговорами, играми. Когда гости собирались домой, им вручали всякие подарки: бешметы, отрезы тканей, платки, расшитые кисеты и кошельки. Состоятельные родители преподносили в подарок меховые, мерлушковые шубы.

Третьей церемонией была церемония увоза невесты. Этот день назначался заранее. Оговаривались предварительно и срок пребывания родственников жениха в хотоне родителей невесты, и время дня, когда невесту предполагалось вывезти из родительского дома, и цвет ее одежды, и год рождения мужчины, который первым прикоснется к ней рукой, и масть лошади, на которой увезут девушку из родного дома.

Обо всех этих тонкостях родителей невесты оповещали верховые, которые, возвращаясь с ответом, увозили с собой принадлежности, приготовленные для кибитки молодых.

Родители жениха ставили для молодой семьи белую кибитку, а родственники, близкие и знакомые дарили все, что могли. Готовились подарки и для родных невесты.

Родители невесты собирали на семейный совет родных и близких, чтобы решить вопрос о приготовлении приданого и подарков для родных жениха. Количество и качество приданого зависело от материального положения семьи. Следует отметить, что обычно родители готовили приданое для дочери еще с ее раннего возраста.

В период предсвадебной подготовки в хотоне невесты проводились вечеринки для юношей и девушек. На этих вечеринках исполнялись различные танцы и обрядовые песни, которых у калмыцкого народа множество. Такие вечеринки тянулись вплоть до самой свадьбы, так как почти каждый день невесту приглашали поочередно и родственники, и близкие, одаривая ее и угощая подруг и родных. Девушка, в свою очередь, одаривала своих друзей: девушкам дарила платки, юношам - расшитые кисеты и кошельки.

В день свадьбы в обоих хотонах все без исключения - от детей до стариков - надевали лучшие свои одежды для участия в празднестве. Приглашались лучшие домбристки, за которыми порою специально посылали коней в соседние хотоны. На свадьбу шли все - и приглашенные, и не приглашенные, как говорится: "На свадьбу даже череп катится". И каждый, кто приходил, должен был остаться довольным угощением.

И вот в хотон невесты отправлялись гости (не менее двадцати человек, в основном - мужчины). Они везли условленное количество мяса, араки, лакомств.

Родители невесты уже были готовы к приему гостей. Празднество проводилось в том же порядке, что и предыдущие. Только на этот раз гости приезжали днем, до заката солнца, и оставались на всю ночь, стараясь не заснуть, чтобы не проспать то время на заре, когда еще чуть видны кожные узоры на ладони и когда надо будет увозить невесту в дом жениха.

За невестой посылали самых ловких, хорошо поющих, прекрасно танцующих и сметливых парней. И это потому, что в хотоне невесты они могли в любой момент подвергнуться всяческим испытаниям: как они танцуют, и как поют, и как разгадывают всевозможные загадки, головоломки... 

Короче говоря, было двустороннее состязание в искусстве умного диалога, в ловкости, памяти. Молодые люди и с той и с другой стороны одевались нарядно, их кони тоже были украшены. Естественно, что девушки исподтишка наблюдали за парнями.

Веселье продолжалось всю ночь, а на заре гости пытались побыстрее увезти невесту, что у них зачастую не сразу получалось: подруги невесты и молодые парни из ее хотона старались как можно дольше задержать их, пряча вещи невесты. Гости выносили приданое, укладывали на подводу, а в это время их осыпали ударами плетей и ташмаков (бичей) сгрудившиеся вокруг женщины и молодежь. Затем заходил в кибитку тот из мужчин, который должен был первым прикоснуться рукой к невесте. Собравшиеся мешали ему это сделать, нанося порою совсем нешуточные удары. Тут же происходило прощание матери с дочерью. Мать подавала дочери чашку с молоком или кумысом (чигяном) и, целуя, напутствовала грустною песней:

Ты пей свой красный чай, сны детства - до зари. 
Взгрустнется невзначай - ты трубку закури. 
Не нежиться теперь - ты не у мамы, дочь: 
Земля чужая, верь, глуха, как будто ночь. 
Где кабанов стада - тихонечко шагай. 
Чужому никогда души не раскрывай! 
Через некоторое время дочь споет матери в ответ: 

Иссиня-черный конь легко обуздан мной. 
Как ласточка, к тебе я прилечу домой. 
Уж с гривой золотой, пахучей, как эрвенг, 
Стоит, оседлан, конь, готов покинуть плен. 
Ах, иноходец мой, лети за край села! 
Я на твоей спине наездницей росла. 
К родному очагу неси, мой вороной,- 
Я к маме прилечу, как бабочка, весной. 
Объятий, чем ее, на свете нет милей! 
Я стала так скучать по маме по своей...

Но вот назначенный заранее мужчина все же касался руки девушки, выскакивал из кибитки, прыгал на коня и ждал, усевшись позади седла, приготовленного для невесты. После этого в кибитку заходили друзья жениха и, преодолевая сопротивление окружающих, брали невесту и усаживали в седло. Они вывозили ее за хотон, где была приготовлена оседланная лошадь и ожидали запряженные верблюды и конные подводы, и передавали невесту родным жениха, которые сопровождали ее к новому дому. В числе сопровождающих непременно присутствовала молодая сноха иди родственница отца жениха.

Завершив этот обряд, представители стороны жениха радостные и удовлетворенные выезжали вместе с невестой домой. Их сопровождали несколько парней на празднично украшенных верховых лошадях - представители со стороны невесты. Когда до дома жениха оставалось 5-6 километров, обе стороны пришпоривали коней и пускались вскачь.

И своих, и гостей встречал весь хотон: в нарядных одеждах выходили и старые, и молодые. Одна из самых красивых девушек хотона выступала вперед и махала над головой платком, в одном из уголков которого были завязаны серебряные и медные монеты. Каждый из скачущих старался прийти первым и изо всех сил торопил коня. Встречающие непрерывно подбадривали всадников, крича и улюлюкая. И тот, кто долетал на своем коне первым, на скаку выхватывал платок из рук красивой девушки - это был приз за победу в скачках в честь невесты.

Потом молодые женщины и девушки со стороны жениха встречали невесту - снимали ее с коня (или телеги) и вели по ходу солнца в специально поставленную для молодых кибитку. Двое верховых везли впереди них голубой полог - ценкр кешг. В кибитку вносили приданое невесты, вводили и усаживали будущую хозяйку за полог, где ее окружали девушки. Справа от двери садились женщины, слева - мужчины, все в порядке старшинства. Начинался свадебный пир в хотоне жениха.

Во второй половине дня исполнялись обряды по приему невесты в родительский дом мужа: поклонение молодой снохи очагу его родных, бурханам, золотому солнцу - источнику света и тепла, духу предков. Большая берцовая кость с альчиком, положенная перед девушкой, символизировала пожелание ей сына, который будет играть в альчики.

И, наконец, новобрачная отдавала поклон отцу и матери, во время которого сопровождавшие невесту мужчины забрасывали их кусочками курдючного сада из полной чаши. После обрядовых поклонов сопровождавшие невесту гости спрашивали, согласны ли родители принять невесту.

Едва молодая переступала порог кибитки, начинался шуточный обряд перетягивания бараньей шкуры: гости тянули за один конец, из кибитки, родные жениха - за другой, вовнутрь кибитки. Когда шкура разрывалась (не без помощи ножа, конечно) на две части, наружную ее половину перебрасывали через кибитку в направлении севера, а ту половину, которая оставалась внутри кибитки, клали с правой стороны кибитки. Переступив порог своего нового дома, молодая хозяйка бросала в огонь очага кусочек сала и кизяк. Все присутствующие при этом желали молодым счастья, здоровья, наследников и т. п.

Молодую снова сажали за полог с молодыми девушками - ведь она до сих пор еще в девичьей одежде.

После захода солнца молодежь продолжала веселиться, перейдя в другую кибитку. А в кибитке родителей оставались одни старшие. Они продолжали пировать, звучали шутки, народные песни, не затихали словесные состязания, в которых каждый старался проявить свою находчивость и мудрость.

Две пожилые женщины шли к невесте в кибитку новобрачных. Здесь они расплетали ее девичью косу (отныне она будет носить две косы с шивердыками), надевали на молодую женскую одежду. Затем женщины приводили в кибитку жениха. Молодые оставались наедине.

Утром невесту приглашали в кибитку свекра и свекрови. Здесь она варила чай и первую пиалу подносила свекру. Тот произносил благопожелание и давал невестке новое имя, а пиалу возвращал ей, но уже с деньгами. Родные невесты одаривали родителей жениха привезенными подарками.

Несколько дней длился свадебный пир. Прощаясь, родители жениха преподносили, в свою очередь, подарки всем гостям, сопровождавшим невесту, ни для кого не делая исключения. На этом свадебная церемония заканчивалась. 

Калмыцкие имена



Добавить комментарий

kalmykia-online.ru

Калмыкия.Калмыцкая свадьба. | Блогер Gera08 на сайте SPLETNIK.RU 7 апреля 2016

 

 Всем доброго времени суток!  Читая ваши посты, о свадьбах разных национальностей и культур, закралась мысль в голове поделиться с вами частичкой своей родины и культуры. Сразу прошу прощения за пунктуационные и всевозможные ошибки , т.к. это мой первый пост, первая статья, и вообще я совсем зеленая в этом , хотя признаться с самого детства обожаю читать все что придется, но до сих пор оставалась в тени читательниц.

 Хотелось написать пост о обычаях и культуре, и сделать акцент именно на "свадьбе", так как сейчас эта тема особенно актуальна. Но думаю немного рассказать о самой республике, возможно я ошибаюсь, но еще не замечала о ней постов, да и думаю что есть немало читателей не знакомых с моей маленькой Родиной. 

 Я из солнечной, степной Республики Калмыкия, которая располагается на крайнем юго-востоке европейской части России. Эта республика очень интересная и возможно капризная, лето у нас жаркое и сухое, зима малоснежная с пронизывающим степным ветром, и большими холодами. Народ у нас добрый и простой. Возможно вы посчитаете меня лютой патриоткой, но разве это плохо? Я не скрываю что люблю свою республику.

 

 Природа у нас гармоничная, степи весной усыпаны красными тюльпанами, протекает длинная река Волга, имеются небольшие озера и на востоке омывается Каспийским морем, где цветут волшебно красивые лотосы. Народ в Калмыкии самый простой, но гордый. Перенесший войну и геноцид. Если вы никогда не были у нас, будем рады вашему визиту. Уверена вам понравится наш колоритный и гостеприимный городок, своей простотой и красотой, наша степная жемчужина - город Элиста. Приехав к нам вы окунетесь в экзотический город, с не менее экзотичным народом для России. В котором находится множество достопримечательностей, Шахматный городок, интересные памятники.

 Стоит отметить что калмыки - единственный в Европе народ, традиционно исповедующий буддизм, а еще у нас расположен один из крупнейших Буддийских храмов в Европе - под названием  "Золотая Обитель Будды Шакьямуни". Здание хурула имеет 63 метров в высоту и вмещает в себе самую большую в России и Европе девятиметровую статую Будды.

 

  Итак перейдем к свадьбам. 

 В Калмыкии издревне к подготовке к свадебному торжеству подходили ответственно, это должно было выглядеть празднично и красиво. На свадьбе роднились семьи, рода и хотоны. Все старались показать себя во всей красе, поэтому и устраивали две стороны друг для друга различные испытания.

 За два дня до свадьбы начинаются свадебные обряды. В дом невесты приходят родственники и каждый должен что-то добавить к приданному. Невесту дружно готовят: родные срезают ногти, локон, от приданого отрезают нитки. Все это нужно сжечь. Это означает, что девушка, выходя замуж, оставляет этот дом, прежнюю жизнь навсегда. Недаром в доме мужа ей дадут новое имя, символизирующее начало нового жизненного этапа.

 А в это время в доме жениха снаряжают свадебный поезд. Возглавлять делегацию должен мужчина (дядя по отцу, брат или старший роду). Число делегатов обязательно должно быть нечетным. Но среди них не должно быть молодых незамужних родственниц, которые, согласно поверью, могут "оттянуть" счастье молодых на себя. Свадебная делегация должна выехать пораньше, чтобы успеть зайти в дом сватов до обеда. И еще одна немаловажная деталь: выезжают и въезжают в дом только - правой стороны (по солнцу), в этом случае, считается, дело будет удачным.

 Приезд гостей в дом невесты также сопряжен с многочисленными ритуалами. В первую очередь заносят подарок женщинам, так называемый "берячудин хот" ("подарок молодухам"). Затем вносят чай, масло, вареную баранину (если уговаривались о живой овце, ее тоже вводят в дом), сладости. В последнюю очередь в дом заносят спиртное: водку, вино. Полагают, что если сваты не сполна привезут обещанное, то неполным будет и счастье невесты, а кроме того проверяется и верность сватов данному слову.

 И только после всех церемониалов гости проходят в дом, однако перед тем, как сесть за праздничный стол, они должны вымыть руки, ополоснуть рот и помолиться. За столом начинается свадебная трапеза, которая сопровождается многими интересными и веселыми обрядами.

 Раньше гости, приехавшие за невестой, должны были переночевать в доме сватов. Пир, по обычаю, длится всю ночь. В разгар торжества, обычно за полночь, женихова сторона тайно держит совет, на котором выбирается ловкий и быстрый парень. Ему поручают важную миссию: дотронуться до невесты. 

 На рассвете, когда заря только начинает заниматься, а музыка по-прежнему гремит на всю округу, парень в процессе танца должен незаметно проскользнуть в шатер, где сидит невеста и дотронуться до ее плеча. Но сделать это нужно так неприметно, чтобы ни в коем случае этого маневра не заметили невестины подружки, иначе курьеру не избежать насмешек, позора. Вот почему важно остановить выбор на ловком и расторопном молодом человеке. Гонец дотронулся до плеча невесты - это знак, что пора собираться в дорогу. 

 Невесту выводят к жениху. В это время девушки и замужние женщины разделяются. Женщины выводят невесту за руки, а молодые девушки мешают, всем видом показывая, что не хотят отдавать свою подружку, родственницу.Перед выходом мать приказывает дочери последний раз приложиться к родительским бурханам (буддийский алтарь) и сделать прощальный глоток молока родного очага, навеки ею покидаемого.

 Голову невесты при выходе из дома один из сватов покрывает платком, привезенным из дома жениха. Смысл этого обряда в том, что, во-первых, это знак нового статуса женщины, т.к. раньше у калмыков женщина не должна была появляться на людях с непокрытой головой. Этот платок она должна будет износить. Отдавать его кому-либо нельзя. Во-вторых, чтобы она не смогла найти дорогу обратно. Этот путь для нее отныне закрыт. Под всеобщий шум, гам, шутки, смех, слезы и причитания будущую хозяйку выводят к жениху. Он сажает невесту к себе на лошадь и увозит.

 А в доме приступают к выносу приданого. Эта почетная миссия возложена на приехавших за невестой гостей. Наконец, когда все будет нагружено, свадебный поезд отправляется домой.Часть всадников, тем не менее, остается для того, чтобы выкупить у молодух ту часть приданого, которую они сумели спрятать под общий шум. Посланцы предлагают гостинцы: ящик конфет, печений, вдобавок одаривают их платками. Как только угощение и подарки будут приняты, остатки вещей отдают.Кроме того, представители жениха должны забрать с собой полог, за которым невеста сидела во время свадебного пира. Женщины расстилают полотнище по земле, а ребята устраивают скачки. Полог должен быть поднят с земли на скаку. В этом состязании участвует и жених. По негласному правилу, полог должен был подхватить именно он. На этом свадебные гуляния продолжаются у жениха. 

 P.S : Спасибо всем за внимание, была очень рада окунуть вас всех в надеюсь, познавательную для вас историю. И надеюсь сей пост вам понравится,буду рада почитать комментарии и ответить на вопросы. Еще раз прошу прощения за какие- либо допущенные ошибки. Всем любви, добра и благополучия в ваш дом, и отличных выходных!

www.spletnik.ru

Традиции и обычаи свадебной церемонии

Традиции и обычаи свадебной церемонии

11.11.2009 20:45

Невеста, едущая в хурул. Фото: Национальный музей КалмыкииДля двух роднившихся семей, для их близких, для хотонов где они проживали свадьба являлась самым ярким событием. Прежде чем засватать девушку из чужого дальнего хотона, родители жениха посылали туда «разведчика». Он должен был познакомиться с родителями девушки, разузнать исподволь, в каком состоянии их хозяйство, каков авторитет этой семьи в хотоне.

А самое главное - он, во что бы то ни стало, должен был, увидев девушку, постараться в результате собственных наблюдений определить ее характер: груба она или вежлива, угрюма или жизнерадостна, трудолюбива или ленива.

В кармане у такого «разведчика»был припасен сухой «орешек» - помет козленка, который он, улучив момент, незаметно подкладывал в наперсток, висящий на жердочке решетки возле постели девушки. Через несколько дней хитрец непременно находил повод снова побывать в этой же кибитке и проверить, пользовалась ли девушка наперстком. Если в наперстке ничего не было - значит, девушка пользовалась им, что-то шила, значит, она мастерица...

Впервые же «разведчик» в кибитку родителей девушки попадает как бы случайно, дескать, ищет он отбившегося от табуна коня: «Не видели ли, люди добрые?»

Потом такой гость просится на ночлег, а утром, проснувшись на рассвете, притворяется еще спящим и потихоньку наблюдает за девушкой.

Если она встанет раньше всех и, быстро приведя себя в порядок, сбегает за водой, а потом поможет матери подоить корову и управиться по хозяйству, значит, она трудолюбива, да к тому же уважает родителей. Хорошая хозяйка будет! А если девушка к тому же вежлива, умеет находчиво и умно ответить на несколько вопросов, заданных ей как бы между прочим "разведчиком", то можно сказать, что вопрос о сватовстве уже решен. Если же девушка встает позже матери, ходит сонная и неприбранная, позевывает и ни к чему не прикладывает рук - о сватовстве не может быть и речи.

Со свадьбой у калмыков, прежде всего, были связаны значительные материальные расходы. К этому событию готовились весьма тщательно и достаточно долго - приготовление порой тянулось до года, а то и до двух лет. За это время обе стороны обговаривали, кто и что будет готовить для молодой семьи: родители жениха готовили остов кибитки со всеми войлочными покрытиями и различными к ней приспособлениями, родители невесты - всю необходимую для дома обстановку: кровати, сундуки, утюг, шкатулки, всевозможную утварь, ковры, узорные ширдыки, постельные принадлежности, красивую тесьму, которая опоясывает кибитку снаружи.

Когда приготовления заканчивались, начиналась свадьба (хюрм), состоящая из трех главных торжественных церемоний.

Церемония первая - первый приезд жениха в кибитку родителей невесты. О нем заранее оповещали родителей два верховых молодца, прибывавших с аракой и лакомствами для детей.

К этому дню обе стороны готовились усердно: родители отправляли жениха в гости не с пустыми руками - жарили борцоки, покупали конфеты и пряники, варили тушу барана. Оповещали заранее участников поездки. Посылали родным невесты плитку калмыцкого чая и два мускатных ореха, а также белый платок с завязанными в одном из его уголков серебряными и медными монетами (в знак единства) и немного кумыса (в знак благодарности). Наконец жених и его друзья (не менее десятка мужчин) отправлялись в путь, как правило, верхом на лошадях. Их сопровождала подвода, груженная подарками.

Поездку возглавлял старший из близких родственников жениха, хорошо знающий свадебный обряд, а также соответствующие пословицы, поговорки, прибаутки, свадебные песни. Вся группа останавливалась, не доезжая хотона невесты, и высылала верхового предупредить родителей девушки о приближении хюрм. Когда посланец возвращался, группа продолжала путь: впереди два-три наездника во главе со старшим, за ними подвода с гостинцами, следом - верховые с женихом.

Въезжали в хотон по ходу солнца. Встречали их мужчины - родственники девушки: придирчиво проверив наличие всех предметов, полагающихся согласно свадебному обряду, приглашали гостей в кибитку. Следует отметить, что отсутствие какого-либо одного, полагающегося по обычаю предмета, влекло за собой отсрочку свадьбы.

По правой стороне кибитки рассаживались мужчины во главе со старшим, по левой - женщины, возглавляемые старшей по возрасту, на почетном месте садились старики. Молодежь вместе с невестой собиралась в другой кибитке.

По обычаю, прибывшие сначала справлялись о здоровье и благополучии всех членов семьи и родственников невесты, расспрашивали о хозяйстве, беседовали о погоде. Только после этого начиналось угощение. Молодые женщины набивали старшим трубки, разносили чай в пиалах, молодые мужчины подавали привезенные мясо и араку. Старики произносили благопожелания: "Пусть молодые построят кибитку на возвышенности, пусть будет привязь для скота на травянистом месте, да пусть живут в зеленой долине без войн, без всяческих бедствий!.." 

Вечером родители невесты варили в свою очередь тушу барана, да не одну, и веселье продолжалось: танцевали, пели, шутили... Жених при этом соблюдал общепринятые правила приличия: вел себя степенно и скромно, воздерживался от спиртных напитков.

После долгих просьб и увещеваний гостей родители разрешали невесте показаться присутствующим. Та входила в сопровождении двух своих подруг, потупив взгляд и опустив голову, стараясь не привлекать к себе внимания. Ее приветствовали стоя, а старший высказывал невесте благопожелание. Гости просили ее подать старшему пиалу с чаем, набить трубку табаком, спеть и станцевать. Невеста исполняла пожелания гостей, которые бурно ее благодарили и одаривали деньгами, а когда она пускалась в пляс, монеты бросали ей и под ноги.

Затем начиналась самая ответственная часть хюрм, от которой зависела вся судьба свадьбы. Все вдруг упиралось в то, насколько старший (хюрмин ахлач) знал фольклор. Подавая ему мясо, в тарелку подкладывали двадцать пятый позвонок барана. Съев мясо и добравшись до позвонка, старший должен был рассказать все девять легенд. Если он что-либо забывал иди путал, позор падал на его хотон. Хозяин дома мог из-за простоволосившегося старшего отказаться выдать свою дочь замуж иди оштрафовать родственников жениха, обязав дополнительно ко всем обговоренным подаркам добавить еще и оседланного коня.

Но вот старший с честью выходил из положения, и ему подавали лопаточную кость. Теперь он по приметам лопатки должен был определить характер хозяина да еще сказать, какая предстоит зима, просторны ли овечьи базы, широка ли у хозяина тропа для скота, наварист ли шулюн в его котле. Если старший угадывал верно, его награждали и считали, что нашли для дочери хороших и мудрых новых родных. Так пировали до рассвета.

Пир продолжался и на следующий день: гостей со стороны жениха по очереди приглашали к себе все родственники невесты, угощая кто чем может. Но вот второй день истекал, и гости, произнеся прощальные тосты и поблагодарив за гостеприимство, уезжали.

Церемония вторая - это второй визит. В состав женской группы визитеров входила опытная в таких делах женщина и одна из молодых снох жениха (чаще всего - жена старшего брата). Они везли с собой сладости, две туши баранов (вареную и сырую), борцоки, ситец. В кибитке родителей невесты происходил раскрой привезенных тканей, потом там же шили свадебный подог, наволочки, одежду (эмскюл) для родителей невесты.

Прием гостей происходил в том же установившемся порядке, что и при первом приезде. Вечеринка, которая устраивалась по окончании работы, сопровождалась шутливыми разговорами, играми. Когда гости собирались домой, им вручали всякие подарки: бешметы, отрезы тканей, платки, расшитые кисеты и кошельки. Состоятельные родители преподносили в подарок меховые, мерлушковые шубы.

Третьей церемонией была церемония увоза невесты. Этот день назначался заранее. Оговаривались предварительно и срок пребывания родственников жениха в хотоне родителей невесты, и время дня, когда невесту предполагалось вывезти из родительского дома, и цвет ее одежды, и год рождения мужчины, который первым прикоснется к ней рукой, и масть лошади, на которой увезут девушку из родного дома.

Обо всех этих тонкостях родителей невесты оповещали верховые, которые, возвращаясь с ответом, увозили с собой принадлежности, приготовленные для кибитки молодых.

Родители жениха ставили для молодой семьи белую кибитку, а родственники, близкие и знакомые дарили все, что могли. Готовились подарки и для родных невесты.

Родители невесты собирали на семейный совет родных и близких, чтобы решить вопрос о приготовлении приданого и подарков для родных жениха. Количество и качество приданого зависело от материального положения семьи. Следует отметить, что обычно родители готовили приданое для дочери еще с ее раннего возраста.

В период предсвадебной подготовки в хотоне невесты проводились вечеринки для юношей и девушек. На этих вечеринках исполнялись различные танцы и обрядовые песни, которых у калмыцкого народа множество. Такие вечеринки тянулись вплоть до самой свадьбы, так как почти каждый день невесту приглашали поочередно и родственники, и близкие, одаривая ее и угощая подруг и родных. Девушка, в свою очередь, одаривала своих друзей: девушкам дарила платки, юношам - расшитые кисеты и кошельки.

В день свадьбы в обоих хотонах все без исключения - от детей до стариков - надевали лучшие свои одежды для участия в празднестве. Приглашались лучшие домбристки, за которыми порою специально посылали коней в соседние хотоны. На свадьбу шли все - и приглашенные, и не приглашенные, как говорится: "На свадьбу даже череп катится". И каждый, кто приходил, должен был остаться довольным угощением.

И вот в хотон невесты отправлялись гости (не менее двадцати человек, в основном - мужчины). Они везли условленное количество мяса, араки, лакомств.

Родители невесты уже были готовы к приему гостей. Празднество проводилось в том же порядке, что и предыдущие. Только на этот раз гости приезжали днем, до заката солнца, и оставались на всю ночь, стараясь не заснуть, чтобы не проспать то время на заре, когда еще чуть видны кожные узоры на ладони и когда надо будет увозить невесту в дом жениха.

За невестой посылали самых ловких, хорошо поющих, прекрасно танцующих и сметливых парней. И это потому, что в хотоне невесты они могли в любой момент подвергнуться всяческим испытаниям: как они танцуют, и как поют, и как разгадывают всевозможные загадки, головоломки... 

Короче говоря, было двустороннее состязание в искусстве умного диалога, в ловкости, памяти. Молодые люди и с той и с другой стороны одевались нарядно, их кони тоже были украшены. Естественно, что девушки исподтишка наблюдали за парнями.

Веселье продолжалось всю ночь, а на заре гости пытались побыстрее увезти невесту, что у них зачастую не сразу получалось: подруги невесты и молодые парни из ее хотона старались как можно дольше задержать их, пряча вещи невесты. Гости выносили приданое, укладывали на подводу, а в это время их осыпали ударами плетей и ташмаков (бичей) сгрудившиеся вокруг женщины и молодежь. Затем заходил в кибитку тот из мужчин, который должен был первым прикоснуться рукой к невесте. Собравшиеся мешали ему это сделать, нанося порою совсем нешуточные удары. Тут же происходило прощание матери с дочерью. Мать подавала дочери чашку с молоком или кумысом (чигяном) и, целуя, напутствовала грустною песней:

Ты пей свой красный чай, сны детства - до зари. 
Взгрустнется невзначай - ты трубку закури. 
Не нежиться теперь - ты не у мамы, дочь: 
Земля чужая, верь, глуха, как будто ночь. 
Где кабанов стада - тихонечко шагай. 
Чужому никогда души не раскрывай! 
Через некоторое время дочь споет матери в ответ: 

Иссиня-черный конь легко обуздан мной. 
Как ласточка, к тебе я прилечу домой. 
Уж с гривой золотой, пахучей, как эрвенг, 
Стоит, оседлан, конь, готов покинуть плен. 
Ах, иноходец мой, лети за край села! 
Я на твоей спине наездницей росла. 
К родному очагу неси, мой вороной,- 
Я к маме прилечу, как бабочка, весной. 
Объятий, чем ее, на свете нет милей! 
Я стала так скучать по маме по своей...

Но вот назначенный заранее мужчина все же касался руки девушки, выскакивал из кибитки, прыгал на коня и ждал, усевшись позади седла, приготовленного для невесты. После этого в кибитку заходили друзья жениха и, преодолевая сопротивление окружающих, брали невесту и усаживали в седло. Они вывозили ее за хотон, где была приготовлена оседланная лошадь и ожидали запряженные верблюды и конные подводы, и передавали невесту родным жениха, которые сопровождали ее к новому дому. В числе сопровождающих непременно присутствовала молодая сноха иди родственница отца жениха.

Завершив этот обряд, представители стороны жениха радостные и удовлетворенные выезжали вместе с невестой домой. Их сопровождали несколько парней на празднично украшенных верховых лошадях - представители со стороны невесты. Когда до дома жениха оставалось 5-6 километров, обе стороны пришпоривали коней и пускались вскачь.

И своих, и гостей встречал весь хотон: в нарядных одеждах выходили и старые, и молодые. Одна из самых красивых девушек хотона выступала вперед и махала над головой платком, в одном из уголков которого были завязаны серебряные и медные монеты. Каждый из скачущих старался прийти первым и изо всех сил торопил коня. Встречающие непрерывно подбадривали всадников, крича и улюлюкая. И тот, кто долетал на своем коне первым, на скаку выхватывал платок из рук красивой девушки - это был приз за победу в скачках в честь невесты.

Потом молодые женщины и девушки со стороны жениха встречали невесту - снимали ее с коня (или телеги) и вели по ходу солнца в специально поставленную для молодых кибитку. Двое верховых везли впереди них голубой полог - ценкр кешг. В кибитку вносили приданое невесты, вводили и усаживали будущую хозяйку за полог, где ее окружали девушки. Справа от двери садились женщины, слева - мужчины, все в порядке старшинства. Начинался свадебный пир в хотоне жениха.

Во второй половине дня исполнялись обряды по приему невесты в родительский дом мужа: поклонение молодой снохи очагу его родных, бурханам, золотому солнцу - источнику света и тепла, духу предков. Большая берцовая кость с альчиком, положенная перед девушкой, символизировала пожелание ей сына, который будет играть в альчики.

И, наконец, новобрачная отдавала поклон отцу и матери, во время которого сопровождавшие невесту мужчины забрасывали их кусочками курдючного сада из полной чаши. После обрядовых поклонов сопровождавшие невесту гости спрашивали, согласны ли родители принять невесту.

Едва молодая переступала порог кибитки, начинался шуточный обряд перетягивания бараньей шкуры: гости тянули за один конец, из кибитки, родные жениха - за другой, вовнутрь кибитки. Когда шкура разрывалась (не без помощи ножа, конечно) на две части, наружную ее половину перебрасывали через кибитку в направлении севера, а ту половину, которая оставалась внутри кибитки, клали с правой стороны кибитки. Переступив порог своего нового дома, молодая хозяйка бросала в огонь очага кусочек сала и кизяк. Все присутствующие при этом желали молодым счастья, здоровья, наследников и т. п.

Молодую снова сажали за полог с молодыми девушками - ведь она до сих пор еще в девичьей одежде.

После захода солнца молодежь продолжала веселиться, перейдя в другую кибитку. А в кибитке родителей оставались одни старшие. Они продолжали пировать, звучали шутки, народные песни, не затихали словесные состязания, в которых каждый старался проявить свою находчивость и мудрость.

Две пожилые женщины шли к невесте в кибитку новобрачных. Здесь они расплетали ее девичью косу (отныне она будет носить две косы с шивердыками), надевали на молодую женскую одежду. Затем женщины приводили в кибитку жениха. Молодые оставались наедине.

Утром невесту приглашали в кибитку свекра и свекрови. Здесь она варила чай и первую пиалу подносила свекру. Тот произносил благопожелание и давал невестке новое имя, а пиалу возвращал ей, но уже с деньгами. Родные невесты одаривали родителей жениха привезенными подарками.

Несколько дней длился свадебный пир. Прощаясь, родители жениха преподносили, в свою очередь, подарки всем гостям, сопровождавшим невесту, ни для кого не делая исключения. На этом свадебная церемония заканчивалась. 

Калмыцкие имена



Добавить комментарий

kalmykia-online.ru

Калмыкия » Калмыцкая свадьба | Туры в Калмыкию

Калмыцкая свадьба. Брак и калмыцкие свадебные обряды.

У калмыков категорически запрещаются браки между родственниками любого поколения по отцовской линии. И. А. Житецкий сообщает, что «по мнению бакши Ики-Багутова хурула Эркетеневского улуса невозможен брак до 10-го колена, а по утверждению духовенства Ики хурула в Малых Дербетах (бакши, зурхачи) — до 49-го колена. В 80-гг. XIX в. зайсанг Яндыковского улуса Кекшин Оргичкеев хотел женить сына на девушке Керетовского рода Эркетеневского улуса, но родители невесты отказали, мотивируя тем, что они были близкие родственники и составляли один род до удаления части калмыков из России, т. е. до 1771 года».

Вплоть до Октябрьской революции у калмыков встречались отдельные факты института левирата, сороратные браки. В быту калмыков имели место отдельные факты приймачества.

Заключение брака путем похищения невесты, хотя и встречалось, но было крайне редким явлением. Браки с умыканием сурово осуждались общественным мнением.

В подавляющем большинстве случаев бракосочетание у калмыков было связано с уплатой выкупа за невесту (калыма) с одной стороны и требованием приданого — с другой. Как только семьи молодых давали взаимное согласие на брак, они тут же договаривались о размерах калыма, который назначался родными невесты произвольно. Брали выкуп обычно натурой: например, просили дорогостоящую шубу из мехов пушных зверей и мерлушки отцу девушки, ее брату — лошадь с седлом.

Право выбора невесты для сына, жениха для дочери принадлежало родителям и близким влиятельным родственникам. После того, как выбор был сделан и сошлись мнения всех, кто имел голос в этом совете, родители жениха обращались к родным девушки, к ее отцу, брату или влиятельному родственнику.

В случае согласия на брак молодых начиналось исполнение свадебных обрядов, обязательных для всех социальных слоев общества. Родные жениха совершали трехкратную поездку к ее родителям с недорогостоящими подарками (одно бортхо, два бортхо и три бортхо араки и подарки для детей).

После завершения сватовства калмыки соблюдали три главных обряда свадебных торжеств (хюрюм), которым придавалось большое общественное значение. Во время этих торжеств молодежь усваивала нравственные и правовые нормы. Это было важное событие не только в жизни самих молодых, но и всех родственников, хотона в целом. Свадьба для обеих семей была связана с большой хозяйственной подготовкой. Промежуток времени между обручением и свадьбой был до года, а то и до трех лет. За этот период родные жениха готовили для новой семьи остов кибитки со всем кошмовым покрытием. Совершались трехкратные, установленные обычаем, свадебные поездки жениха с большой группой людей к родным невесты; церемонии, связанные с этими поездками, были сопряжены со значительными хозяйственными расходами. Семья девушки готовила всю домашнюю обстановку: сундуки (абдар), укюг (шкафчик для продуктов), посуду, часть принадлежностей кибитки (хошлинг — широкая тканая тесьма), волосяные и шерстяные веревки, комплект одежды замужней женщины на несколько лет, постельные принадлежности, подарки для родных жениха.

Девушку увозили в хотон жениха только в третью поездку. Гости обычно приезжали днем, оставались ночевать. При всех обстоятельствах участники свадьбы не ложились спать, продолжали веселиться до раннего утра. На заре происходило шуточное сражение (кюке булаха): жених и его родственники, награждаемые ударами молодых женщин, девушек, а иногда и парней — родных и близких невесты, пытались прорваться в кибитку, чтобы вынести приданое и вывести невесту.

В хотон жениха девушку провожали ее родные. Количество провожатых иногда доходило до 20—25 человек, в числе которых обязательно были мать невесты и самая молодая сноха (берген) — жена брата или родственница по отцу. Если матери не было в живых, ее заменяла самая старшая сноха — жена родственника или старшего брата. После прибытия свадебного поезда начинались взаимные приветствия и угощения, а затем отдых.

Во второй половине дня исполнялся обряд приема невесты в род мужа (бере мергюлгн) — поклонение молодой очагу и роду родных, т. е. предкам мужа. Все его родные готовились к исполнению этого обряда. Молодая садилась у порога, с наружной стороны, перед ней держали занавеску, закрывая ее лицо от сидящих в кибитке. Мужчина, который первым коснулся девушки накануне вывода ее из родительской кибитки, заставлял молодую трижды поклониться бурханам и с криком «бурханд мергмю», трижды отдать поклон желтому солнцу (шара нарандан мергмю) —источнику света, тепла, жизни. Трижды кланялась молодая и в сторону большой берцовой кости овцы (шага чимгенде мергмю), положенной внутри кибитки; эти поклоны символизировали моление о даровании ей сына, который будет играть в альчики. Затем молодую заставляли поклониться очагу (гал гулматан мергмю) — символу семьи и семейного очага, счастья, без которого существование семьи не мыслилось. То же самое повторялось в честь духов предков (эки-эцкин сякуснд мергмю) и, наконец, следовали поклоны отцу и матери мужа, при этом сопровождавшие девушку мужчины бросали в них кусочки сала из полной чаши, заблаговременно поставленной у порога. После всех обрядовых поклонов находившиеся около молодой громко спрашивали, желают ли родители жениха принять свою невесту.

Переступив порог своего нового дома, молодая брала кусочки сала и кизяк, бросала их в огонь. Все присутствующие говорили молодым благопожелания: желали счастья, много детей, долгих лет жизни, высказывали различные поучения. Здесь же девичье имя молодой заменяли по желанию родных жениха (нэр сольх) каким-нибудь другим именем. Ее родные дарили родителям жениха дорогостоящие платья и широкие штаны из простого материала — матери, этот символический подарок делали в знак — благодарности чреву матери, родившей сына. Этот обряд исполнялся в кибитках дядей по отцу, старших братьев и других близких родственников жениха.

В день прибытия свадебного кортежа поздно вечером специальные выделенные замужние женщины расплетали девичью косу молодой, делили волосы на две половины, заплетали их в две женские косы и укладывали в шиверлиги (чехлы для кос). Молодую одевали в полный костюм замужней женщины.

Молодая женщина навсегда расставалась с девичьей свободой, какой она пользовалась в доме родителей. Она по закону и традиции порывала со своими родителями, полностью лишалась права переступать порог родных как по отцу, так и по матери, вступала в родню мужа, в его анги, анмак и улус (если она из другого аймака или улуса).

Многие обычаи и обряды, существовавшие у калмыков в конце XIX—начале XX вв. были далеко не нейтральными. Следует указать, что со временем отдельные вредные пережитки постепенно отходили в прошлое, но в целом система обычаев и обрядов, унижавших человеческое достоинство женщины, сохранялась.

Для изучающих историю семьи, как социального института, большое значение имеет исследование терминологии родства. До сих пор ученые обращали очень мало внимания на термины родства, бытующие среди калмыков. Между тем отдельные термины родства отражают общественную структуру, реально существовавшую в эпоху матриархально-родового строя. В терминологии родства у калмыков прослеживается классификационная система родства. Ряд терминов обозначает лишь строго определенную категорию родственников. Вся родня по матери независимо от возраста носит общее название «нахцнар», тогда как родственники по отцу называются общим наименованием «терлмюд» (от слова «терх» — «рожать»). Дети родных сестер называют друг друга «беле», «белнер», независимо от степени родства и пола, тогда как дети братьев именуют себя по отношению друг к другу «уйе», «уйнер» («колена»), независимо от возраста и степени родства. Наличие у калмыков пережитков классификационной системы родства подтверждается тем, что калмыцким обычаем не запрещается жениться юноше на дальней родственнице матери. Более того, по рассказам калмыков, брак юноши с родственницей матери считался счастливым и прочным. Что это было именно так, говорят отдельные факты левирата и сорората. Возможно, этим объясняется то, что все старшие родственники мужа и их

www.kalmykiatour.com

Традиции и обычаи народов калмыкии. Современная калмыцкая свадьба

Калмыки - это жители европейской части нашей необъятной родины. Они говорят на монгольском языке. Данная статья посвящена тому, какие яркие традиции присущи народу.


Новый год в Калмыкии

Новый год в Калмыкии зовется Зула. Отмечать его было принято в последних числах декабря (22 декабря в день солнцеворота). Праздник этот народный, древнейший. Но учитывая тот факт, что калмыки буддисты, то празднество проходило в буддийских храмах. На калмыцком языке, зула означает лампадка, огонь. В Новый год было принято разжигать костер. При этом огонь должен был быть максимально большим. Считалось, что этот огонь возвращает солнцу всю его силу, а значит, солнце будет греть еще теплее. Что касается храмов, то в этот день тут было принято разжигать лампады. По манере огня люди читали свое будущее. После этого необходимо было обойти храм по солнцу, в руках должен находится священный предмет - икона с буддийскими божествами, книги и другие. А также надо было не забыть оставить дары (сладкие продукты, молочные изделия) на жертвенном столе.


Цаган cap


Цаган сар в Калмыкии

Цаган сар означает первый месяц весны. Если переводить это словосочетание с калмыцкого, то оно означает "белый месяц". В это время принято поздравлять всех с окончанием холодов и зимы, а также с тем, что пришла весна. Также это время известно тем, что готовятся к перекочевке по окончании приплода у скота. Отмечается праздник в первое полнолуние весны. Этот праздник отмечался в каждом доме. Все ходили друг к другу в гости, угощали яствами. Человек, который пришел поздравлять с праздником, должен был встать на одно колено и ладонями прижимался ко лбу. Самое большое ожидание этого праздника - рассвет. Несколько столетий назад было принято собираться во дворе храма, а по появлению первых солнечных лучей, проходила общая молитва. После всех действий храм обходили по часовой стрелке.


Есть ли приношение даров этот праздник?

Да, как и в предыдущем случае, тут не обошлось без даров (жертвоприношения). В дар приносили молочные продукты, мясо. Кстати, храм обходили уже после приношения жертвы.

Праздник единства земли и воды (Урюс)

Урюс - главный праздник лета. Отмечался он в первое летнее полнолуние. В этот день было принято приносить жертву духам, чтобы они даровали годную траву на пастбищах для отменного кормления скота, а также чтобы скот хорошо плодился и размножался. Если скот будет здоров, будет размножаться, то и скотоводы будут жить богато с обилием еды, их дети будут здоровы и не будет ни в чем нужды. Чтобы все это было у калмыцкого народа, в этот праздник было принято собрать весь имеющийся скот возле дома, обрызгать головы скота молочком, кумысом.


Джангар и Джангариада


Эпос Джангар

В 1990 году было 550-летие создания эпопеи Джангар. Герой олицетворяет настоящего борца за свободу и независимость, который дарует эти блага народу вместе со своими друзьями. В честь юбилея эпоса решили приурочить праздник.


Совет

Если вы хотите посетить какое-нибудь народное калмыцкое празднество, то рекомендуем вам ехать сюда во второе воскресенье сентября. В этот день проходит празднование Джангаириада - спартакиада, созданная в честь эпоса Джангар. В этот день проходят яркие гулянья, спортивные состязания, а также театрализованные постановки.


Фестиваль тюльпанов

Калмыкия славится своими тюльпановыми полями. В апреле вся Калмыкия озаряется яркой красотой тюльпанов всевозможных цветов. А праздник тюльпанов приходится на второе воскресенье апреля. В Калмыкии в этот день гуляет и стар, и млад.


Вывод:

Калмыкия - это самобытная страна, которая не оставит равнодушным никого. Традиции и обычаи Калмыкии - это яркие празднества, гулянья, удивительные истории.


Традиции и обычаи народов Калмыкии

20.01.2013 13:15

В старину время шло размеренно, неторопливо, и потому к свадьбе готовились обстоятельно, не спеша. В наши дни все изменилось до неузнаваемости, даже время измеряется иными мерками, оно бежит, не давая порой людям опомниться. А вместе с ним меняются и обычаи.Если в старину сватовство по традиции проводилось в три захода, то нынче сватаются только один раз. Желательно это делать в день, указанный гелюнгом, он же указывает день, когда можно играть свадьбу. Сватами назначаются обычно родители жениха и три родственника, два - со стороны отца, один - со стороны матери. Перед дорогой сваты должны выпить дома калмыцкого чая и выслушать благопожелание с наказом успешно провести переговоры о будущей свадьбе. Хорошо, если в доме по такому случаю горит лампадка. Едут свататься по обычаю не с пустыми руками, гостинцы по такому случаю готовятся традиционные: ящик водки, баранье мясо, 10-15 лепешек (целвг), конфеты, печенье. Сверх того надо положить сватам одну-две бутылки водки, предназначенные для знакомства, торжественному событию.

В доме невесты гостей приглашают к столу, где уже приготовлено угощение. Потом отец жениха распечатывает свою бутылку с водкой и объясняет, с чем они пришли: «Я полагаю, вы уже догадались, с какой целью мы сегодня пришли к вам. Дело в том, что наш плохой* сын и ваша плохая* дочь решили пожениться. Это очень серьезное решение: создать новую семью. И наша с вами задача - помочь им воплотить это решение в жизнь. Хочу надеяться, что вы согласитесь с нами и примете наши гостинцы, и надеюсь, не отвергнете нашего предложения. А поскольку, мы впервые переступили порог вашего дома, то хочу пожелать также, чтобы дом ваш был крепостью во имя счастья И благополучия вашей семьи. Долгих лет вам здравствовать и растить своих детей в счастье и радости».

Речь произнесена. На стол выкладываются гостинцы сватов, первым угощение подносят старшим. Те, отведав вкусных яств, Не скрывают удовольствия,

sadlazur.ru

Калмыцкие обычаи и традиции - как живут люди в этой республике?

Здравствуйте, любознательные читатели! Сегодня нам предстоит заглянуть в юго-восточный уголок европейской части России, где в междуречье Дона и Волги раскинулась Калмыкия. Это единственная страна в Европе, где исповедуют буддизм. Данная религия сильно повлияла на калмыцкие обычаи и традиции.

О них мы и поговорим.

Содержание:
Историческое прошлое
Калмыки и лотос
Повседневная жизнь
Символичные кушанья
Главные торжества
Народная этика
Родственные связи
Свадебное таинство
Заключение

Историческое прошлое

Калмыки, потомки западномонгольских ойратов, перебрались в низовья Волги в середине XVII века, когда у них произошли разногласия с другими обитателями Джунгарского ханства.

На новом месте было образовано Калмыцкое ханство. Позднее оно было упразднено российскими государями.

Калмыцкому народу пришлось пережить тяжелейшие несчастья во время существования в составе СССР. Они потеряли автономию, подверглись депортации, в результате чего лишились больше половины своего населения.

Только к 60-м годам прошлого столетия калмыков реабилитировали. Сейчас их государство входит в состав Российской Федерации под названием Республика Калмыкия.

В ней два государственных языка – русский и калмыцкий.

Калмыки и лотос

Несмотря на пережитые трудности, калмыки не теряют оптимизма. Возможно, помогает им в этом следование древнему буддийскому учению.

Калмыкия – единственное государство в мире, у которого и на гербе, и на флаге изображён лотос. По-калмыцки, лотос – это «бадм». А на санскрите – «падма», на тибетском языке – «пад-ма».

Калмыцкий народ почитает бодхисаттву сострадания Авалокитешвару, который изображается несущим этот цветок. Именно к нему они обращают свою молитву «Ом мани падме хум», что в переводе означает «О, сокровище, в сердцевине лотоса!»

Из трёх видов лотоса, один, индийский, растёт на берегах Волги. Дальше, на север от этого места, его уже не встретишь, да и во всей Европе он водится только здесь. Калмыки гордятся тем, что могут наслаждаться его цветением в природных условиях.

Они считают, что их народ удостоился особого права жить рядом с местом произрастания этого чуда и иметь его на своих государственных символах. Нередким калмыцким именем является Бадма, существует множество фамилий, образованных от этого корня: Бадмахалгаев, Бадмаев, Бадминов и др.

Повседневная жизнь

Так как калмыки являлись кочевниками, то и жильё у них было передвижное, называемое «кибитка» — подобие юрты, утеплённой войлоком. Летом в ней было прохладно, зимой – тепло.

В кибитках обитали более зажиточные кочевники, так как обтягивалась она кошмой из овечьей шерсти, а для этого надо было иметь домашний скот.

Бедные калмыки не могли себе такого позволить в быту. Их жилища назывались джолум и сооружались из камышовых снопов, устанавливаемых по кругу и связанных вверху наглухо.

Они были без окон, и внутри было темно. Для утепления использовалась глина, которой джолум обмазывался изнутри и снаружи. В нём было очень холодно, что иногда даже служило причиной смерти жильцов.

Кстати сказать, раньше у калмыков не было принято хоронить умерших. Их оставляли в степи на съедение хищникам. Сейчас на похороны приглашают ламу, который «указывает» путь отошедшему в мир иной.

Символичные кушанья

Самым любимым лакомством местных жителей являются борцоки. Раньше их могли позволить себе только богачи, из-за дороговизны и недоступности пшеничной муки.

Существует свыше десяти разновидностей этих лепёшек, и каждый вид имеет глубокий смысл и предназначение.

Лепёшки:

  • в виде солнца обязательны на праздники;
  • в форме бублика символизирует бесконечность жизненного колеса – сансары, непременно вкушаются за столом во время празднования Зул;
  • как рогалик напоминают верхнюю часть коровы и преподносятся с напутствием увеличения поголовья крупного домашнего скота;
  • формой напоминающие часть или целого барашка, дарятся, чтобы у хозяина было больше овец, символически представляют древнее заклание животных;
  • похожие на конскую внутренность – кит – символизируют обилие еды;
  • небольшого размера – хорха – преподносятся с тем, чтобы было больше детей или скота;
  • шор белг, как штыки, показывают решимость защищаться от недругов;
  • шовун, в виде птичек, возвещают о приходе весны.

Это далеко не полный перечень таких мучных изделий, которые, по замыслу калмыков, указывают на взаимосвязь всего живого в мире, его причинно-зависимое происхождение в соответствии с одним из буддийских положений.

Главные торжества

Среди главных праздников в калмыцкой культуре необходимо отметить Зул, что значит «лампада». Первоначально его посвящали рождению Вселенной, а затем это стал общенациональный день рождения, в который каждый калмык становится старше на год. Этот же день символизирует наступление начала следующего года.

В местном календаре существует месяц Коровы, вот в его 25-й день и отмечают этот праздник. Так как Вселенная возникла из-за взрыва, во время празднования должно быть много огня. Связывают этот знаменательный день также и с паринирваной Цонкапы, который основал буддийскую школу Гелуг.

Другой известный праздник – это Цаган Сар. Во время него празднуют приход весны. Длится он целый месяц, в течение которого ходят друг к другу в гости, одаривают подарками, вкусно угощают.

И в Зул, и в Цаган Сар положено поставить подношение бурханам (скульптурным фигуркам будд) – дееж, и зажечь перед ними лампаду.

Народная этика

У калмыков существует самобытная система морально-этических правил, передаваемая из поколения в поколение и неукоснительно соблюдаемая.

Старшим оказывается уважение и почёт. Их пропускают первыми и поддерживают при входе, помогают подготовить коня в дорогу, предлагают лучшую еду и чай прежде, чем другим.

После перекочевания на новое пастбище, пожилых людей угощают, чтобы они благословили новое место. Когда старшие разговаривают, им не перечат, не перебивают, прислушиваются к их советам, никогда не повышают голос в их присутствии.

Во время праздников говорить йорялы – благопожелания – тоже предоставляется тем, кто старше. Они же употребляют крепкие напитки, молодым это не дозволено.

Вся вековая мудрость калмыцкого народа собрана в его героическом эпосе под названием «Джангар». Он описывает подвиги богатырей, которые проживают в несуществующей стране Бумбы.

Эпосу около тысячи лет, и сохранился он до наших дней благодаря жителям, которые наизусть знали все его песни и передавали их устно следующим поколениям.

У калмыков не принято хвалить своих жён, но для укрепления духа и поднятия авторитета повсеместно расхваливают мужчин. Существует даже пословица «Без похвалы нет богатыря».

Родственные связи

В былые времена калмыки жили кланами – хотонами. Каждый хотон назывался по имени главного в роду.

Считалось очень важным знать своих родственников до седьмого колена. Отцовская линия всегда главенствовала в доме, так как мать приходила в семью из другого рода.

Примерно до четвёртого колена родственники были близкими, а с пятого до седьмого – считались дальними. Родственникам по отцовской линии не дозволялось вступать в брак между собой, так как потомство рождалось в таком случае больным, и род ослабевал.

Свадебное таинство

В более далёкое время сватовство в Калмыкии проходило в три этапа:

  • знакомились семьями в доме невесты;
  • сватались с обсуждением за столом меню будущей свадьбы, подарков и состава свадебного поезда;
  • договаривались о дне церемонии.

В наше время всё происходит быстрее. Гелюнг (буддийский монах) определяет один благоприятный день для сватовства и второй — для самой церемонии.

Подготовка к свадьбе включает интересные обряды. Невесте обрезают прядку волос, ногти, чтобы она не унесла из дома счастье своей семьи. Жених готовит свадебный поезд, который должен был состоять из нечётного количества, 9 или 11, женатых мужчин.

Перед празднованием полагается совершить омовение рук и ополаскивание рта и помолиться перед бурханом. Само оно длится недолго, так как к обеду невесту нужно доставить в дом жениха.

После застолья невеста надевает платок, молится бурханам, пьёт молоко и уходит из отчего дома. Её приданое грузят в свадебный поезд, и молодые уезжают.

Заключение

Калмыки – удивительный народ, который имеет богатейшее культурное и духовное наследие. Его представители отличаются высокой нравственностью, мудростью и простотой.

Друзья, всего доброго! Если вам понравилась статья, поделитесь ею в социальных сетях.

o-buddizme.ru

Исследовательская работа "Белые штаны в свадебном ритуале как символ жизни продления рода"

Введение

Чтобы полюбить свой народ, чтобы понять смысл вековых традиций и обычаев, надо изучать ее истоки. Обычаи народа, сохранившиеся с давних пор, передаваемые от отца к сыну, традиционные устои и нормы общежития сформировались в результате долгого исторического пути, пройденного народом, выступая условием, залогом жизнеобеспечения и выживания этноса.

Наиболее ярко проявление народных обычаев можно наблюдать в проведении свадебной церемонии. Актуальность проблемы в том, что на сегодняшний день многие свадебные обряды подверглись изменениям или частично утратили свою значимость, ввиду различных толкований. А ведь это, по моему мнению, может привести и вовсе к забвению многих калмыцких традиций. По нашим наблюдениям выяснилось, что этот древний обряд облачения матери жениха в широкие белые штаны проводят на свадьбах по разному. Происходит это из за незнания подлинного значения этого ритуала, и соответственно покрой ритуальных штанов не соответствует историческим канонам.

Поэтому тема моего исследования - «Белые штаны в свадебном обряде как символ жизни и продления рода».

Объект исследования: свадебные традиции калмыков.

Предмет исследования: белые штаны как символ жизни и продления рода.

Цель: изучить традицию использования белых штанов в свадебном ритуале калмыков; изготовить образец ритуальных белых штанов, согласно историческим канонам.

Задачи: 1. Ознакомиться с литературными источниками;

  1. провести беседы со старожилами села;

  2. посетить интернет - сайты;

  3. анализ материала;

  4. изготовление образца белых штанов;

  5. обобщение полученного материала.

Методы исследования: изучение теоретического материала, опрос, интервьюирование, сравнение, анализ, интернет - метод.

  1. Основная часть.

Глава I. Проведение свадебной церемонии калмыков.

По мнению знатока калмыцких обычаев К.Эрендженова (сборник «Золотой родник»), свадьба была, конечно, самым ярким событием в жизни не только двух роднившихся семей, но и для их близких, для хотонов, где они проживали.

Прежде чем засватать девушку из чужого дальнего хотона, родители жениха посылали туда «разведчика». Он во что бы то ни стало, должен был, увидев девушку, постараться в результате собственных наблюдений определить ее характер: груба она или вежлива, угрюма или жизнерадостна, трудолюбива или ленива.

Со свадьбой, у калмыков, прежде всего были связаны значительные материальные расходы. К этому событию готовились весьма тщательно и достаточно долго - приготовление порой тянулось до года, а то и до двух лет. За это время обе стороны обговаривали, кто и что будет готовить для молодой семьи. Когда приготовления заканчивались, начиналась свадьба (хюрм), состоящая из трех главных торжественных церемоний.

Церемония первая - первый приезд жениха в кибитку родителей невесты. О нем заранее оповещали родителей два верховных молодца, прибывавших с аракой и лакомствами для детей.

К этому дню обе стороны готовились усердно: родители отправляли жениха в гости не с пустыми руками - жарили борцоги, покупали конфеты и пряники, варили тушу барана. Оповещали заранее участников поездки. Поездку возглавлял старший из близких родственников жениха, хорошо знающий свадебный обряд, а также соответствующие пословицы, поговорки, прибаутки, свадебные песни. Вся группа останавливалась, не доезжая хотона невесты, и высылала верхового предупредить родителей девушки о приближении хюрм..

Въезжали в хотон по ходу солнца. Встречали их мужчины — родственники девушки: придирчиво проверив наличие всех предметов, полагающихся согласно свадебному обряду, приглашали гостей в кибитку.

И вот в хотон невесты отправлялись гости (не менее двадцати человек, в основном мужчины). Они везли установленное количество мяса, араки, лакомств. Родители невесты уже были готовы к приему гостей. Празднество проводилось в том же порядке, что и в предыдущие. Веселье продолжалось всю ночь, а на заре гости пытались побыстрее увезти невесту, что у них зачастую не сразу получалось: подруги невесты и молодые парни из ее хотона старались как можно дольше задержать их, пряча вещи невесты.

Гости выносили приданое, укладывали на подводу, а в это время их осыпали ударами плетей и ташмаков (бичей) сгрудившиеся вокруг женщины и молодежь. Затем заходил в кибитку тот из мужчин, которым должен был прикоснуться первым рукой к невесте. Собравшиеся мешали ему это сделать, нанося порою совсем нешуточные удары.

Тут же происходило прощание матери с дочерью. Мать подавала дочери чашку с молоком или кумысом (чигяном) и, целуя, напутствовала грустною песней.

Но вот назначенный заранее мужчина все же касался руки девушки, выскакивал из кибитки, прыгал на коня и ждал, усевшись позади седла, приготовленного для невесты. После этого в кибитку заходили друзья жениха и, преодолевая сопротивление окружающих, брали невесту и усаживали в седло. Они вывозили ее за хотон, где была приготовлена оседланная лошадь и ожидали запряженные верблюды и конные подводы, и передавали невесту родным жениха, которые сопровождали ее к новому дому.

Когда до дома жениха оставалось пять-шесть километров, обе стороны пришпоривали коней и пускались вскачь. И своих, и гостей встречал весь хотон: в нарядных одеждах выходили и старые, и молодые. Потом молодые женщины и девушки со стороны жениха встречали невесту - снимали ее с коня (или телеги) и вели по ходу солнца в специально поставленную для молодых кибитку. Двое верховых везли впереди них голубой полог - ценкр кишг. В кибитку вносили приданое невесты, вводили и усаживали будущую хозяйку за полог, где ее окружали девушки. Начинался свадебный пир в хотоне жениха.

Вечером родители невесты в свою очередь варили тушу барана, да не одну, и веселье продолжалось: танцевали, пели, шутили. Жених при этом соблюдал общепринятые правила приличия: вел себя степенно и скромно, воздерживался от спиртных напитков.

После долгих просьб и увещеваний гостей родители разрешали невесте показаться присутствующим. Та входила в сопровождении двух своих подруг, потупив взгляд и опустив голову, стараясь не привлекать к себе внимания. Ее приветствовали стоя, а старший высказывал невесте благопожелание.

Затем начиналась самая ответственная часть хюрм, от которой зависела вся судьба свадьбы. Все вдруг упиралось в то, насколько старший (хюрмин ахлач) знал фольклор. Подавая ему мясо, в тарелку подкладывали двадцать пятый позвонок барана. Съев мясо и добравшись до позвонка, старший должен рассказать все девять легенд. Но вот второй день истекал, и гости, произнеся прощальные тосты, благодарили за гостеприимство, уезжали.

Церемония вторая - это второй визит. В состав женской группы визитеров входила опытная в таких делах женщина и одна из молодых снох жениха (чаще всего - жена старшего брата). Они везли с собой сладости, две туши баранов (вареную и сырую), борцоки, ситец. В кибитке родителей невесты происходил раскрой привезенных тканей, потом там же шили свадебный полог, наволочки, одежду (умсюол) для родителей невесты.

Третьей церемонией была церемония увоза невесты. Этот день назначался заранее. Оговаривались предварительно и срок пребывания родственников жениха в хотоне родителей невесты, и время дня, кода невесту предполагалось вывезти из родительского дома, и цвет ее одежды, и год рождения мужчины, который первым прикоснется к ней рукой, и масть лошади, на которой увезут девушку из родного дома. В день свадьбы в обоих хотонах все без исключения — от детей до стариков — надевали лучшие свои одежды для участия в празднестве. На свадьбу шли все - и приглашенные, и не приглашенные, как говорится: «На свадьбу даже череп катится».

Во второй половине дня исполнялись обряды по приему невесты в родительский дом мужа: поклонение молодой снохи очагу его родных, бурханам, золотому солнцу - источнику света и тепла, духу предков. И, наконец, новобрачная отдавала поклон отцу и матери, во время которого сопровождавшие невесту мужчины забрасывали их кусочками курдючного сала из полной чаши. После обрядовых поклонов сопровождавшие невесту гости спрашивали, согласны ли родители принять невесту.

Две пожилые женщины шли к невесте в кибитку новобрачных. Здесь они расплетали ее девичью косу (отныне она будет носить две косы с шиверлыками), надевали на молодую женскую одежду. Затем женщины приводили в кибитку жениха. Молодые оставались наедине.

Утром невесту приглашали в кибитку свекра и свекрови. Здесь она варила чай и первую пиалу подносила свекру. Тот произносил благопожелание и давал невестке новое имя, а пиалу возвращал ей, но уже с деньгами.

Родные невесты одаривали родителей жениха привезенными подарками.

Несколько дней длился свадебный пир. Прощаясь, родители жениха преподносили, в свою очередь, подарки всем гостям, сопровождавшим невесту, ни для кого не делая исключения.

На этом свадебная церемония заканчивалась.

Не все обряды сегодня выполнимы в том виде, в каком они совершались во времена наших предков. И, тем не менее, основных их моментов надо придерживаться, хотя бы потому, что они принципиально важны для счастья и благополучия молодых.

Глава II. Белые штаны в свадебном ритуале как символ жизни и продления рода.

  1. Обычаи, связанные с древним ритуалом.

После изучения тематической литературы, в том числе и работы М.М. Батмаева «Семья и брак в традициях калмыков», выяснили, что в свадебном обряде современных калмыков среди представителей этнической группы дербетов сохраняется древний обряд восхваления матери, родившей сына - продолжателя рода, во время которого главным моментом является облачение матери жениха в широкие белые штаны. Место его проведения - дом родителей жениха, где по прибытии свадебной делегации с невестой из дома ее родителей и поднесения новой родне «белой пищи» (цаЬан идэн) - кисломолочного напитка, символа благополучия, начинается вручение подарков, привезенных в так называемом «сундуке невесты» (куукни авдр). В числе подарков - не только чай, мускатный орех, борцоги, сливочное масло, сладости, платки, но и костюмы или рубашки (т.е. одежда с воротником) для мужчин, отрезы тканей для женщин (достаточной длины для шитья платья с длинным рукавом) и, наконец, белые штаны для будущей свекрови, матери жениха, как женщине, которая произвела на свет мужское потомство, продолжив род мужа.

Извлечение из «сундука» белых штанов сопровождается радостными возгласами, шутками, смехом: предстоит знаковое действие, заключающееся в облачении матери жениха ритуальный костюм, ее восшествие на высокое место (в современных условиях чаще всего на стул) и танце.

Белый цвет в культуре монголоязычных народов обладает высшей сакральностью. Он символизирует чистоту, непорочность, святость; белая пища - лучшая, сакральная, ею приносятся жертвоприношениядухам и божествам.

С другой стороны, штаны вообще и брюки в том числе для женщин - калмычек до середины 20 века являлись исключительно признаком мужского пола (в женском наряде они являлись только нижней одеждой). Нормы этикета включали обязательное закрывание ног, рук, головы: при старших девушки иженщины не могли показаться без головного убора, обуви и позже - носков.

Существовала даже примета: появление женщины вне дома без головного убора вызывает дождь.

В этом свете само надевание штанов, тем более широких, украшенных специфическими декоративными элементами, являлось частью смеховой культуры и смены позиций участников ритуального действа.

Тем не менее штаны в качестве нижнего слоя одежды были обязательным элементом традиционного костюма как калмычек, так иряда других тюрко - монгольских народов. Так, в якутской культуре штаны являлись символов чистоты, и девушка, входя в дом мужа, над порогом звенела колокольчиком, пришитым к штанам.

Возгласы, сопровождающие танец свекрови, надевшей ритуальные белые штаны, нахваливают ее чрево, способность к деторождению, актом усиления благопожеланий является одаривание женщины деньгами.

2.2Покрой ритуального предмета

В научном издании Бакаевой Э.П. мы нашли технологию изготовления белых штанов, согласно историческим канонам. Крой этого ритуального предмета весьма прост: прямые штанины и ластовица, соединяющая их посередине; кулиска для вдевания пояса. Но штаны, приготовленные стороной невесты, имеют и свои особенности. Они должны быть очень широкими (чем больше, тем лучше) и длинными (доходить практически до груди). Ластовица, вшитая между штанинами, прямыми по крою, располагается вдоль низко. В кулиску продевается пояс. Крой щтанов определен их символикой: чем штаны больше, тем счастливее, считается, будет семья, «полная богатства, полная детей». Учитывая, что точные размеры будущей свекрови представительницам стороны невесты неизвестны, штаны шьют огромных размеров, в связи с чем и знаковая функция, и шуточный характер ритуала только углубляются. Широкий крой белых ритуальных штанов, очевидно, связан с «толщиной» чрева: широкие штанины и низко расположенная ластовица позволяют натянуть обрядовую одежду до груди, наполнить ее «богатством».

В современном свадебном обряде порой белые ритуальные штаны имеют форму шароваров. Однако традиционный крой не предполагал сужения штанов книзу: свободный низ символизирует открытие к деторождению пути.

2.3.0лгц - как маркер рода.

Пояс в ритуальных штанах может заканчиваться кистями, изготовленными из нитей, при этом последние должны отличаться цветом, характерным для родового клана жениха. В своей работе Бакаева Э.П. пишет, что цветовая символика наряда связана с системой маркеров, восходящих к архаическому обществу и его родовому составу. Для изготовления кистей используются шерстяные нитки (в современных условиях - и иные, в том числе могут быть использованы нитки мулине для вышивания) цветов, соответствующих родовым знакам елгц. В свадебном обряде роль елгц как маркеров рода очень велика. Каждая ритуальная поездка сопровождается привозом белого напитка (цаЪан идэн) в сосуде, на который повязаны ленты елгц родового цвета. Обычно это две ленты, реже - три, иногда - четыре, разных цветов. Так, встречаются сочетания: белый/желтый, белый/синий, белый/голубой, белый/красный/синий, белый/зеленый/красный и т.д. У всех родов обязательно в елгц присутствует белый цвет. В калмыцкой традиционной культуре цвет елгц взаимосвязан с представлением о сакральных символах, о духах и божествах - покровителях рода, а также с ритуальной одеждой религиозных деятелей, осуществляющих контакт с этими покровителями. Так, божеством-покровителем всего народа считается Белый старец. Ритуальная одежда - накидка «оркимджи» или распашной халат белого цвета - а также «одежда» для его изображения и ленты, используемые в обряде его призывания - белые. Белый цвет лент также присутствует во всех сочетаниях елгц. С божеством Бурхн Багши связывается желтый цвет. У представителей кости цорос (цорос яста) Граббевской станицы божеством-покровителем считали Бурхн Багши, и цветами елгц у этой группы калмыков были белый и желтый. С божеством Белая Тара связывается розовый, с божеством из разряда дхармапала (хранителей веры), очень популярным у калмыков, Очирвани — синий цвет ит. Д.. Возможно, с распространением буддизма и появлением представлений о божествах - покровителей из буддийского пантеона цвет олгц во многом определил и выбор божества - покровителя. Изготовление ритуальной одежды для поклонения этим божествам предполагает и изготовление «одежды» для изображения божества. В традиционном обществе раскрой ткани происходил с таким расчетом, что обрезков оставалось минимальное количество. Известен запрет на выбрасывание обрезков ткани, по форме длинных и узких, который, вероятно, связан с представлением о цвете еглц, совпадающим с цветом ритуальной одежды для поклонения божеству-покровителю. По мнению ученых, происхождение олгц как маркеров родов связано с более древней эпохой, чем проникновение буддизма. Этим объясняется несовпадение в ряде случаев состава божеств - покровителей и основных цветов олгц. Так, у подавляющего большинства родов калмыков - торгоутов цвет олгц — белый и синий либо белый и голубой, что можно объяснить большей степенью консолидации. Последнее также связано и с наличием общего урана всех торгоутов.

Таким образом, каждая родовая группа калмыцкого этноса имела свои знаки - олгц. Использование цветовых маркеров во время ритуалов имело глубокую символику и было связано также с цветоопределением покровителя конкретной родовой группы. Кисточки на белых штанах матери жениха также выполняют роль цветового маркера рода.

Другой особенностью белых ритуальных штанов является мех, пришитый впереди низко, почти на ластовице, и (не всегда) сзади, подобно хвостику. Кроме обычного наименования «белые штаны» (цаЬан шалвр), этот ритуальный костюм свекрови в свадебном обряде калмыков-дербетов может называться и иначе - туулан шалвр («штаны зайца»).

В настоящее время все чаще украшения ограничиваются кистями. Но память об обязательном декорировании определенных мест мехом (либо пушным, либо овчиной) сохраняется. Цвет меха обычно темный, но в современных ритуальных свадебных штанах используют порой и овчину более светлой окраски. Знаковым является пришиваемый с тыльной стороны штанов небольшой кусочек меха типа «хвостика». Семантика последнего элемента конструкции белых ритуальных штанов восходит к их наименованию: традиционные детали уточняют символику. Туулан шалвр означает дословно «штаны зайца».

Истоки почитания зайца, а также символика, связанная с его изображением или костями в детском цикле (маленьким детям пришивали к воротнику одежды, чаще зимней, трубчатые кости зайца, для защиты от несчастий) и семантика белых штанов туула шалвр восходят к биологическим характеристикам зайцев. Отдельные морфологические характеристики в представлении древних могли послужить чертами, сближающими этого зверька с человеком.

  1. Облачение в «заячий костюм» (белые штаны) -восхваление матери, родившей сына - продолжателя рода.

В калмыцком свадебном обряде восхваления детородного чрева матери жениха с ее облачением в «заячий костюм» и танцами под благопожелание и одаривание совершается символический акт передачи детородных функций от свекрови невестке: чем штаны шире, чем они больше будут развеваться во время ритуального танца и символического «наполнения» их подарками, тем счастливее окажется новая семья, тем больше будет детей у невесты. Таким образом, акциональный код данного обряда включает символическую замену невесты в качестве неофита свекровью, которая передает свои функции молодой девушке.

Наличие обряда с использованием белых штанов у дербетов и его отсутствие у торгоутов свидетельствует о различиях в культуре разных этнических групп (субэтносов) калмыков.

Особенности кроя и наименования белых штанов в свадебном ритуале калмыков - дербетов (для свадебного обряда калмыков-торгоутов не характерен танец свекрови в белых штанах), символика обрядовых действий свидетельствуют о древнейших корнях обычая ритуального танца в белых штанах, восходящих к эпохе родового строя и архаической праздничной культуре.

Заключение

Современной молодежи трудно представить насколько сложным был свадебный обряд у наших предков. Свадьба имела исключительное значение, символизируя собой смену в социальной жизни и мужчины, и женщины, поскольку само понятие у калмыков «гер авлгн» означало буквально «обзавестись домом» или «ион болх», т.е. стать человеком, самостоятельной личностью, полнокровным членом общества.

В ходе исследовательской работы мы узнали, что в свадебной церемонии калмыков сохранился очень значимый древний обряд - обряд восхваления матери, родившей сына - продолжателя рода, во время которого главным моментом является облачение матери жениха в широкие белые штаны. Происходит символический акт передачи детородных функций от свекрови невестке: чем штаны шире, чем они больше будут развеваться во время ритуального танца и символического «наполнения» их подарками, тем счастливее окажется новая семья, тем больше будет детей у невестки. В процессе исследования ознакомились с литературой по данной теме, провели беседы со старожилами поселка, сравнили ритуальный предмет - «белые штаны» на свадьбах односельчан с изготовленным образцом, посетили Интернет - сайты. Таким образом, считаем, что своей цели достигли: узнали традицию использования белых штанов в свадебном ритуале калмыков как символа жизни и продления рода. Изготовили на уроках технологии образец белых штанов, следуя древнейшим корням свадебной традиции. Данное исследование помогло еще больше полюбить мой калмыцкий народ, понять значимость в жизни каждого человека народных обычаев ,традиций.

В процессе работы возникли новые темы для дальнейшего изучения: «Калмыцкий свадебный наряд», «Изготовление свадебного атрибута - «кошг»».

Слова благодарности за оказание помощи адресуем: старожилам села «Аршан Булг» Битюкеевой М.К., Манджиевой Е.М., Бюрчиеву П.Д., учителю калмыцкого языка Бегликовой Т.Д., учителю русского языка Бурлыковой С.Д., педагогу - психологу школы Чудаевой Т. В..

Список использованной литературы

  1. Бакаева Э. П. Одежда в культуре калмыков: традиции и символика.- Элиста, 2008.

  2. Батмаев М.М. Семья и брак в традициях калмыков - Элиста, 2009.

  3. Буль Ж. Калмыцкий костюм и сцена. - Элиста, 1993.

  4. Гегярлт - журнал №2, 1998.

  5. Житецкий И. А. Очерки быта астраханских калмыков: этнографические наблюдения 1884 1886 гг. -М, 1893.

  6. Ользеева С. Калмыцкие народные традиции - Элиста, 2007.

  7. Сычев Д.В. Из истории калмыцкого костюма. - Элиста, 1973.

  8. Хабунова Е. Очаг - Элиста, 20008 г.

  9. Эрендженов К.Э. золотой родник - Элиста, 1990 г.

Ю.Интернет - сайт: kalmykia - narod.ru.

Технологическая карта изготовления белых штанов

2 дет.

штанины.

Раскрой изделия из белой ткани (детали штанин, ластовица, карманы, поясок)

2 дет.

1 дет.

Оформление кулиски на верхнем срезе изделия для вдевания пояска

Изготовление пояса, на концах пришить ленты или нити цветов ѳлгц (маркеры рода)

Пришить темный мех на определённое место изделия, согласно народным традициям

Окончательная отделка изделия. ВТО

Белые штаны в свадебном ритуале как символ жизни и продления рода.

Возгласы, сопровождающие танец свекрови, надевшей ритуальные белые штаны, нахваливают ее чрево, способность к деторождению, актом усиления благопожеланий является одаривание женщины деньгами.

традиционный крой не предполагал сужения штанов книзу: свободный низ символизирует открытие к деторождению пути.

Ластовица. Ластовица, вшитая между штанинами, прямыми по крою, располагается вдоль низко.

Карманы.

Актом усиления благопожеланий является одаривание женщины деньгами.

Пришитый мех. Другой особенностью белых ритуальных штанов является мех, пришитый впереди низко, почти на ластовице, и (не всегда) сзади, подобно хвостику зайца.

Пояс с лентами цветов рода.

. Пояс в ритуальных штанах может заканчиваться кистями, изготовленными из нитей или ленточек, при этом последние должны отличаться цветом, характерным для родового клана жениха.

infourok.ru


Смотрите также

© 2011- Интернет-журнал Vfate.ru.
Карта сайта, XML.
Разработка интернет-магазинов, веб-сайтов