Мария ласицкене свадьба


«Во время победного финала показывал жене язык»

Муж Марии Ласицкене: «Во время победного финала показывал жене язык»

Журналист Владас Ласицкас – о знакомстве с будущей женой, «золотых» попытках и тренере, поющем Криса де Бурга.

Лукавство литовских фамилий сыграло злую шутку. Мужские окончания «-ас» и девичьи «-кайте», которые превращаются в «-кене» после замужества, не были секретом. Так же как и прежняя фамилия Маши – Кучина. Но что-то знакомое в фамилии Ласицкене услышалось лишь после ее лондонского золота. «Гугл» поверг в шок. Мужем чемпионки (свадьба состоялась в марте) оказался давний товарищ и коллега, «собригадник» по двум Олимпиадам – лондонской и сочинской, журналист и комментатор Владас Ласицкас. Очередной успех его прекрасной супруги стал поводом для того. чтобы, наконец, созвониться и поговорить.

– За сколько дней до старта вы с Машей приехали в Лондон?

– За два дня до квалификации, 8 августа.

– Большая у нее персональная делегация?

– Тренер Геннадий Габрилян и я. Все. Менеджер Ольга Назарова была здесь с самого начала, у нее еще другие атлеты.

– Как прошли эти два предстартовых дня? Все по жесткому распорядку? Или ты все-таки показал жене Лондон, где бывал множество раз как комментатор Уимблдона и вообще спортивный журналист?

– 8-го весь день проспали. Встали только, чтобы на ужин сходить. 9-го крепко дождило, но мы все-таки выбрались на Пикадили Секус с важной миссией: купить свитер со 101 далматинцем. И не нашли. Заказали в итоге по интернету, в субботу нам в гостиницу принесли. 10-го – квалификация, тут уж не до вылазок: музыку слушали, отдыхали перед стартом. А 11-го, накануне финала, удался полноценный тур часа на полтора: от Биг Бена через Лондонский глаз и Трафальгарскую площадь – к Букингемскому дворцу и Вестминстерскому аббатству. Взяли с собой ежика – талисмана чемпионата и фоткались с ним у всех достопримечательностей.

https://www.instagram.com/p/BXqqpsAl1wk/?taken-by=lasitskene.maria

– Где смотрел квалификацию и финал?

– Квалификацию – в ложе прессы. С мониторами. Хотел и финал оттуда смотреть, но вышло иначе. Геннадий Гарикович (тренер Ласицкене Габрилян – «Матч ТВ») никогда не смотрит соревнования с тренерской трибуны, расположенной за прыжковой ямой. Ему нужно видеть прыжок сбоку, смотреть параллельно планке. Только так он может понять и увидеть все, что хочет понять и увидеть. Оттуда и смотрел. А мне достался единственный билет в тренерский сектор, положенный нейтральному атлету.

– А как же фарт?

– Тоже об этом думал. Вроде как с квалификацией неплохо получилось, зачем что-то менять?. Потом решил: да черт с ним, пойду туда, где самое месиво. Все что-то подсказывают, кричат, еще больше сбивая атлетов с толку… Тренер Вашти Каннингем, он же папа, крестит ее, нашептывает что-то, отмаливает, другие фонтанируют нервами во все стороны.

– А ты вот прямо был спокоен как удав.

– Будь я спортсменом, с ходу послал бы, наверное, таких тренеров в известном направлении. А так улыбался, рукой жене махал, язык показывал. Еще больше зауважал Габриляна. Он считает, что во время соревнований не надо дергать спортсменку. Вся работа уже проделана, все сказано, выстроено. Чего мешать? Она сама знает, что и как. Тренер говорит только, с какой высоты начинать. А Маша после прыжка всегда на него смотрит.

– Перенос двух попыток с 1.99 на 2.01 Габрилян подсказал?

– Да, специальным жестом. Они синхронно об этом подумали и решили.

– Но как журналисту, думаю, тебе было интересно наблюдать за тренерским «месивом».

– О, да. Если хочешь сочный материал, нужно садиться туда и ловить каждое слово, каждый жест. Нервяк! Едва сел, смотрю, литовцы уже флаг принесли, чтобы Айрине Пальшите пробежала победный круг. Отцу Каннингем доставили американский. Все понятно, молодцы. А нашего флага не было. Точнее, был, но в секторе. Живой. Он там прыгал. И выиграл.

– К кому первому подбежала Маша после победы – к тренеру или к тебе?

– Хотела к тренеру, но туда, где он сидел, было не прорваться. Пришлось довольствоваться мужем (смеется). На самом деле, это конечно, тренерская победа. Я всего лишь слежу, чтобы поела вовремя, поспала, рюкзак ношу. Отвечаю не за спортивную – за другую часть.

– Маша выглядела спокойной и в секторе, и после. Переживала, радовалась – но без саморазрушения. Когда камер нет, она тоже такая?

– Переживает – но внутри. Будто и не прыгать ей вот-вот за два метра. А вообще такое ощущение, что мы нервотрепку оттягиваем на себя. Колотит порой – а она музыку слушает, спокойно обходится без чтения соцсетей с требованиями победить. Отключается от всего, если судить внешне. Совершенно не скажешь, что вот сейчас выйдет и начнет «бабахать».

– Почему Маша, пропускающая стартовые высоты, на этот раз начала с самой первой, – 1.84?

– Смешная ситуация. За день до старта начальной высотой была 1.88. Потом организаторы все переиначили, хотя для чемпионата мира 1.84 – очень низко. Были сомнения, не начать ли с 1.88, но они с тренером решили – пусть будет так, чтобы ритм не сбивать. Маша сделала пробную попытку на 1.80, – и вперед. 

– Правда ли, что статус явной фаворитки давит?

– Я боялся, честно говоря. Любая серия ведь прерывается. Когда 1.99 не прыгнула, ладно, думаю, будем бронзовыми, медаль есть медаль. Но Маша если что-то и чувствовала, виду не показывала. Хотя у нее 16-я подряд победа в сезоне, и 25-я – с прошлого года. Дольше побеждала только Бланка Власич – 34 старта подряд. И прервала серию, проиграв Олимпиаду в Пекине. Поневоле занервничаешь. Да еще интернет подливал масла в огонь.

– Ты человек здравых и свободных взглядов. Что думаешь о недопуске Маши на Олимпиаду в Рио? Перегнул западный мир?

– Во многом Россия сама виновата. А перегиб в том, что некоторых атлетов стоило допускать в Рио наравне с Дашей Клишиной. Тех же Шубенкова, Исинбаеву, Машу – тогда еще Кучину… Основной критерий допуска – пять лет тренировок и сдачи проб за границей, был придуман за месяц до Рио, его физически нельзя было выполнить. Требование запоздало. Кроме того, после Рио этот пункт отменили. А что изменилось? Вот это вызывает большие вопросы. Людей лишили Олимпиады, а когда она прошла – дали задний ход. Хотя за год те же атлеты «грязнее» или «чище» не стали. Маша в сезоне уже 15 раз сдавала допинг-тесты, при том, что она не метательница или марафонка – прыгунья. В других же санкциях много логичного. И пробы положительные были массовыми, и извиняться нам стоило раньше. В первую очередь – перед своими спортсменами.

– Почему для чемпионской попытки была выбрана высота 2.08?

– Национальный рекорд. И Ане Чичеровой хотели привет передать, знали, что она комментирует чемпионат на «Евроспорте». Сейчас рекорд России принадлежит ей, 2.07.

– Маша была готова взять 2.08?

– Если бы не детективный сценарий финала, шанс, думаю, был. А так ее уже выхолостило морально.

– Украинка Левченко взяла 1.99 с первой попытки, потом 2.01. Волнительный момент?

– Наоборот. Маша была к этому готова, и ей не хотелось терять темп, чтобы не остыть. В этом смысле чем быстрей Юля, с которой Маша дружит, брала свои высоты, тем для Маши было лучше.

– Экипировщики не попали в размер «нейтральной» формы, выданной молотобойцу Сергею Литвинову. У Маши как с этим было?

– Это та же самая форма, в которой она прыгала на «Бриллиантовой лиге». Получила давно, в американском Юджине. Организаторы не хотели, чтобы «нейтралы» выступали в этой форме, когда мы отправляли запрос. Экипировщик сказал IAAF: «Другой нет». На том и сошлись.

– Понятно. А теперь рассказывай, как ты «закадрил» жену-чемпионку.

– Цинично воспользовался служебным положением. Поехал в Сопот, на чемпионат мира 2014 года. Сделал с Машей интервью. Потом тема постепенно стала развиваться.

https://www.instagram.com/p/BStjeFkDY7p/?taken-by=vnukovafoto

– Говорят, Геннадий Габрилян пел на вашей свадьбе.

– Это правда. И не только на ней. Lady in Red Криса де Бурга – его конек, часто ее исполняет. И попурри, и еще много песен. Фанат «Битлз», рока, любит, чтобы по ушам неплохо ударило. Тауэрский мост, возле которого мы в Лондоне жили, для него в музыкальном и вообще английском смысле, – святое место.

– Ты работал на этом чемпионате как журналист или только поддерживал жену?

– Спасибо IAAF, получил аккредитацию прессы. Но уже в воскресенье летим в Варшаву на коммерческий турнир памяти Камилы Сколимовской. Потом финал «Бриллиантовой лиги» в Брюсселе.

– Есть ли в ваших с Машей планах монетизация успеха? Спонсорами обрасти, лицом какой-нибудь торговой марки стать? Или телом.

– Сегодняшнее внимание к себе Маша точно заслужила. Первая россиянка, которая выиграла два чемпионата мира подряд в прыжках в высоту. Тут они с тренером, конечно, герои. И насчет маркетинга возражений нет. Но тема сложная. После отстранения команды от Олимпиады в Рио спонсоры, в основном, говорят: «Легкая атлетика? Нет, мы пас». В эти дни, пока не сошел бум, народ, надеюсь, поймет, кто есть кто и что почем. Но при этом Маша, надо понимать, – это такая незвездная звезда. Она не станет отвергать хорошие предложения, но довольно далека от самопиара, ей в тягость многочисленные интервью и прочая медийная сверхактивность. С этой стороны раскрутить бренд будет нелегко, Маша вся – в секторе. Значит, будем раскручивать через победы. Хотя акцента на бизнес-составляющую совершенно нет. Кстати, в субботу вечером позвонили из администрации президента, взяли Машин телефон. Пока не перезванивали. Может, попозже.

– Что Маша считает своим домом – Москву или Кабардино-Балкарию, где родилась?

– Живем в Москве, хотя Маша не была дома, кажется, с 1 июня. А Прохладный и КБР – родина. Там Геннадий Гарикович создал особые тренировочные условия: маленький зал, где нужно разбегаться прямо от стены, что-то вроде психологической клетки, после которой, по замыслу, выходишь на большую арену – и расправляются крылья. С ним интересно, с Габриляном. Своя школа, отличающаяся от традиционной советской. Кто неделю походит на тренировки, подумает: «Что за физкультура? Как она может прыгать? Что за бред?». Маша совершенно не таскает штангу, не прыгает вне соревнований выше 1.85, не спринтует, на скачет через барьеры. А методика работает, тем не менее. Через особую систему, через подсознание.

– Она всю жизнь тренируется у Габриляна?

– С 10 лет. На полтора года уезжала в Волгоград, учиться в институте. Потом вернулась, поняла, что Габрилян – ее тренер. Он ведь ее школьный учитель физкультуры.

– Что, вот прямо в трико и со свистком на веревочке?

– Примерно так. Сначала было все стандартно, учебная программа, многоборье. Потом стало ясно: Машин вид – высота. И вот тогда уже пошла серьезная индивидуальная работа. В которой Геннадий Гарикович с Машей добились максимума.

– Ты москвич с литовскими корнями. Маша взяла твою фамилию. А в Литве-то она вообще была?

– Пока нет. Но родственники литовские пишут, зовут в гости. Маша там вообще популярна. Фишка в том, что сейчас в Литве не все следуют традициям относительно фамилии. Часто обходятся без «-кайте» и «-кене», просто записывают девочку под мужской фамилией. Ласицкас, допустим. Ортодоксальных литовцев это бесит. И когда там узнали, что российская прыгунья взяла литовскую фамилию по правилам, с уважением к мужу и традициям… Ну, ты понимаешь: разрыв шаблона. Мне пришлось, кстати, специально идти в посольство и брать справку о правилах образования литовских фамилий, иначе Машу в загсе не зарегистрировали бы, как Ласицкене.

– Непросто все.

– Еще забавнее у чехов. В их википедии Маша – Ласицкенеова.

– В одном интервью ты обмолвился: «Когда у нас родится дочь…». И когда же она родится?

– Пока все мысли только о спорте, о прыжках. А о другом подумаем в отпуске, осенью.  

Мария Ласицкене: «Моя «фишка» - после победных высот не выражать эмоций»

Фото: globallookpress.com, РИА Новости/Антон Денисов

matchtv.ru

Легкая атлетика. Большое интервью двукратной чемпионки мира Марии Ласицкене

Стройную прыгунью в высоту Марию Кучину (теперь — Ласицкене) публика узнала еще в 2014 году. На соревнованиях в Челябинске она впервые в карьере взяла высоту 2 метра и без особых проблем повторила достижение на чемпионате мира в Сопоте и на этапах «Бриллиантовой лиги» в Париже и Цюрихе. Потом были победы на других этапах и в общем зачете турнира, два золота чемпионатов мира, серебро и золото чемпионатов Европы и личный рекорд — 2,06 метра.

Олимпийские игры в Рио прошли без российской чемпионки. Но именно летом 2016 стартовала ее беспроигрышная серия. В этом сезоне она достигла 45-ти побед подряд. Слово «Россия» не прозвучало ни разу. IAAF дисквалифицировала Всероссийскую федерацию легкой атлетики три года назад, а ее спортсменов наделила особым статусом — нейтральный атлет. Sport24 расспросил Марию Ласицкене о том, как ей живется в этих обстоятельствах.

— Вы второй год подряд не попадаете в шорт-лист на звание лучшей легкоатлетки мира по версии IAAF. Это политика?
— Не хочу относиться к этому как к чему-то серьезному. Наверное, для кого-то получить премию — очень ответственно и даже почетно. Но для меня важнее цифры в протоколе и то, что я лучшая в секторе. Да и, если честно, выбор номинантов проходит как-то странно. Не могу и не хочу тратить на разбирательства по этому поводу свои нервные клетки. Над этим можно только посмеяться. Знаю, что адекватные болельщики, которые реально разбираются в спорте, понимают, что сейчас происходит. Понимают, что крутость спортсмена заключается не во всех этих номинациях. Это просто вечеринка, на которую можно было бы надеть красивое платье.

— То, что вы нейтральный спортсмен, как-то еще ощущается?
— Нет. Мне кажется, я с самого начала этого не чувствовала. И даже сейчас далеко не все понимают, почему напротив моей фамилии аббревиатура ANA (авторизованный нейтральный атлет. — Sport24) и белый флаг. На соревнованиях за нами никто не ходит, не проверяет форму, не прислушивается к тому, что играет у нас в наушниках.

Я не позволяла и не позволяю себе думать, что я какой-то изгой. Каждый раз абсолютно спокойно прихожу в сектор. Только на самый первый старт в этом статусе настраивалась особенно сильно: мы до этого не выступали на международном уровне почти 1,5 года, хотелось напомнить о себе. Но ни от соперниц, ни от кого-то из организаторов я не чувствовала негатива в свой адрес.

При этом все знают, что я выступаю за Россию. Это не зависит от того, что написано напротив моей фамилии в протоколе. И, надеюсь, все те разговоры о предательстве, которые окружали нас в первое время, уже не актуальны.

— А памятка с ограничениями, которую рассылали перед чемпионатом мира в Лондоне, до сих пор актуальна?
— Да. Нам периодически напоминают перед соревнованиями, что мы выступаем в нейтральном статусе, а значит, на особых условиях. Но все достаточно спокойно: за все это время не было ни одной провокации или нарушения с нашей стороны. Если бы позволили себе что-нибудь подобное, санкции последовали бы сразу же. Правда, некоторые ограничения, если честно, смешные — тот же запрет на резинки в цветах национального флага или маникюр.

— Сергей Шубенков говорил, что вся эта ситуация доводит до паранойи. Вы чувствуете что-то подобное?
— Я всегда достаточно внимательно следила за всем, что меня окружает. Антидопинговые семинары не прошли мимо. Воду, например, всегда пью из бутылки, которая была открыта лично мной и стояла на виду. Но параноить по этому поводу не хочу, поэтому немножко отпустила ситуацию, не забиваю себе голову мыслями о том, что кто-то хочет и может устроить провокацию. Так реально можно с ума сойти.

— Допинг-контроль стал придирчивее?
— Я бы так не сказала. У меня вообще никогда не было проблем с допинг-офицерами. Мы видимся и у меня дома, и на соревнованиях. Все очень грамотно.

— Нейтральный статус надо получать перед началом каждого сезона? Как выглядит процедура?
— Да. Из IAAF присылают анкету со стандартными вопросами. Там есть информация о том, что я даю свое согласие на условия, по которым живут нейтральные спортсмены. Кроме того, чтобы претендовать на статус нейтрального атлета, я должна не меньше года находиться в пуле тестирования. У меня с этим все в порядке. Но, насколько знаю, прямо сейчас в международном пуле тестирования всего 8 россиян. Остальные переведены в российский. Не очень приятная ситуация.

***

— В этом году активно обсуждали систему ADAMS. Что с ней не так?
— Проблема возникает, когда не получается войти в свой личный кабинет. Такое бывает периодически: система выдает ошибку и пишет что-то вроде «попробуйте позже». Просто представьте, сколько спортсменов одновременно пытаются туда попасть. Сайт просто не выдерживает.

Если вопрос не очень срочный, то это нестрашно. Если срочный, лучше писать в службу поддержки, которая обновляет данные и присылает новый пароль.

— А флажки у вас когда-нибудь были?
— Был один, еще в 2015 году. Чтобы заработать проблемы, нужно получить три в течение одного года.

Я тогда не сама заполняла ADAMS. И так получилось, что в систему внесли ошибочные данные. Я была на молодежном чемпионате Европы, а офицеры допинг-контроля приехали ко мне домой, тогда еще в Прохладный. Я написала объяснительную. Больше такого не повторялось. А через год флажок сгорел.

— Российская легкая атлетика в международной изоляции больше трех лет, в том числе благодаря показаниям Юлии Степановой. Что бы вы сказали ей при встрече?
— Я бы сказала, что не желаю ей или ее детям пережить то, что пережили мы. Ужасное чувство — быть в полном непонимании от того, что платишь за ошибки других людей. Такого не должно быть.

— Легкая атлетика не самый популярный вид спорта в России. На фоне допинговых скандалов его рейтинги только падают. Есть какой-то способ привлечь людей в зал?
— Мы три года надеемся на то, что ситуация разрешится, а ничего не меняется. На фоне этих разговоров странно и просто нечестно что-то обещать людям. Сейчас в нашем спорте остаются только те люди, которые искренне и с обожанием им занимаются. На самом деле, мы теряем целое поколение спортсменов. И это самый страшный итог всего, что происходит.

Если честно, я и сама не знаю, отдала бы своего ребенка, если бы он у меня был, в легкую атлетику или нет. Единственное, что можно сказать — если ребенок действительно хочет заниматься и любит легкую атлетику, не надо его отговаривать. Легкая атлетика — основа многих видов спорта. И точно не навредит. Заниматься нужно, а пока ребенок дорастет до профессионального возраста, все еще может наладиться.

***

— В этом сезоне у вас прервалась серия из 45 побед подряд. Что это значит для вас?
— Сначала я старалась не обращать внимания. Для меня это не самоцель. Когда все начали считать победы и делать на этом акцент, пришлось включиться. Да, это важное достижение. Но я не хочу, чтобы это было единственное, с чем бы меня ассоциировали. Я рада каждой победе. И, конечно, горжусь проделанной работой. При этом совершенно не переживаю, что серия прервалась. Для меня важнее другие цифры — те, что обозначают высоту, которую я взяла.

— Как находить мотивацию, когда заранее понятно, что никто из соперниц не может приблизиться к вашим результатам?
— Перед каждым выходом на старт я говорю себе, что любая девушка может прыгнуть высоко. Больше того — мне всегда этого хочется, чтобы почувствовать реальную борьбу.

Немного запугивать саму себя — вполне рабочая схема. Естественно, так получается не всегда. Бывали такие старты, на которые я выходила с мыслями о том, что серьезных соперниц нет, можно отпрыгать, особо не напрягаясь, и получить свою медаль. Чаще всего, за это меня наказывали как-то сверху: начинались третьи попытки, всякая неразбериха. Но через это тоже надо проходить.

— А мировой рекорд — это мотивация? И почему его не могут побить больше 30-ти лет?
— Мы с моим тренером Геннадием Гариковичем несколько раз ставили 2,10 м (мировой рекорд — 2,09 м. — Sport24). Но пока это, скорее, наглость с нашей стороны. Хотим, чтобы тело побывало на такой высоте и прочувствовало ее.
Совсем не хочется, чтобы эта высота была потолком. Я прекрасно понимаю, что организм готов на многое. И я не хочу его как-то ограничивать, в том числе — мировым рекордом. Есть к чему стремиться, и за 2,09 тоже есть высоты, которые можно взять.

— Прошлой зимой вы участвовали в «Битве полов». Расскажите про этот турнир. И как вам соревноваться с мужчинами?
— В соревнованиях принимали участие 12 прыгунов в высоту — 6 мужчин и 6 женщин. Сначала прыгали девочки, затем — парни. Результаты сравнивали по международной системе Божидара Спириева. В ней, например, 2,05 м у женщин соответствуют мужским 2,40 м. Начальная женская высота 1,95 м — это 2,29 м у мужчин.

Мне кажется, такие старты сейчас очень нужны нашей легкой атлетике. Это зрелищно и может привлечь зрителей. Идея пришла в голову моему мужу Владасу на одной из моих тренировок. Насколько понимаю, этой зимой «Битва полов» снова есть в календаре. И я хочу принять в ней участие. Быть в одном секторе с мужчинами — это очень интересно. У них свои эмоции. Мальчики все ярче переживают. У них и друг к другу особое отношение. Они очень активно общаются в секторе.

***

— В прошлый раз, когда мы с вами общались, вы были еще Кучиной. Замужество как-то изменило вашу жизнь?
— Если и изменило, то только в лучшую сторону. Семья — это всегда поддержка. Рядом появился еще один человек, который вселяет в меня уверенность. Раньше это были родители, теперь еще и муж. Мы с Владасом на одной волне. Он спортивный журналист. Прекрасно понимает, как устроен наш мир, хочет, чтобы я полностью реализовала себя в спорте, и все для этого делает. Но в то же время не дает зацикливаться только на спорте. И в этом смысле очень четко следует принципам Геннадия Гариковича, который с детства говорил мне, что все мысли о тренировке надо оставлять на тренировке. Мы обсуждаем какие-то новости, думаем, какой фильм посмотреть, куда съездить, что интересного в Москве: какую выставку открыли, что идет в театрах.

В выходные могу приготовить семейный обед. Без фанатизма. Владас не из тех, кто может сказать: «Твое место у плиты, женщина». Он понимает, когда я говорю, что устала, что нет сил. Мы спокойно можем поесть где-то в городе. Конечно, я стараюсь не наглеть: не так уж сложно приготовить любимому мужчине то, что он любит.

— Как Владас сделал вам предложение?
— Владас, как и я, очень не любит помпезность и показуху, поэтому все было очень спокойно, тихо и романтично. Все случилось вечером в парке. Он, как и полагается, встал на одно колено. Я долго не понимала, почему мы так поздно пошли гулять. И только за секунду до — догадалась. Это все, конечно, очень волнительно. Пищала и визжала, а потом быстро надела кольцо — и все сразу стало понятно.

— А с Геннадием Гариковичем не советовались?
— Геннадий Гарикович прекрасно понимает, что я женщина и должна быть счастлива, а спорт когда-то закончится. Он хорошо воспринял новость о помолвке. И вообще узнал все одним из первых, сразу после родителей. Я даже не сомневалась, что все организационные моменты, связанные с тренировками, получится решить просто, потому что мы друг друга хорошо понимаем.

— Подготовка к свадьбе с вашим режимом — это как?
— Это платье за неделю до, костюм — за три дня до. Единственное, что у нас было готово заранее, — это кольца. Все организационные моменты решали буквально за месяц. И точно не хотели переполошить всех вокруг ради нашего праздника.
Сразу решили, что свадьба будет на Кавказе. Там очень атмосферно. Хотелось это передать. Нам очень помогли с организацией в замке «Шато Эркен». Все гости остались довольны. И мы, конечно, тоже. Почувствовали себя настоящими принцем и принцессой. Каждый раз вспоминаем свадьбу с улыбкой. Мы очень много танцевали и отрывались. Самый смешной момент — когда упал фейковый торт. Я, конечно, все знала, а гости были в шоке. Владасу рассказывала, что бывают такие приколы на свадьбах, но не говорила, что у нас это будет.

svadbashlik.ru

Геннадий Гарикович хорошо поет. И на свадьбе пел мою любимую песню в его исполнении — Lady in Red. Это его коронный номер почти на всех наших торжествах. Все были в восторге. Мы танцевали. Очень душевный, запоминающийся подарок.

— Геннадий Гарикович часто рассказывает, что во время тренировок использует разные образы и аналогии. Например, стресс во время соревнований сравнивает с подготовкой к свадьбе и самой свадьбой. Какие еще образы актуальны, свадьба для вас больше не стресс?
— Я помню этот образ. Но мы давно к нему не возвращались.
Во время тренировок, как говорит Геннадий Гарикович, я Золушка, которая много пашет и забывает о прошлых успехах. Я знаю, что могу многое сделать на соревнованиях. Но тренировку я должна отрабатывать так, будто у меня нет этого знания.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

sport24.ru

Я цинично воспользовался служебным положением и «закадрил» жену-чемпионку — Рамблер/новости

Журналист Владас Ласицкас рассказал о знакомстве с будущей женой, «золотых» попытках и тренере, поющем Криса де Бурга.

Лукавство литовских фамилий сыграло злую шутку. Мужские окончания "-ас" и девичьи "-кайте", которые превращаются в "-кене" после замужества, не были секретом. Так же как и прежняя фамилия Маши — Кучина. Но что-то знакомое в фамилии Ласицкене услышалось лишь после ее лондонского золота. "Гугл" поверг в шок. Мужем чемпионки (свадьба состоялась в марте) оказался давний товарищ и коллега, «собригадник» по двум Олимпиадам — лондонской и сочинской, журналист и комментатор Владас Ласицкас. Очередной успех его прекрасной супруги стал поводом для того. чтобы, наконец, созвониться и поговорить.

— За сколько дней до старта вы с Машей приехали в Лондон?

— За два дня до квалификации, 8 августа.

— Большая у нее персональная делегация?

— Тренер Геннадий Габрилян и я. Все. Менеджер Ольга Назарова была здесь с самого начала, у нее еще другие атлеты.

— Как прошли эти два предстартовых дня? Все по жесткому распорядку? Или ты все-таки показал жене Лондон, где бывал множество раз как комментатор Уимблдона и вообще спортивный журналист?

— 8-го весь день проспали. Встали только, чтобы на ужин сходить. 9-го крепко дождило, но мы все-таки выбрались на Пикадили Секус с важной миссией: купить свитер со 101 далматинцем. И не нашли. Заказали в итоге по интернету, в субботу нам в гостиницу принесли. 10-го — квалификация, тут уж не до вылазок: музыку слушали, отдыхали перед стартом. А 11-го, накануне финала, удался полноценный тур часа на полтора: от Биг Бена через Лондонский глаз и Трафальгарскую площадь — к Букингемскому дворцу и Вестминстерскому аббатству. Взяли с собой ежика — талисмана чемпионата и фоткались с ним у всех достопримечательностей.

— Где смотрел квалификацию и финал?

— Квалификацию — в ложе прессы. С мониторами. Хотел и финал оттуда смотреть, но вышло иначе. Геннадий Гарикович никогда не смотрит соревнования с тренерской трибуны, расположенной за прыжковой ямой. Ему нужно видеть прыжок сбоку, смотреть параллельно планке. Только так он может понять и увидеть все, что хочет понять и увидеть. Оттуда и смотрел. А мне достался единственный билет в тренерский сектор, положенный нейтральному атлету.

— А как же фарт?

— Тоже об этом думал. Вроде как с квалификацией неплохо получилось, зачем что-то менять?. Потом решил: да черт с ним, пойду туда, где самое месиво. Все что-то подсказывают, кричат, еще больше сбивая атлетов с толку… Тренер Вашти Каннингем, он же папа, крестит ее, нашептывает что-то, отмаливает, другие фонтанируют нервами во все стороны.

— А ты вот прямо был спокоен как удав.

— Будь я спортсменом, с ходу послал бы, наверное, таких тренеров в известном направлении. А так улыбался, рукой жене махал, язык показывал. Еще больше зауважал Габриляна. Он считает, что во время соревнований не надо дергать спортсменку. Вся работа уже проделана, все сказано, выстроено. Чего мешать? Она сама знает, что и как. Тренер говорит только, с какой высоты начинать. А Маша после прыжка всегда на него смотрит.

— Перенос двух попыток с 1.99 на 2.01 Габрилян подсказал?

— Да, специальным жестом. Они синхронно об этом подумали и решили.

— Но как журналисту, думаю, тебе было интересно наблюдать за тренерским «месивом».

— О, да. Если хочешь сочный материал, нужно садиться туда и ловить каждое слово, каждый жест. Нервяк! Едва сел, смотрю, литовцы уже флаг принесли, чтобы Айрине Пальшите пробежала победный круг. Отцу Каннингем доставили американский. Все понятно, молодцы. А нашего флага не было. Точнее, был, но в секторе. Живой. Он там прыгал. И выиграл.

— К кому первому подбежала Маша после победы — к тренеру или к тебе?

— Хотела к тренеру, но туда, где он сидел, было не прорваться. Пришлось довольствоваться мужем (смеется). На самом деле, это конечно, тренерская победа. Я всего лишь слежу, чтобы поела вовремя, поспала, рюкзак ношу. Отвечаю не за спортивную — за другую часть.

— Маша выглядела спокойной и в секторе, и после. Переживала, радовалась — но без саморазрушения. Когда камер нет, она тоже такая?

— Переживает — но внутри. Будто и не прыгать ей вот-вот за два метра. А вообще такое ощущение, что мы нервотрепку оттягиваем на себя. Колотит порой — а она музыку слушает, спокойно обходится без чтения соцсетей с требованиями победить. Отключается от всего, если судить внешне. Совершенно не скажешь, что вот сейчас выйдет и начнет «бабахать».

— Почему Маша, пропускающая стартовые высоты, на этот раз начала с самой первой, — 1.84?

— Смешная ситуация. За день до старта начальной высотой была 1.88. Потом организаторы все переиначили, хотя для чемпионата мира 1.84 — очень низко. Были сомнения, не начать ли с 1.88, но они с тренером решили — пусть будет так, чтобы ритм не сбивать. Маша сделала пробную попытку на 1.80, — и вперед.

— Правда ли, что статус явной фаворитки давит?

— Я боялся, честно говоря. Любая серия ведь прерывается. Когда 1.99 не прыгнула, ладно, думаю, будем бронзовыми, медаль есть медаль. Но Маша если что-то и чувствовала, виду не показывала. Хотя у нее 16-я подряд победа в сезоне, и 25-я — с прошлого года. Дольше побеждала только Бланка Власич — 34 старта подряд. И прервала серию, проиграв Олимпиаду в Пекине. Поневоле занервничаешь. Да еще интернет подливал масла в огонь.

— Ты человек здравых и свободных взглядов. Что думаешь о недопуске Маши на Олимпиаду в Рио? Перегнул западный мир?

— Во многом Россия сама виновата. А перегиб в том, что некоторых атлетов стоило допускать в Рио наравне с Дашей Клишиной. Тех же Шубенкова, Исинбаеву, Машу — тогда еще Кучину… Основной критерий допуска — пять лет тренировок и сдачи проб за границей, был придуман за месяц до Рио, его физически нельзя было выполнить. Требование запоздало. Кроме того, после Рио этот пункт отменили. А что изменилось? Вот это вызывает большие вопросы. Людей лишили Олимпиады, а когда она прошла — дали задний ход. Хотя за год те же атлеты «грязнее» или «чище» не стали. Маша в сезоне уже 15 раз сдавала допинг-тесты, при том, что она не метательница или марафонка — прыгунья. В других же санкциях много логичного. И пробы положительные были массовыми, и извиняться нам стоило раньше. В первую очередь — перед своими спортсменами.

— Почему для чемпионской попытки была выбрана высота 2.08?

— Национальный рекорд. И Ане Чичеровой хотели привет передать, знали, что она комментирует чемпионат на «Евроспорте». Сейчас рекорд России принадлежит ей, 2.07.

— Маша была готова взять 2.08?

— Если бы не детективный сценарий финала, шанс, думаю, был. А так ее уже выхолостило морально.

— Украинка Левченко взяла 1.99 с первой попытки, потом 2.01. Волнительный момент?

— Наоборот. Маша была к этому готова, и ей не хотелось терять темп, чтобы не остыть. В этом смысле чем быстрей Юля, с которой Маша дружит, брала свои высоты, тем для Маши было лучше.

— Экипировщики не попали в размер «нейтральной» формы, выданной молотобойцу Сергею Литвинову. У Маши как с этим было?

— Это та же самая форма, в которой она прыгала на «Бриллиантовой лиге». Получила давно, в американском Юджине. Организаторы не хотели, чтобы «нейтралы» выступали в этой форме, когда мы отправляли запрос. Экипировщик сказал IAAF: «Другой нет». На том и сошлись.

— Понятно. А теперь рассказывай, как ты «закадрил» жену-чемпионку.

— Цинично воспользовался служебным положением. Поехал в Сопот, на чемпионат мира 2014 года. Сделал с Машей интервью. Потом тема постепенно стала развиваться.

— Говорят, Геннадий Габрилян пел на вашей свадьбе.

— Это правда. И не только на ней. Lady in Red Криса де Бурга — его конек, часто ее исполняет. И попурри, и еще много песен. Фанат «Битлз», рока, любит, чтобы по ушам неплохо ударило. Тауэрский мост, возле которого мы в Лондоне жили, для него в музыкальном и вообще английском смысле, — святое место.

— Ты работал на этом чемпионате как журналист или только поддерживал жену?

— Спасибо IAAF, получил аккредитацию прессы. Но уже в воскресенье летим в Варшаву на коммерческий турнир памяти Камилы Сколимовской. Потом финал «Бриллиантовой лиги» в Брюсселе.

— Есть ли в ваших с Машей планах монетизация успеха? Спонсорами обрасти, лицом какой-нибудь торговой марки стать? Или телом.

— Сегодняшнее внимание к себе Маша точно заслужила. Первая россиянка, которая выиграла два чемпионата мира подряд в прыжках в высоту. Тут они с тренером, конечно, герои. И насчет маркетинга возражений нет. Но тема сложная. После отстранения команды от Олимпиады в Рио спонсоры, в основном, говорят: «Легкая атлетика? Нет, мы пас». В эти дни, пока не сошел бум, народ, надеюсь, поймет, кто есть кто и что почем. Но при этом Маша, надо понимать, — это такая незвездная звезда. Она не станет отвергать хорошие предложения, но довольно далека от самопиара, ей в тягость многочисленные интервью и прочая медийная сверхактивность. С этой стороны раскрутить бренд будет нелегко, Маша вся — в секторе. Значит, будем раскручивать через победы. Хотя акцента на бизнес-составляющую совершенно нет. Кстати, в субботу вечером позвонили из администрации президента, взяли Машин телефон. Пока не перезванивали. Может, попозже.

— Что Маша считает своим домом — Москву или Кабардино-Балкарию, где родилась?

— Живем в Москве, хотя Маша не была дома, кажется, с 1 июня. А Прохладный и КБР — родина. Там Геннадий Гарикович создал особые тренировочные условия: маленький зал, где нужно разбегаться прямо от стены, что-то вроде психологической клетки, после которой, по замыслу, выходишь на большую арену — и расправляются крылья. С ним интересно, с Габриляном. Своя школа, отличающаяся от традиционной советской. Кто неделю походит на тренировки, подумает: «Что за физкультура? Как она может прыгать? Что за бред?». Маша совершенно не таскает штангу, не прыгает вне соревнований выше 1.85, не спринтует, на скачет через барьеры. А методика работает, тем не менее. Через особую систему, через подсознание.

— Она всю жизнь тренируется у Габриляна?

— С 10 лет. На полтора года уезжала в Волгоград, учиться в институте. Потом вернулась, поняла, что Габрилян — ее тренер. Он ведь ее школьный учитель физкультуры.

— Что, вот прямо в трико и со свистком на веревочке?

— Примерно так. Сначала было все стандартно, учебная программа, многоборье. Потом стало ясно: Машин вид — высота. И вот тогда уже пошла серьезная индивидуальная работа. В которой Геннадий Гарикович с Машей добились максимума.

— Ты москвич с литовскими корнями. Маша взяла твою фамилию. А в Литве-то она вообще была?

— Пока нет. Но родственники литовские пишут, зовут в гости. Маша там вообще популярна. Фишка в том, что сейчас в Литве не все следуют традициям относительно фамилии. Часто обходятся без "-кайте" и "-кене", просто записывают девочку под мужской фамилией. Ласицкас, допустим. Ортодоксальных литовцев это бесит. И когда там узнали, что российская прыгунья взяла литовскую фамилию по правилам, с уважением к мужу и традициям… Ну, ты понимаешь: разрыв шаблона. Мне пришлось, кстати, специально идти в посольство и брать справку о правилах образования литовских фамилий, иначе Машу в загсе не зарегистрировали бы, как Ласицкене.

— Непросто все.

— Еще забавнее у чехов. В их википедии Маша — Ласицкенеова.

— В одном интервью ты обмолвился: «Когда у нас родится дочь…». И когда же она родится?

— Пока все мысли только о спорте, о прыжках. А о другом подумаем в отпуске, осенью.

news.rambler.ru

Россиянка Мария Ласицкене переписала историю мирового спорта

Теперь она первая и единственная на планете трехкратная чемпионка по прыжкам в высоту. Мария стала недосягаемой для соперниц на турнире по легкой атлетике в Дохе.

Это уже второе наше золото на первенстве. Правда, медали, завоеванные российскими спортсменами, в общем зачете не учитываются, мы выступаем на чемпионате в нейтральном статусе. Но даже это не мешает нашим атлетам быть на высоте.

204 сантиметра — планка не шелохнулась. Мария Ласицкене спокойная и даже строгая. Лишь на замедленном повторе видно, как на секунду поддается эмоциям. Так она врывается в историю рекордов, российская легкоатлетка с этой минуты — единственная на планете трехкратная чемпионка мира по прыжкам в высоту.

– Я счастлива, гордость проделанной работой, своим тренером. Наслаждаюсь сегодняшним днем, подготовка в олимпиаде, это все и есть подготовка к олимпиаде, но дайте мне расслабиться немножко, – поделилась Мария Ласицкене, трехкратная чемпионка мира по прыжкам в высоту.

Трибуны встречают ревом каждый старт Ласицкене. 26-летняя россиянка с самого начала безупречно преодолевает все заявленные высоты. В борьбу за золотой титул выходит против 18-летней украинской спортсменки Ярославы Магучих, которая несколько раз ошибается, задев планку. После легко перепрыгивает 204 сантиметра, поставив юниорский рекорд. Но от дальнейшей борьбы отказывается, признав второе место.

– На самом деле никаких высоких ожиданий в плане результатов не было. Надо было просто хорошо прыгнуть, но на самом деле я не ожидала, что это будет настолько высоко для меня, – признается Ярослава Магучих, серебряный призер ЧМ по легкой атлетике 2019 года.

Эту победу Ласицкене позже назовет странной. Она продолжает бороться в одиночестве за мировой рекорд, который еще в 1987 году поставила легкоатлетка из Болгарии Стефка Костадинова, взяв высоту в 209 сантиметров. Однако, возможно, из-за того, что нет больше соревновательного запала, россиянке планка не поддалась. В этот раз. Ведь болельщиков Ласицкене еще ни разу не разочаровала. После своей первой крупной победы на юношеской олимпиаде в Сингапуре в 2010 она выигрывала турнир за турниром. В 2015 в Пекине с первой попытки взяла золото Чемпионата мира. А в 2017 повторила успех в Лондоне, тогда уже впервые выступая в нейтральном статусе после дисквалификации нашей Федерации легкой атлетики.

Без флага и национального гимна Ласицкене празднует триумф и в Катаре: «Эта медаль не потеряла в цене, все знают, откуда я».

Обнявшись с украинкой Ярославой Магучих, она спешит к тренеру Геннадию Габриляну, по руководством которого занимается с 10 лет. И бежит вдоль трибун под аплодисменты, посылая болельщикам воздушные поцелуи. Международная ассоциация легкоатлетических федераций на своем сайте национальность победительницы прописывает крупным шрифтом: «Ласицкене не взяла 2,08 м, и, честно говоря, она не была близка ни с одной из своих трех попыток, но это не имеет значения: нейтральная спортсменка (РОССИЯНКА, давайте не будем этого отрицать) с первой попытки совершила высокий прыжок на 2,04 и завоевала золото. Прекрасное соревнование, выигранное достойным спортсменом»

Золото Ласицкене — второе у россиян на Чемпионате мира в Катаре. Героиней первенства стала и Анжелика Сидорова. В прыжках с шестом она поставила личный рекорд 4 метра 95 сантиметров, отвоевав победу в драматичном финале с американской спортсменкой. Сегодня Сидорова вернулась с золотой медалью домой. 

Анжелику в Москве встретили овациями: «Да, хотелось, конечно, флаг и гимн. Но вот в этих условиях, что есть, то есть. Я была очень рада своей победе в любом случае, просто была счастлива в этот момент».

Отдых у наших чемпионок будет недолгим. Совсем скоро они продолжат готовиться к Олимпиаде в Токио. 

www.1tv.ru

Мария Ласицкене красивые фото

Главная / Девушки знаменитости / Мария Ласицкене красивые фото

Красивые фотографии российской спортсменки Марии Ласицкене.

Мария Александровна Ласицкене на сегодня является одной из самых известных прыгуний в высоту в России. На её счету большое количество достижений и побед.

Три раза она становилась чемпионкой России, пять раз — чемпионкой России в помещении, два раза победительницей Континентального кубка IAAF, три раза победительницей командного чемпионата Европы, один раз чемпионкой Европы и два раза чемпионкой Европы в помещении, два раза чемпионкой мира и два раза чемпионкой мира в помещении. Кроме того, является трёхкратной победительницей общего зачёта «Бриллиантовой лиги», что является рекордом в истории российской лёгкой атлетики и рекордом в истории женских прыжков в высоту в мире.

Мария Ласицкене родилась 14 января 1993 года в городе Прохладный, Кабардино-Балкария. Рост спортсменки составляет 180 см.

До 2017 года Мария выступала под своей девичьей фамилией — Кучина. 17 марта 2017 года она сочеталась законным браком с российским спортивным журналистом Владасом Ласицкасом, который имеет литовское происхождение. После свадьбы Мария Кучина стала Ласицкене.

Прыгунья Мария Ласицкене фото