Нигматулина карима свадьба


Собянин решил не увольнять гражданку США со стратегической должности - БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

13 ноября народными избранниками от КПРФ Валерием Рашкиным и Сергеем Обуховым в адрес мэра Москвы Сергея Собянина был направлен депутатский запрос, в котором указывалось на наличие американского гражданства у директора стратегически важного ГУП «Научно-исследовательский и проектный институт Генерального плана города Москвы» Каримы Нигматулиной. В своем обращении депутаты отметили, что "интересы жителей Москвы, самого города и конкретного государственного унитарного предприятия едва ли могут быть тождественны интересам лица, являющегося гражданином США". В доказательство В.Ф.Рашкин и С.П.Обухов привели текст американской присяги, которую в обязательном порядке даёт каждое лицо, получающее гражданство США:

«Настоящим я клятвенно заверяю, что я абсолютно и полностью отрекаюсь от верности и преданности любому иностранному монарху, властителю,государству или суверенной власти, подданным или гражданином которого я являлся до этого дня; что я буду поддерживать и защищать Конституцию и законы Соединённых Штатов Америки от всех врагов, внешних и внутренних; что я буду верой и правдой служить Соединённым Штатам; что я возьму в руки оружие и буду сражаться на стороне Соединённых Штатов, когда я буду обязан сделать это по закону; что я буду нести нестроевую службу в вооружённых силах США, когда я буду обязан делать это по закону; что я буду выполнять гражданскую работу, когда я буду обязан делать это по закону; и что я произношу эту присягу открыто, без задних мыслей или намерения уклониться от её исполнения. Да поможет мне Бог». 

"В свете существенного возрастания напряжения в отношениях России и США, не может не вызывать беспокойство наличие на столь важном и ответственном посту, как директор ГУП «Научно-исследовательский и проектный институт Генерального плана города Москвы», лица, отрекшегося от верности и преданности России и давшего клятву верой и правдой служить Соединённым Штатам", - отметили коммунисты.

Депутаты призвали мэра провести тщательную проверку и, в случае подтверждения информации о наличии гражданства США у Нигматулиной, рассмотреть вопрос о целесообразности дальнейшего нахождения указанного лица на обозначенной должности.

19 декабря в адрес депутатов был направлен ответ за подписью мэра Москвы Собянина, в котором подтверждалась информация об американском гражданстве Нигматулиной, однако указывалось на отсутствие правовых основний для ее увольнения: "Законодательство Российской Федерации не предусматривает запрет на замещение должности руководителя унитарного предприятия лицом, имеющим иностранное гражданство". В качестве аргументации принятого решения мэрией было отмечено, что "решение о назначении Нигматулиной К.Р. исполняющей обязанности директора предприятия принималось исходя из интересов развития градостроительного комплекса города Москвы, научно-исследовательской деятельности в области проектирования и генерального планирования, вывода предприятия на международный уровень и с учетом деловых качеств Нигматулиной К.Р., являющейся высококвалифицированным специалистом и имеющей значительный опыт работы с зарубежными организациями". 

Столичный градоначальник заверил депутатов, что "допуск к работе со сведениями, составляющими государственную тайну, Нигматулиной К.Р. не оформлялся, а функция защиты государственной тайны на предприятии возложена на заместителя директора ГУП «НИиПИ Генплана» по режиму и безопасности".

Формально верно, по сути - издевательство

С юридической точки зрения мэрия Москвы, безусловно, права. Если в законе не содержится прямого запрета на занятие стратегических должностей на госпредприятиях иностранцами и они не имеют доступа к сведениям, составляющим государственную тайну, то и увольнять их, даже в условиях резкого обострения отношений с Западом, вовсе не обязательно. Это формально. Но по сути, предоставляя американским гражданам, клянущимся при получении гражданства США "абсолютно и полностью отрекаюсь от верности и преданности любому иностранному государству, подданным или гражданином которого являлся до этого дня" и "верой и правдой служить Соединённым Штатам", возможность определять стратегию развития российской столицы, от которой зависит безопасность миллионов людей, российская власть явно поступает опрометчиво. Особенно учитывая тот факт, что "активность зарубежных спецслужб, работающих по России, растет", о чем недвусмысленно заявил на днях президент страны. 

В этих условиях КПРФ продолжит настаивать на ограничении влияния иностранных граждан на принятие стратегических решений, связанных с развитием государства и его столицы. В частности, до конца года депутаты-коммнисты разработают и внесут на рассмотрение Государственной Думы законопроект, который не позволит представителям стран, проводящих агрессивную политику в отношении России, возглавлять государственные компании, институты и исследовательские центры...

http://zakon.mirtesen.ru/blog/43354411756/Sobyanin-reshil-ne...

В ТЕМУ:

Новой главой института Генплана назначена Карима Нигматулина, 28-летняя выпускница Принстона, работавшая с Биллом Гейтсом. Значит, ее Билл Гейтс назначил? Нет, не Билл Гейтс! У Нигматулиной, как и у прежнего главы института Эрнста Мавлютова, татарская фамилия, а привёл их обоих в московскую структуру ещё один татарин -- глава градостроительного комплекса Марат Хуснуллин

На все совещания в мэрию Карима Нигматулина ходит вместе с главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым: исполняющим обязанности директора Генплана она стала меньше двух месяцев назад, так что времени освоиться в новой роли почти не было. Кузнецов же познакомил Кариму с Андреем Гнездиловым из бюро «Остоженка», который в конце февраля перешёл в Генплан на должность главного архитектора. Недавно они с Гнездиловым решили пройтись по институту и познакомиться с сотрудниками — каждому пожать руку, понять, у кого какие проблемы с рабочим местом, компьютером и так далее. Люди смотрели угрюмо и недоверчиво: если начальство идёт — это проверки, головная боль, в общем, ничего хорошего.

«Я думаю, это потому, что они меня пока плохо знают, — улыбается Нигматулина. — Как было у нас в Америке: мы садились с руководством каждый квартал, чтобы обсудить, как мы двигаемся по выполнению задач. Я составляла план для себя и своих сотрудников. Потом через квартал фиксируешь — „о, получилось!“ или „что-то тут не то“. Здесь этой системы нет, это странно». В этой истории поначалу всё кажется странным, ведь тем руководством был Билл Гейтс, а перспективной карьере учёного Карима предпочла кресло в ГУП «НИ и ПИ Генплана Москвы». И собирается сделать из него эффективное предприятие.

 

«Я легко нахожу общий язык»

Папа Каримы Нигматулиной, академик РАН, должно быть, иногда ругает дочь за то, как она общается с людьми: улыбается, размахивает руками, говорит торопливо, часто заканчивает фразы коротким смешком. Для директора института Генплана — структуры фактически государственной, входящей в систему Москомархитектуры, — поведение несерьёзное. Впрочем, Карима явно умеет произвести впечатление, ведь в свои 28 она руководит коллективом из 800 человек, и почти все её заместители старше в два с лишним раза.

У Нигматулиной, как и у прежнего главы института Эрнста Мавлютова, татарская фамилия, а привёл их обоих в московскую структуру ещё один татарин — глава градостроительного комплекса Марат Хуснуллин. Слухи о «казанской мафии в мэрии» ходят давно, но сама Карима эти связи отрицает. Более того, она даже ни разу не была в Казани, а родилась и выросла в Москве.

— В 2011 году я приезжала в Россию каждый месяц. Я занималась проектом Гейтса, связанным с ядерной энергетикой, а нашим партнёром был «Росатом», и мне постоянно надо было посещать конференции здесь. На одном из таких мероприятий я познакомилась с Маратом Шакирзяновичем Хуснуллиным, рассказала ему некоторые свои идеи. Потом я познакомилась с Эрнстом Филсуровичем Мавлютовым, и вот так пошло: сначала стала заместителем директора Генплана, потом первым заместителем, а теперь — исполняющим обязанности начальника, когда Мавлютов перешёл на другую должность.

Звучит как американская мечта: встретила, познакомилась, рассказала. «Я человек вообще такой энергичный и позитивный, легко нахожу общий язык с людьми, — говорит Карима, — сразу руками размахиваю, улыбаюсь. Я верю, что можно сделать много хорошего, полезного для России, для Москвы, особенно если энергично взяться. И вот эта энергетика как-то сближает. И всё у нас складывается». С другой стороны, как не сложится, если за спиной характеристика от Билла Гейста: «Такие люди, как она, восхищают меня».

«Я — ненормальная патриотка»

Последние 20 лет новый директор Генплана провела за рубежом: уехала в третьем классе, когда отцу предложили вести научный проект в США вместе с американскими учёными. Там поступила в престижную школу Albany Academy for Girls, экстерном окончив российскую гимназию. Разработала научный проект по физике, выиграла олимпиаду в Нью-Йорке, вошла в четвёрку победителей уже международной олимпиады в Калифорнии. Потом бюджетное место в знаменитом Принстоне, который она окончила за три года вместо положенных четырёх, потом магистратура в не менее знаменитом Массачусетском технологическом институте. В финансируемой Гейтсом компании Intellectual Ventures она как математик решала задачи моделирования распространения инфекционных заболеваний и с нуля создала научно-исследовательскую лабораторию, потом участвовала в проекте ядерных технологий. В общем, зачем Нигматулина московскому правительству, примерно понятно. Другой вопрос — зачем московское правительство Кариме Нигматулиной.

— Это воспитание моих родителей: патриотизм, любовь к родине, — кажется, Карима не боится громких слов. — Да, я ненормальная, все друзья мне говорят: «Что-то тебя заносит», такие люди в фильмах бывают, а в реальной жизни нет. Я знаю, что может, это странно, но я такая «ненормальная патриотка».

Поначалу такие слова режут слух, как если бы их произносили депутаты «Единой России», в очередной раз пойманные на квартире в Майами. Но здесь всё наоборот: в конце концов, кто ещё может себе позволить говорить о патриотизме, если не человек, уехавший из США ради номенклатурного кабинета на Триумфальной площади, дом один.

 

«Я не правительство»

Для западного человека у Нигматулиной слишком консервативное воспитание:

— Для многих институты, появившиеся ещё в советское время, как наш Генплан, который создан по указу Сталина, — это такой рудимент советской системы. Но это же история, фундамент, и моя задача в том, чтобы институт продолжал участвовать в проектах, которые определяют развитие Москвы. Для этого институт Генплана и был создан. И я уважаю эти традиции.

Ссылки на богатую историю, как всякое бряцание медалями, любят чиновники как раз старой формации. Но Карима тут же поправляется: «Если честно, что сейчас говорят об институте Генплана? Понятно, что говорят! А мне важно, чтобы через какое-то время люди знали: в институте Генплана сильнейшие в России профессионалы в области градостроительства, они там молодцы».

И всё вроде логично: эффективный проектный институт выполняет важные стратегические задачи. Только последние 20 лет всё было наоборот: Генплан фактически стал ручной структурой Москомархитектуры, побеждая во всех важных тендерах, и обслуживал градостроительные амбиции Юрия Лужкова. Прежний глава Эрнст Мавлютов в сентябрьском интервью The Village сказал прямо: «По-хорошему, весь Генплан должен был взять и уйти в знак несогласия с политикой руководства города. Но мы все — дети той системы». В конце концов, как сказал другой бывший сотрудник, нельзя же оставить без зарплаты такой большой заслуженный коллектив. Очевидно, Нигматулина не может не понимать, что никаких стимулов к развитию, кроме её личного рвения, и сейчас у института нет. Но пока она в собственных силах уверена.

— Каждый должен понимать, за что отвечает. Я отвечаю за то, чтобы максимально проработать разные предложения: хорда или магистраль может пройти тут — и тогда есть такие плюсы и минусы, а может пройти тут — и тогда такие плюсы и минусы. Я должна сделать так, чтобы максимально вся информация, необходимая для принятия решения, была на столе в стройкомплексе и в мэрии. Но принятие окончательного решения — это не моя зона ответственности, а роль органов исполнительной власти. Иногда я лично буду соглашаться с решением, иногда нет. Но я не орган исполнительной власти правительства, не политический представитель общественности. Я и наш институт — это профессионалы своего дела, мы должны это очень хорошо помнить и не отвлекаться на политику.

 

«Я всё взвешивала»

Иностранцы и русские, долгое время прожившие за рубежом, вообще как-то терпимее относятся к российским порядкам. Вспомнить хотя бы Кристофера Муравьёва-Апостола, потомка декабриста, родившегося и выросшего в Бразилии: он уже 12 лет реставрирует родовую усадьбу в Москве и тоже рассказывает о российских чиновниках, даже самых нечестных, если не с уважением, то с понимающим спокойствием, как о природном явлении вроде снегопада весной. И в то же время западные русские умеют сами не жить по правилам этой стихии: не давать взяток, не пытаться обойти закон.

— В России такая культура, что начальство должно быть овеяно особой аурой тайны и власти, — констатирует Нигматулина. — Но нет таких западных порядков, которые нельзя внедрить здесь. И Марат Шакирзянович Хуснуллин, и Сергей Семенович Собянин меня поразили тем, что они готовы вести диалог, готовы вникать в вопросы. На совещания я привожу специалистов по конкретным вопросам: правила землепользования и застройки — Олег Баевский, мой заместитель, транспортные вопросы — главный инженер Михаил Крестмейн. Может, для кого-то это непривычно, для кого-то нужна строгая иерархия и келейность. Но когда я пришла на работу, я сразу предупредила: если с чем-то не согласна, буду спорить, даже если это не принято.

Коллега Нигматулиной из правительства Москвы в частном разговоре как-то назвал её «типичной молодой смышлёной девушкой, каких полно в компаниях вроде McKinsey или PriceWaterhouseCoopers». Внешне это действительно так: неброский деловой костюм, аккуратность, доведённая до педантичности, — отличница, в разговоре с которой невольно следишь за каждым своим словом. Мыслит она также логично: чтобы институт был эффективным и профессиональным, работникам Генплана нужны зарубежные стажировки и выступления на конференциях. («Я преподавала в MIT и специально выбирала те предметы, которые мне самой давались сложнее всего. Когда заставляешь себя встать перед людьми и объяснить что-то, то обязательно разберёшься».) Чтобы проекты Генплана были полезными для города, надо вести диалог с местными сообществами, которые лучше всего знают, что необходимо в их районе. Для этого каждую субботу, когда мэр Москвы делает объезд административных округов, Нигматулина на них тоже присутствует и потихоньку записывает номера местных активистов. Хотя среди массовки, подобранной для встречи, всегда может попасться пресловутый «потёмкинский дворник».

Чего точно нет в Кариме Нигматулиной, так это закомплексованности типичного московского чиновника, которая обычно не позволяет идти против течения, говорить правильные и наивные слова, совершать правильные, но наивные поступки и вообще создавать обстановку, в которой другие тоже не боятся говорить. «Вы только не думайте, что я пришла сюда, не представляя, с чем могу встретиться: у меня папа академик РАН, а брат был директором проектного института в Санкт-Петербурге. Они мне говорили о разных „страшилках“ в России. Я два с половиной месяца обдумывала свой шаг, всё взвешивала. Но я, в конце концов, и к Гейтсу шла с определённым риском: я была вторым человеком в команде, мне надо было начинать проект с нуля, самой искать людей, двигать, развивать. Везде есть риск».

«За этот стол садиться не будем, он какой-то слишком большой. Сядем за этот»,— с лёгкой неловкостью произносит Нигматулина в первую минуту нашей встречи. Впрочем, в огромном кабинете директора Генплана вся мебель по-советски помпезная, так что и стол поменьше овеян начальственной важностью. «Мне вообще не очень комфортно здесь, у меня в компании Гейтса кабинет был вчетверо меньше, сами понимаете. Другая культура отношения к руководителям». Впрочем, на фоне розовых обшарпанных коридоров кабинет обставлен даже со вкусом: светящиеся панели, стол приятного песочного цвета, на стенах, кажется, не висят парадные фотографии Путина с Медведевым. Карима Нигматулина пока не успела внести каких-то существенных изменений ни в это пространство, ни в соседние. Вот только при прежнем главе в приёмной было сразу два секретаря, а теперь остался лишь один.

Источник: www.the-village.ru. Фотографии: Ryan Matthew Smith для Forbes Woman

В ТЕМУ:

В консульствах и посольствах США в России все должности отойдут американцам

В законопроекте, внесённом на рассмотрение в мае 2014 года конгрессменом Майком Роджерсом, говорится, что не позднее чем через год после подписания закона руководящие позиции в консульствах и посольствах США в России должны быть заняты только гражданами США, которые «пройдут тщательную проверку биографии». Согласно документу, госсекретарь США может продлить срок замены персонала ещё на 1 год.

По мнению Юрия Рогулева, доцента МГУ и директора Фонда Франклина Рузвельта по изучению истории США, одной из причин для сокращения российского персонала является нарастающая подозрительность американских лидеров, которые «считают, что среди российских граждан могут быть те, кто доносит информацию в российские спецслужбы». Кроме того, привлечение к работе в посольстве американских граждан позволит создать большую агентурную сеть под прикрытием в структуре самого посольства.

s30116489994.mirtesen.ru

Математики рассчитали, как дальше будет развиваться эпидемия коронавируса — Российская газета

Если иммунитет к коронавирусу будет у 70% населения, то болезнь перестанет распространяться, прогнозирует доктор математических наук профессор Российской академии наук Карима Нигматулина-Мащицкая. О том, когда закончится пандемия, и о вероятности второй вспышки COVID-19 в Китае она рассказала в интервью "РГ".

Пандемия прекратится, когда разработают вакцину, считает Карима Нигматулина-Мащицкая. Фото: Семен Кац/ "ВИ Холдинг"

Можно смоделировать ситуацию, как эпидемия поведет себя дальше?

Карима Нигматулина-Мащицкая: Будет нескольких пиков заболеваемости, первая вспышка - в Москве, остальные с небольшим запозданием - в других городах. Это объясняется большой территорией и географической разрозненностью. Зато мы можем себе позволить не вводить жесткие меры сразу во всей стране, а ограничиться отдельными регионами, что в целом гораздо лучше для экономической ситуации.

То, что все сейчас находятся дома, что закрыты места массовых скоплений людей, очень важно для сокращения динамики распространения инфекции. Это позволит сократить количество больных и спасет людям жизни.

Один заболевший способен заразить до четырех человек вокруг себя. COVID-19 имеет очень большое количество бессимптомных носителей. Как это влияет на математические прогнозы?

Карима Нигматулина-Мащицкая: 20-30% населения переносят заболевание совсем без симптомов. Эти люди не знают, что они распространяют вирус. У них нет температуры, не болит голова, ровное дыхание, нет признаков ОРВИ. Они чувствуют себя хорошо, поэтому живут полноценной жизнью, но при этом заражают других. Важно учитывать, что такие люди есть. Поэтому, если мы говорим о подтвержденных 8000 заболевших с симптомами, то заразных людей на самом деле ближе к 11 000-12 000, а учитывая, что часть с симптомами еще не были диагностированы, то цифры еще выше.

У математиков, которые занимаются инфекционным моделированием, есть такое понятие, как основное репродуктивное число. Оно подразумевает, сколько в среднем может заразить один инфицированный человек в населении без иммунитета. Для COVID-19 это число составляет от 2 до 4. Очевидно, что если оно больше единицы, то болезнь разрастается экспоненциально. Но мы можем повлиять на это число, которое, в частности, зависит от количества контактов инфицированного человека. Мы понимаем, если их 30 за тот момент, когда он болеет, а вероятность того, что заболевание будет распространено при одном контакте - 10%, то репродуктивное число в этом случае будет три. Но если этот человек сократит число контактов до пяти, то репродуктивное число опускается до 0,5, и постепенно эпидемия будет угасать.

Сейчас люди соблюдают режим самоизоляции, число контактов сокращается. Но 0,5 - еще не ноль. Это означает, что за один цикл болезни от 12 тысяч человек заразятся еще шесть тысяч человек. То есть эта цифра не сократится до ноля. И вот здесь важно понимать - 12 000 или 8000 заразных людей на самом деле, потому что от этого зависит, насколько растянется период угасания заболеваемости.

Когда ждать окончания пандемии?

Карима Нигматулина-Мащицкая: Окончательно и бесповоротно пандемия завершится, когда будет разработана вакцина. Причем, не сто процентов населения должны быть привиты для того, чтобы затормозить это заболевание. Есть такое понятие, как "коллективный иммунитет", и оно коррелирует репродуктивному числу. Если иммунитет к вирусу будет у 70% населения, то болезнь перестанет распространяться даже при полностью активном обществе.

Без вакцины погасили вспышку СOVID-19 в Китае. Но там на достаточно раннем этапе были предприняты очень активные и жесткие меры, которые смогли поменять ситуацию в корне. Если не остановить болезнь вовремя, то пытаться удержать ее, когда количество больных зашкаливает за тысячи, становится очень сложно, как на восточном побережье США.

Не рано Китай отменил жесткие меры в своей стране? Может там быть вторая вспышка коронавируса?

Карима Нигматулина-Мащицкая: Однозначно предсказать вторую волну сейчас невозможно, можно только смоделировать вероятностные ситуации. Остается держать руку на пульсе, и если появится хоть один новый случай в новом регионе, то своевременно реагировать. Только жесткое реагирование быстро сократит этот один случай, вернет его к нулю.

В Европе уже затухает заболеваемость?

Карима Нигматулина-Мащицкая: Конечно, мы видим, что ситуация потихонечку начинает улучшаться. Количество случаев заражения сокращается, в том числе - из-за предпринятых мер. В какой-то момент очень строгие режимы можно будет отменять. Но делать это слишком рано тоже было бы достаточно опасно.

Если математическими расчетами можно спрогнозировать, как поведет себя пандемия, то какие исходные данные для этого нужны?

Карима Нигматулина-Мащицкая: Математическое моделирование пандемии и любых инфекционных заболеваний основывается на данных о людях. Необходимо понимать, как распределяется население по земному шару, знать демографическую ситуацию, основные миграционные потоки. Глобальное передвижение людей легко вычислить, изучив данные авиаперевозчиков и миграционную статистику. Гораздо сложнее получить сведения о перемещении людей внутри городов, которые тоже очень важны.

В свое время я изучала направление инфекционных заболеваний в Африке, где достоверную статистическую информацию найти практически невозможно. Мы договаривались с мобильными операторами, которые передавали нам анонимизированные данные о передвижении людей внутри городов, которые позволяли нам откалибровать модель на локальном уровне. То есть то, где живут люди и как они передвигаются - это фундамент, с помощью которого математики могут моделировать развитие эпидемий и пандемий.

Если мы говорим о подтвержденных 8000 заболевших с симптомами, то число заразных людей на самом деле ближе к 11 000-12 000

Еще один фактор - специфика болезни, как она протекает: с какой скоростью развивается заболевание от момента инфекции, в том числе, как быстро зараженный человек становится заразным для других. Мы понимаем, что если при гриппе инкубационный период длится всего три дня, то для COVID-19 он более затяжной, потому что у него иная динамика распространения заболевания.

Можно было предотвратить попадание COVID-19 в Россию? Изначально он обошел нашу страну, у которой довольно протяженная граница с Китаем, а когда число заболевших резко увеличивалось в США и Европе, у нас еще никто не болел.

Карима Нигматулина-Мащицкая: Наибольшее количество транспортных потоков у России именно с Европой, а не с Китаем. Поэтому все достаточно прогнозируемо. Предотвратимо ли заболевание? На самом деле вопрос очень сложный. Я хорошо помню, когда в 2003 году в странах Юго-Восточной Азии разрасталась эпидемия атипичной пневмонии - SARS, и количество больных было уже под 5 тысяч, в конце концов - эпидемия прекратилась сама собой. В 2009 году началась вспышка свиного гриппа, и тогда тоже говорили, что Всемирная организация здравоохранения слишком сильно паникует, не нужно переживать, все не так серьезно. Предсказание пандемий и их масштабности на самых ранних этапах очень затруднительно. При моделировании начальных стадий все модели - вероятностные, они не дают 100-процентную гарантию. Считаю, что в нашей стране меры приняты были своевременно, мы не стали дожидаться, когда количество случаев заражения достигнет тысячи или даже сотни. И это очень правильно.

rg.ru

Сын миллионера Павел Машицкий женился

  1. Знаменитости

Первые фото со свадьбы в «Барвихе».

В свое время сын миллионера Виталия Машицкого Павел красиво ухаживал сначала за певицей Алсу, затем за искусст­воведом Екатериной Винокуровой, а после за еще многими красавицами столицы. И вот поиски «той самой» наконец увенчались успехом. В эти выходные наследник компании Vimetco женился на выпускнице Принстона Кариме Нигматулиной, некогда возглавлявшей Институт Генплана Москвы.

Гуляли в «Барвихе Luxury Village». Здесь оказалось достаточно места для двух сотен гостей (в их числе оказались Тина Канделаки, Ксения Чилингарова и Мария Байбакова), да и сцена подходящая (выступить на празднике ангажировали Светлану Лободу, Елку и Григория Лепса).

Но главное — концертный зал без труда вместил выращенный специально к свадьбе сад:

  • зал украсили сотнями свежесрезанных гортензий, хризантем и георгинов!

Тина Канделаки и Василий Бровко

Ведущие вечера Ольга Шелест и Николай Басков с певицей Елкой

Екатерина Винокурова и Мария Байбакова

Ксения Чилингарова

Сара Сампайо и гости вечера

Николай Цискаридзе и гостья вечера

Ирина Чигиринская

Танец молодых


www.tatler.ru

Вас также могут заинтересовать статьи:
«Счастье в браке — это не то, что просто случается».
Почему в Индии самые крепкие браки?
Самая оригинальная свадьба — когда у людей все отлично с чувством юмора.

ТЕГИ:

Свадьба, Знаменитости

Комментарии
  1. Юмор и Развлечения
«Человек не может быть неисправимо плохим, если он хотя бы один раз от души смеялся», — говорил знаменитый писатель и философ Томас Карлейль.

Сегодня мы подготовили для вас очередную подборку из восемнадцати смешных и добрых историй, которые гарантированно поднимут вам настроение. Ведь так важно на минутку отвлечься от всей суеты и найти время для улыбки!

Рекомендуем также: 15 cмешных записок о нашей с вами жизни!

Рекомендуем: 25+ веселых картинок, которые покажут жизнь с другой стороны

Рекомендуем: 17 забавных комиксов, в которых каждая девушка узнает себя

uduba.com

Простая татарская девочка - Константин Бабкин — ЖЖ

Выездная секция Московского экономического форума "Костромская мечта".

Карима Нигматулина рассказывает о том, чего может хотеть и чего может добиться простая татарская девочка.

Ну ладно, не простая. Карима - дочь академика, математика Роберта Нигматулина.

В 10 лет попала в США (папе предложили работу), поступила в Принстонский университет, потом отучилась в Массачусетском технологическом институте (это всё самое крутое в США). Изучала там прикладную математику. Проявила себя так, что работала с Биллом Гейтсом, имела прямой доступ к нему.

Как физтех, скажу, что изучать математику на высоком уровне сложнее, чем физику. Размышлениям о физических процессах как правило что-то соответствует в реальном мире, математика же очень абстрактная наука, и после нескольких лет погружения появляется риск оторваться от жизни, уйти в астрал. Ну, как Григорий Перельман, который отказался от миллиона долларов, помните?

Карима же красивая женщина, в ладах с окружающим миром. По крайней мере, из Москвы приехала в Кострому специально на форум, одна, за рулём.

В те десять минут, что выступающим полагались на форуме, Карима не стала говорить о плане развития региона. Хотя понятно, что ей, руководившей НИИ Генплана Москвы, много есть чего сказать.

Вместо этого она высказала студентам одну, но важную мысль: в России сейчас перспектив и возможностей больше, чем в Америке. Главное не расслабляться, учиться и работать, и всё получится.

Возможно, присутствовавшим в зале было в это сложно поверить. Ребята видят зарастающие поля, остановленные заводы, читают о падении промышленного производства, и тут им говорят о великих перспективах.
Просто надо мыслить на шаг вперёд. Единственная проблема сегодня в России - неправильная экономическая политика. Когда она изменится, начнётся экономический расцвет, и тогда молодёжь сможет проявить себя, пригодятся знания и навыки.
А она изменится, эта экономическая политика. Это уже я вам говорю.

Посмотрите, на 1:16:30 начинается её выступление.

Запомните это имя. Карима Нигматулина. Вы ещё услышите его.

babkin-k.livejournal.com

Кто возглавил институт Генплана — The Village

На все совещания в мэрию Карима Нигматулина ходит вместе с главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым: исполняющим обязанности директора Генплана она стала меньше двух месяцев назад, так что времени освоиться в новой роли почти не было. Кузнецов же познакомил Кариму с Андреем Гнездиловым из бюро «Остоженка», который в конце февраля перешёл в Генплан на должность главного архитектора. Недавно они с Гнездиловым решили пройтись по институту и познакомиться с сотрудниками — каждому пожать руку, понять, у кого какие проблемы с рабочим местом, компьютером и так далее. Люди смотрели угрюмо и недоверчиво: если начальство идёт — это проверки, головная боль, в общем, ничего хорошего.

«Я думаю, это потому, что они меня пока плохо знают, — улыбается Нигматулина. — Как было у нас в Америке: мы садились с руководством каждый квартал, чтобы обсудить, как мы двигаемся по выполнению задач. Я составляла план для себя и своих сотрудников. Потом через квартал фиксируешь — „о, получилось!“ или „что-то тут не то“. Здесь этой системы нет, это странно». В этой истории поначалу всё кажется странным, ведь тем руководством был Билл Гейтс, а перспективной карьере учёного Карима предпочла кресло в ГУП «НИ и ПИ Генплана Москвы». И собирается сделать из него эффективное предприятие.

 

«Я легко нахожу общий язык»

Папа Каримы Нигматулиной, академик РАН, должно быть, иногда ругает дочь за то, как она общается с людьми: улыбается, размахивает руками, говорит торопливо, часто заканчивает фразы коротким смешком. Для директора института Генплана — структуры фактически государственной, входящей в систему Москомархитектуры, — поведение несерьёзное. Впрочем, Карима явно умеет произвести впечатление, ведь в свои 28 она руководит коллективом из 800 человек, и почти все её заместители старше в два с лишним раза.

У Нигматулиной, как и у прежнего главы института Эрнста Мавлютова, татарская фамилия, а привёл их обоих в московскую структуру ещё один татарин — глава градостроительного комплекса Марат Хуснуллин. Слухи о «казанской мафии в мэрии» ходят давно, но сама Карима эти связи отрицает. Более того, она даже ни разу не была в Казани, а родилась и выросла в Москве.

— В 2011 году я приезжала в Россию каждый месяц. Я занималась проектом Гейтса, связанным с ядерной энергетикой, а нашим партнёром был «Росатом», и мне постоянно надо было посещать конференции здесь. На одном из таких мероприятий я познакомилась с Маратом Шакирзяновичем Хуснуллиным, рассказала ему некоторые свои идеи. Потом я познакомилась с Эрнстом Филсуровичем Мавлютовым, и вот так пошло: сначала стала заместителем директора Генплана, потом первым заместителем, а теперь — исполняющим обязанности начальника, когда Мавлютов перешёл на другую должность.

 

«Такие люди, как она,
восхищают меня»

 

Звучит как американская мечта: встретила, познакомилась, рассказала. «Я человек вообще такой энергичный и позитивный, легко нахожу общий язык с людьми, — говорит Карима, — сразу руками размахиваю, улыбаюсь. Я верю, что можно сделать много хорошего, полезного для России, для Москвы, особенно если энергично взяться. И вот эта энергетика как-то сближает. И всё у нас складывается». С другой стороны, как не сложится, если за спиной характеристика от Билла Гейста: «Такие люди, как она, восхищают меня».

 

«Я — ненормальная патриотка»

Последние 20 лет новый директор Генплана провела за рубежом: уехала в третьем классе, когда отцу предложили вести научный проект в США вместе с американскими учёными. Там поступила в престижную школу Albany Academy for Girls, экстерном окончив российскую гимназию. Разработала научный проект по физике, выиграла олимпиаду в Нью-Йорке, вошла в четвёрку победителей уже международной олимпиады в Калифорнии. Потом бюджетное место в знаменитом Принстоне, который она окончила за три года вместо положенных четырёх, потом магистратура в не менее знаменитом Массачусетском технологическом институте. В финансируемой Гейтсом компании Intellectual Ventures она как математик решала задачи моделирования распространения инфекционных заболеваний и с нуля создала научно-исследовательскую лабораторию, потом участвовала в проекте ядерных технологий. В общем, зачем Нигматулина московскому правительству, примерно понятно. Другой вопрос — зачем московское правительство Кариме Нигматулиной.

— Это воспитание моих родителей: патриотизм, любовь к родине, — кажется, Карима не боится громких слов. — Да, я ненормальная, все друзья мне говорят: «Что-то тебя заносит», такие люди в фильмах бывают, а в реальной жизни нет. Я знаю, что может, это странно, но я такая «ненормальная патриотка».

Поначалу такие слова режут слух, как если бы их произносили депутаты «Единой России», в очередной раз пойманные на квартире в Майами. Но здесь всё наоборот: в конце концов, кто ещё может себе позволить говорить о патриотизме, если не человек, уехавший из США ради номенклатурного кабинета на Триумфальной площади, дом один.

 

«Я не правительство»

Для западного человека у Нигматулиной слишком консервативное воспитание:

— Для многих институты, появившиеся ещё в советское время, как наш Генплан, который создан по указу Сталина, — это такой рудимент советской системы. Но это же история, фундамент, и моя задача в том, чтобы институт продолжал участвовать в проектах, которые определяют развитие Москвы. Для этого институт Генплана и был создан. И я уважаю эти традиции.

Ссылки на богатую историю, как всякое бряцание медалями, любят чиновники как раз старой формации. Но Карима тут же поправляется: «Если честно, что сейчас говорят об институте Генплана? Понятно, что говорят! А мне важно, чтобы через какое-то время люди знали: в институте Генплана сильнейшие в России профессионалы в области градостроительства, они там молодцы».

И всё вроде логично: эффективный проектный институт выполняет важные стратегические задачи. Только последние 20 лет всё было наоборот: Генплан фактически стал ручной структурой Москомархитектуры, побеждая во всех важных тендерах, и обслуживал градостроительные амбиции Юрия Лужкова. Прежний глава Эрнст Мавлютов в сентябрьском интервью The Village сказал прямо: «По-хорошему, весь Генплан должен был взять и уйти в знак несогласия с политикой руководства города. Но мы все — дети той системы». В конце концов, как сказал другой бывший сотрудник, нельзя же оставить без зарплаты такой большой заслуженный коллектив. Очевидно, Нигматулина не может не понимать, что никаких стимулов к развитию, кроме её личного рвения, и сейчас у института нет. Но пока она в собственных силах уверена.

— Каждый должен понимать, за что отвечает. Я отвечаю за то, чтобы максимально проработать разные предложения: хорда или магистраль может пройти тут — и тогда есть такие плюсы и минусы, а может пройти тут — и тогда такие плюсы и минусы. Я должна сделать так, чтобы максимально вся информация, необходимая для принятия решения, была на столе в стройкомплексе и в мэрии. Но принятие окончательного решения — это не моя зона ответственности, а роль органов исполнительной власти. Иногда я лично буду соглашаться с решением, иногда нет. Но я не орган исполнительной власти правительства, не политический представитель общественности. Я и наш институт — это профессионалы своего дела, мы должны это очень хорошо помнить и не отвлекаться на политику.

 

«Я всё взвешивала»

Иностранцы и русские, долгое время прожившие за рубежом, вообще как-то терпимее относятся к российским порядкам. Вспомнить хотя бы Кристофера Муравьёва-Апостола, потомка декабриста, родившегося и выросшего в Бразилии: он уже 12 лет реставрирует родовую усадьбу в Москве и тоже рассказывает о российских чиновниках, даже самых нечестных, если не с уважением, то с понимающим спокойствием, как о природном явлении вроде снегопада весной. И в то же время западные русские умеют сами не жить по правилам этой стихии: не давать взяток, не пытаться обойти закон.

— В России такая культура, что начальство должно быть овеяно особой аурой тайны и власти, — констатирует Нигматулина. — Но нет таких западных порядков, которые нельзя внедрить здесь. И Марат Шакирзянович Хуснуллин, и Сергей Семенович Собянин меня поразили тем, что они готовы вести диалог, готовы вникать в вопросы. На совещания я привожу специалистов по конкретным вопросам: правила землепользования и застройки — Олег Баевский, мой заместитель, транспортные вопросы — главный инженер Михаил Крестмейн. Может, для кого-то это непривычно, для кого-то нужна строгая иерархия и келейность. Но когда я пришла на работу, я сразу предупредила: если с чем-то не согласна, буду спорить, даже если это не принято.

 

мне говорили о разных страшилках про Россию. Я два с половиной месяца обдумывала свой шаг

 

Коллега Нигматулиной из правительства Москвы в частном разговоре как-то назвал её «типичной молодой смышлёной девушкой, каких полно в компаниях вроде McKinsey или PriceWaterhouseCoopers». Внешне это действительно так: неброский деловой костюм, аккуратность, доведённая до педантичности, — отличница, в разговоре с которой невольно следишь за каждым своим словом. Мыслит она также логично: чтобы институт был эффективным и профессиональным, работникам Генплана нужны зарубежные стажировки и выступления на конференциях. («Я преподавала в MIT и специально выбирала те предметы, которые мне самой давались сложнее всего. Когда заставляешь себя встать перед людьми и объяснить что-то, то обязательно разберёшься».) Чтобы проекты Генплана были полезными для города, надо вести диалог с местными сообществами, которые лучше всего знают, что необходимо в их районе. Для этого каждую субботу, когда мэр Москвы делает объезд административных округов, Нигматулина на них тоже присутствует и потихоньку записывает номера местных активистов. Хотя среди массовки, подобранной для встречи, всегда может попасться пресловутый «потёмкинский дворник».

Чего точно нет в Кариме Нигматулиной, так это закомплексованности типичного московского чиновника, которая обычно не позволяет идти против течения, говорить правильные и наивные слова, совершать правильные, но наивные поступки и вообще создавать обстановку, в которой другие тоже не боятся говорить. «Вы только не думайте, что я пришла сюда, не представляя, с чем могу встретиться: у меня папа академик РАН, а брат был директором проектного института в Санкт-Петербурге. Они мне говорили о разных „страшилках“ в России. Я два с половиной месяца обдумывала свой шаг, всё взвешивала. Но я, в конце концов, и к Гейтсу шла с определённым риском: я была вторым человеком в команде, мне надо было начинать проект с нуля, самой искать людей, двигать, развивать. Везде есть риск».

 

 

«За этот стол садиться не будем, он какой-то слишком большой. Сядем за этот»,— с лёгкой неловкостью произносит Нигматулина в первую минуту нашей встречи. Впрочем, в огромном кабинете директора Генплана вся мебель по-советски помпезная, так что и стол поменьше овеян начальственной важностью. «Мне вообще не очень комфортно здесь, у меня в компании Гейтса кабинет был вчетверо меньше, сами понимаете. Другая культура отношения к руководителям». Впрочем, на фоне розовых обшарпанных коридоров кабинет обставлен даже со вкусом: светящиеся панели, стол приятного песочного цвета, на стенах, кажется, не висят парадные фотографии Путина с Медведевым. Карима Нигматулина пока не успела внести каких-то существенных изменений ни в это пространство, ни в соседние. Вот только при прежнем главе в приёмной было сразу два секретаря, а теперь остался лишь один.

 

Фотографии: Ryan Matthew Smith для Forbes Woman

 

 

www.the-village.ru

Карима Нигматулина покинула пост главы НИ и ПИ Генплана – Архив

Карима Нигматулина покинула должность директора Института Генплана Москвы «в связи с переходом на новую работу», сообщается на официальном сайте Стройкомплекса. Ее место занимает Олег Диденко, который ранее руководил Информационно-аналитическим центром Стройкомплекса.

Карима Нигматулина — выпускница Принстонского университета. В прошлом преподавала в Массачусетском технологическом институте

Фотография: russocnaim.ru

«Кариму Нигматулину я хотел бы поблагодарить за проделанную работу и пожелать ей дальнейших профессиональных успехов», — сказал заммэра Москвы по вопросам строительства Марат Хуснуллин. Куда именно уходит Нигматулина, не уточняется.

Олега Диденко заммэра характеризует как «настоящего профессионала, который работает в системе архитектуры и градостроительства Москвы уже более 15 лет, в том числе более 13 лет — на руководящих должностях». Новый глава НИ и ПИ Генплана руководил созданием крупнейшего в мире архитектурного макета Москвы.

Карима Нигматулина начала работать в НИ и ПИ Генплана Москвы в апреле 2012 года — сначала в должности замдиректора института и руководителя НПО «Экономического и математического моделирования Московской агломерации», а в 2013 году возглавила институт. Ранее она работала в научном центре основателя Microsoft Билла Гейтса, занималась разработкой математических и компьютерных моделей, а также программного обеспечения для министерств здравоохранения в США, преподавала в Массачусетском технологическом институте, где получила докторскую научную степень. Окончила Принстонский университет в Нью-Джерси. Олег Диденко окончил Новосибирское высшее военно-политическое училище и Московскую государственную юридическую академию. 

daily.afisha.ru

Профессор РАН спрогнозировала несколько пиков коронавируса в России

Профессор РАН Карима Нигматулина заявила, что жителям России следует быть готовыми к нескольким пикам заболеваемости коронавирусом. Это связано с обширной территорией страны и особенностями пассажиропотока между регионами.

Одного острого такого пика заболевания в нашей стране, скорее всего, не будет, это будет не так... Максимальная вспышка может быть заторможена в Москве в один период времени, и с неким запозданием это может произойти в других городах, — объяснила учёный в интервью телеканалу "Россия 24".

Нигматулина считает, что пик коронавируса затянется дольше, чем на несколько недель. Тем не менее специалист в области прикладной математики отмечает оперативность, с которой Россия приняла меры по борьбе с пандемией. По её оценке, из-за этого ситуация с коронавирусом в РФ развивается более благоприятно, чем в других странах.

Ранее глава Федерального медико-биологического агентства и экс-министр здравоохранения Вероника Скворцова также поделилась мнением, когда в России наступит перелом в заболеваемости коронавирусной инфекцией CoViD-19.

Алёна Темирчиева

life.ru

Математика — наука точная и элегантная // Павел Пахлов, Вадим Ильин, Карима Нигматулина-Мащицкая // На грани безумия ≪ ∀ x, y, z


Что такое математика? Многие не считают её самостоятельной наукой. Пожалуй, это комплимент, ибо её ранг — язык науки. Значит ли это, что математикам всё подвластно? Примеров тому множество — от открытия планет до Бозона Хигса. Простым людям математика помогает обобщать и анализировать сложные ситуации, усваивать стиль жизни, подспудно соответствующий математическим закономерностям. Может быть, самым элегантным из всех существующих.

В гостях программы:
Павел Пахлов — член-корреспондент РАН,
Вадим Ильин — доктор физико-математических наук.

Ведущий:
Карима Нигматулина-Мащицкая — доктор физико-математических наук, профессор РАН.

Похожее

  • Павел Пахлов, Владимир Буданов, Алексей Семихатов

    На грани безумия

    Симметрия окружает нас почти повсеместно: в архитектуре, природе, геометрических фигурах и орнаментах, этот список можно продолжать до бесконечности. Получается, что она является одним из негласных законов мироздания. С древнейших времён многие народы владели представлением о симметрии в широком смысле — как об уравновешенности и гармонии. Если с природой и архитектурой всё более менее понятно — они соблюдают законы симметрии, то с человеком всё намного сложнее… Неужели и мы абсолютно симметричные существа? Оказывается, что нет. Поразительно, но факт: если создать портрет человека только из левых или только из правых половин, то полученный результат ошеломляет: правая и левая стороны лица одного и того же человека между собой отличаются. Так что же представляет собой симметричность на самом деле? Где и в чём законы симметрии соблюдаются полностью? Почему симметрия нарушается и что такое ассиметрия? Что лучше: идеальная симметрия или нарушенная?
  • Лев Беклемишев, Михаил Бурцев, Алексей Семихатов

    На грани безумия

    «Математика — царица наук» — это высказывание великого немецкого математика Карла Гаусса известно всем. Математические методы используются во всех естественных науках: начиная с физики и заканчивая биологией. Но как же появилась и развивалась одна из самых важных и сложных наук? Почему основой всех естественных наук является именно математика? Как возникли математические доказательства?
  • Владимир Буданов, Александр Панов, Карима Нигматулина-Мащицкая

    На грани безумия

    В обыденном окружении чаще всего призывают к целесообразности мыслей, поступков, решений. И, кстати, синонимы целесообразности звучат как «уместность, полезность и рациональность…» Вот только на интуитивном уровне кажется — чего-то не хватает. Энтропии? Беспорядка? Так его полно в физическом мире — утверждает ведущая программы, доктор физико-математических наук, Карима Нигматулина-Мащицкая. А гости программы пытались воссоединить в единое целое два понятия — энтропию и целесообразность. Участники программы: доктор философских наук, кандидат физико-математических наук, Владимир Буданов, и доктор физико-математических наук, Александр Панов.

  • Андрей Ростовцев, Дмитрий Горбунов, Алексей Семихатов

    На грани безумия

    В июле 2012 года ученым наконец-то удалось "поймать" бозон Хиггса. Новость о долгожданном открытии в считанные секунды облетела весь мир, моментально попав на первые полосы всех газет. Но спустя год после открытия, стали говорить о том, что бозон не оправдал ожиданий физиков, а некоторые даже понизили частицу в ранге, назвав главной мистификацией века. Так ли это на самом деле? В чем важность элемента, на поиски которого ученые потратили больше 40 лет?

  • Надежда Багдасарьян, Акоп Назаретян, Алексей Семихатов

    На грани безумия

    Время — наверное самый уникальный и, что главное, невосполнимый «ресурс», которым обладает человечество. Стремительно бегущие секунды плавно перетекают в дни, недели и года, создавая наше прошлое, настоящее и будущее. При этом, нет ничего субъективнее понятия времени, ведь каждый человек ощущает его по-своему: жители мегаполисов неустанно переворачивают листы календарей, удивляясь его скоротечности, а представители одного из «современных» племён вовсе живут вне временных рамок. Эта беседа о самом необычном феномене и о том, почему восприятие и ощущение времени может меняться.
  • Александр Багров, Сергеевич Пширков, Алексей Семихатов

    На грани безумия

    Время, пространство, материя — три тесно связанных между собой понятия, которые, по сути, находятся в постоянном взаимодействии. Более того, говорить об одном из этих элементов, не упоминая оставшиеся, как-то не принято. А в чем, собственно, их взаимосвязь? Ведь если углубиться в изучения, то все сводится к вопросам мироздания. А чем больше знаний, тем сложнее теории возникновения Вселенной. Отсюда и открытие Бозона Хиггса, объясняющие по-новому Большой Взрыв. Так что же такое материя и как она существует в пространстве и времени? Сколько ее во Вселенной? Связано ли ее объем с постоянным расширением мира? Если так, то как долго это будет продолжаться? А главное, к чему это приведет? К тепловой смерти?
  • Владимир Жаров, Дмитрий Горбунов, Алексей Семихатов

    На грани безумия

    Время — о его природе люди задумывались во все времена. И никогда не могли найти точного ответа. Время изучали естествознание, философия, физика и другие науки. В итоге удалось лишь выделить некоторые его свойства и признаки. Но дать исчерпывающую характеристику связующему звену Вселенной вряд ли под силу человеческому разуму. Если давать самое простейшее философское определение, то время — это некое необратимое течение из прошлого в будущее. Именно внутри него происходят все события и процессы, которые вообще есть в существующем бытие. Однако даже такое элементарное описание слишком туманно. Попытаемся не уделять много внимания слишком уж экстравагантным построениям, типа времени, текущем вспять. Или о нём же, но застывшем.. Но релятивистского времени, эффекта близнецов, возможности преодоления световых скоростей и ожидаемых в связи с этим эффектов мы обязательно коснёмся.
  • Дмитрий Горбунов, Михаил Маров, Алексей Семихатов

    На грани безумия

    Как самостоятельная наука Геометрия зародилась еще в Древней Греции. Евклидова геометрия занималась изучением простейших фигур на плоскости и в пространстве, вычислением их площади и объема. Интересно, как бы отреагировал Эвклид на теорию четырехмерного подхода? Новые представления о мире связаны с многомерностью пространства. Великий французский архитектор Корбюзье как-то воскликнул: "Все вокруг геометрия!". В начале 21-го столетия мы с еще большим изумлением можем это повторить. Что же такое современная геометрия? И как она используется в разных науках?

  • Сергей Рубин, Владимир Буданов, Алексей Семихатов

    На грани безумия

    Энтропия — термин, которые слышали многие, а вот дать точное объяснение не каждому удастся. И в этом нет ничего удивительного, ведь наши познания о том, что нас окружает, как правило, очень поверхностны. Кто-то утверждает, что это разница между идеальным и реальным процессом. Но все же больше сходятся во мнении, что это мера хаоса. Ведь с самого детства нас приучают к порядку, отсюда и наполненность нашего мира флуктуациями и бифуркациями. Так к чему может привести война с энтропией? И нужна ли она вообще? Ведь если бы не хаос, сам мир бы не произошел…
  • Лев Дудко, Аркадий Липкин, Алексей Семихатов

    На грани безумия

    Существование тесной взаимосвязи космоса с практически невидимым микромиром — самый загадочный аспект современной физики. Планеты и даже целые скопления небесных звёзд «разбросаны» по бескрайним просторам, подобно пылинкам и элементарным частицам. Казалось бы, это лишь метафоричная связь. Но уже в первую секунду возникновения Вселенной, всё её содержимое состояло именно из мельчайших частичек — кварков. Невероятно, но эфемерные кирпичики вещества — основной строительный материал всего мироздания. Всего 6 видов или ароматов кварков, соединившись, образуют атомы, молекулы и другие частицы, а затем — Макрокосмос. Устройство Вселенной учёным удалось изучить достаточно детально, а вот с элементарными крупинками веществ нередко возникают проблемы. Не так быстро они раскрывают свои тайны, как хотелось бы. Даже единую теорию, которая могла бы описать весь известный «зоопарк» частиц, до сих пор создать не удаётся. Насколько наши знания о микромире полны и достоверны? Как кваркам удалось создать галактики и на что ещё способны эти крошечные частицы?

Далее >>>

forany.xyz

предприниматель и учредитель, генеральный директор Нигматулина-Мащицкая Карима Робертовна (ИНН 027416627326)

Сведения об организациях и ИП, в которых участвует Горбунов Ю. В.

Реестр массовых руководителей: не состоит

Реестр массовых учредителей: не состоит

Регион присвоения ИНН: Белгородская область

ВсеРуководитель (1)Индивидуальный предприниматель (1)

Организация ликвидирована

Должность
Директор
308019, Белгородская область, город Белгород, улица Горького, 54
ИНН
1397873662
ОГРН
1142892530102
Дата регистрации
25 декабря 2002 г.

ИП ликвидирован

Белгородская область
ИНН
210681015131
ОГРНИП
165629009030431
Дата регистрации
5 июля 2004 г.
Основной вид деятельности
27966 Техническое обслуживание и ремонт автотранспортных средств

Информация по организациям, в которых Горбунов Юрий Владимирович является/являлся учредителем и/или директором, приведена с учетом ИНН физического лица.

www.rusprofile.ru

Москвичей необходимо убедить ездить на метро — Российская газета

Инфраструктура в московском транспортном узле перегружена сверх меры, что ни для кого не новость. Но есть свежий прогноз: "При отсутствии мер по улучшению ситуации к 2020 году уровень перегрузки по всем видам транспорта удвоится".


Карима Нигматуллина: родилась в Москве, поступила на бюджетной основе в Принстонский университет и окончила его за три года (вместо четырех). Вехи биографии: магистратура в Массачусетском технологическом институте, руководящая работа в команде Билла Гейтса. 13 февраля 2013 года в возрасте 28 лет возглавила ГУП "НИ и ПИ Генплана Москвы". Фото:Сергей Куксин

Мы обратились за комментарием к первоисточнику - к главе института Генплана Москвы Кариме Нигматулиной.

Центр притяжения

Город и сейчас немалую часть дня парализован пробками. Удвоение транспортных перегрузок - это ведь катастрофа.

Карима Нигматулина: Надо сразу пояснить: согласно прогнозам наших экспертов, не вся дорожная сеть будет вдвое перегружена - только ее узкие места.

При текущем росте доходов населения будет продолжаться рост автомобилизации (см. схему нагрузок на дорожную сеть). Если на 2012 год на тысячу москвичей приходилось примерно 300 личных авто, а на тысячу жителей Московской области - примерно 330, то к 2020 году может стать 415 и 475 машин соответственно. Сейчас ежедневно из области в Москву приезжают 1,3 млн человек. Много это или мало? На первый взгляд чуть больше 10%, если считать население Москвы в 12 млн человек. Но более объективный показатель - соотношение въезжающих и выезжающих по отношению к числу рабочих мест. В Москве их 6,5 млн. При этом население в московском регионе растет, а его мобильность повышается.

И как с этим бороться?

Карима Нигматулина: Почему у нас возник транспортный коллапс? Прежде всего, конечно, из-за того, что нынешняя транспортная инфраструктура не отвечает потребностям города. Но в то же время утром можно наблюдать картину: все едут в одну сторону, противоположные полосы относительно свободны. Большинство потоков утром устремляется в центр, вечером - наоборот. Но ведь очевидно, что если основные нагрузки приходятся только на часть полос, то транспортная инфраструктура в целом используется неэффективно. А чтобы использовать дороги эффективнее, нужно разгрузить потоки в центр, а также в другие точки притяжения. Миллионы людей не должны ехать в одном направлении и в одно время, у города должно быть несколько центров. Отсюда проект полицентричного города.

Точки экономического роста создают концентрацию новых рабочих мест. Например, кластер Коммунарка на Калужском шоссе - это, можно сказать, сердце Новой Москвы. Там будет прежде всего новый административно-деловой центр, но также и медицинский, и образовательный кластер.

Другие центры: Мосрентген и Румянцево - технополисы с общественно-деловыми функциями. Инновационный и научный центр - Троицк. Всего 12 точек роста в Новой Москве. Есть и достаточно необычные, например аэрополис Внуково - аэропорт в черте города, что, конечно, для нас непривычно. Но, исходя из зарубежного опыта, можно из такого соседства извлечь немало преимуществ.

Если говорить о Москве в ее исторических границах, то колоссальный потенциал - территория Большого Сити, а также промзона завода им. Лихачева, которая занимает большую часть территории Даниловского района.

Хочу подчеркнуть - никому особенно не хочется из центра уезжать. Поэтому в новых центрах будем развивать и так называемое общественное пространство. Человек в свой рабочий перерыв захочет посидеть на скамеечке в парке. И вообще там будет комфортная атмосфера и территория.

Сегодня наибольшая концентрация рабочих мест - в ЦАО. Местные там останутся или попытаетесь куда-то их перенаправить?

Карима Нигматулина: Мы хотим, чтобы люди, проживающие на определенной территории, там и работали. Чтобы была максимальная пешая доступность от дома к работе. Зарубежная практика: есть города, где половина проживающих в центре там же и работают. Это идеальное соотношение.

У нас в ЦАО таких 40%. Правда, часть людей все-таки используют транспорт, чтобы попасть из одной части ЦАО в другую.

А не получим социальное напряжение: выходит, если я живу на Тверской, то тружусь в офисе, если в Капотне - мое место на ТЭЦ?

Карима Нигматулина: Нет, уникальность мегаполиса в том, что у человека есть право выбора. Но необязательно всем ездить в центр только потому, что там есть рабочие места. Новые центры - новые возможности. К тому же все не должны работать в пешей доступности от дома. Всегда будут те, кто ездит издалека, и в этом нет ничего плохого. Наша задача - сделать так, чтобы рабочие места располагались равномерно по всей территории мегаполиса.

Снимите немедленно

Есть еще способ удержать миллионы людей от перемещений по городу: снять квартиру поближе к месту работы. У города были планы по развитию арендного жилья. Продвигаются?

Карима Нигматулина: Аренда жилья - очень важный фактор предотвращения транспортного коллапса. Но оговорюсь: конкретные проекты - тематика департамента градостроительной политики, а мы, как институт Генплана, больше занимаемся нормативными показателями. Могу сказать, что мы рассматриваем три точки концентрации арендуемых апартаментов: они должны быть в Большом Сити, в районе Коммунарки, а также в Рублево-Архангельском - местах, где формируются новые рабочие места. Прежде всего для молодых профессионалов, которые еще не могут купить себе квартиру. Кстати, такие довольно часто меняют место работы и жительства.

Вообще-то сейчас каждый приехавший в Москву пытается купить квартиру любой ценой.

Карима Нигматулина: Москва - глобальный город и, как любой другой глобальный город, конкурирует за лучшие кадры. Как Нью-Йорк, Лондон. Приезжая в Москву на 3-5 лет, человек едва ли будет покупать себе жилье. С другой стороны, если такой профи понимает, что он не может комфортно обустроиться здесь на этот срок, то он просто сюда не поедет.

И дело не только в приезжих иностранцах. Вот как в Париже? Там много университетов, люди едут учиться и остаются на несколько лет работать в Париже: на 5, максимум - на 10 лет. После чего уезжают в свои регионы и семьями обзаводятся уже там. Такая модель отлично подходит и для Москвы: здесь молодой человек учится, получает квалификацию, а затем - домой. Покупка квартиры в этом случае - не самая оптимальная модель. По опыту других столиц: если человек в городе проживает до 6-7 лет, обзаводиться своим жильем нерационально.

На земле

Недавно прошел слух, причем со ссылкой на ваш институт: Москва уходит под землю. Якобы решено построить подземные улицы, площади, торговые центры с театрами. Утка или реальный проект?

Карима Нигматулина: Научно-исследовательские работы по подземному пространству наш институт действительно вел. По заказу департамента градостроительной политики. Нужно было определить, какие у города есть в этом плане возможности.

Замечу, такие исследования проводят и за границей. В них заинтересованы города, которые расположены не в самом удобном климате: где слишком холодно или слишком жарко. Такие действительно рассматривают варианты ухода под землю. Конечно, не весь город, а прежде всего часть общественного пространства, под землей для жителей зимой/летом можно создать более комфортные условия.

А у нас тоже случаются холодные зимы.

Карима Нигматулина: Успокоим читателя: вся Москва под землю не переместится. В наших условиях редко подобные проекты с точки зрения экономики нецелесообразны, все-таки большинство инженерных коммуникаций у нас под землей. Да и вообще, зачем нам зарываться в землю, когда можно осуществлять проекты и на земле.

Тем не менее понимать, какое у нас подземное пространство, городу нужно. Если подходить системно, то это очень полезная работа. Не обязательно перемещать под землю улицы. А вот, скажем, паркинги - почему бы и нет?

Карима Робертовна, возвращаясь к прогнозам о высоких темпах автомобилизации Москвы и области. Будете по-хорошему убеждать народ пересесть на общественный транспорт? Или по-плохому: создавать дополнительные трудности владельцам машин? Пока многие достаточно стойко переносят стояние в пробках, убеждая себя, что в метро ездят неудачники.

Карима Нигматулина: По поводу дополнительных трудностей - да, в некоторых городах Азии власти для горожан искусственно сделали покупку машины невозможно дорогим удовольствием. Но, думаю, это не наш путь.

Дело ведь не только в том, что многие не хотят спускаться в метро или ездить на электричках. Тут иное.

Вот нам с детства на Новый год дарили мандарины. Естественно, мандарины ассоциативно связаны с чем-то хорошим, счастливым. Так и с покупкой машины, это уже на ментальном уровне: купил машину - доказал себе и окружающим, что чего-то достиг. Но от этого надо избавляться. Если пообщаться с молодыми людьми сегодня, то уже можно услышать: не нужна мне в городе машина. Просто нужно время, чтобы таких стало достаточно много, - не один год.

Кстати, не только молодежь пересаживается на общественный транспорт. Главный архитектор нашего института Андрей Леонидович Гнездилов отказался от служебной машины. Наотрез. Сказал: вот не хочу и не буду.

Так, возможно, вы ему предлагали служебный "Форд", а он ездит на личном "Майбахе".

Карима Нигматулина: Он на работу ездит на метро! И в правительстве Москвы таких все больше.

Ну а вы?

Карима Нигматулина: И я тоже нередко пользуюсь метро: на встречи, чтобы сэкономить время. Или пешком добегу, если близко. Но, честно говоря, в рабочее время иногда езжу и на служебной машине. А личной у меня нет. И покупать не планирую, нет такой необходимости. Когда работала в Америке, то жила за городом. До железнодорожной станции от дома доезжала на машине, оставляла ее на парковке, и дальше час до Нью-Йорка на поезде. Книжка в руках, на душе покой. Совершенно спокойно, комфортно, удобно, ни пробок, ни светофоров. Конечно, нужно повышать комфортность наших электричек, так называемые "зеленые" вызывают разные ассоциации. И тогда к этому и мы придем. Все города мира это проходили. В Америке машина была нацсимволом, а сейчас в больших городах многие успешно пользуются общественным транспортом. Правда, на периферии - нет.

И еще. Бороться надо не с автомобилем. Я считаю: пусть люди покупают машины. Но житель московского региона утром, решая, на каком транспорте поедет на работу, пусть лучше добровольно выберет общественный. А на машине - в выходные, на дачу.

На рельсы

За каким из видов общественного транспорта в Москве будущее?

Карима Нигматулина: Развивать надо все, включая строительство дорог для автобусов на присоединенных территориях. Там есть места, куда на машине можно проехать, а на автобусе - нет.

Если говорить о приоритетах развития транспорта, то упор - на так называемый каркасный рельсовый. Он перевозит максимальное число людей в час: одна линия метрополитена в каждом направлении - до 55 тыс. пассажиров в час пик. Радиальные железные дороги в пригородно-городском сообщении в одном направлении - от 12 до 45 тыс. пассажиров в час, в зависимости от количества путей (от двух до четырех).

Автобусы, трамваи и троллейбусы тоже необходимы, и на маршрутах, и как транспорт, который подвозит пассажиров к узлам пересадки на рельсы.

Как уже говорила, если житель Подмосковья ощутит, что в Москву ему удобнее добираться на личном авто, то он на нем и поедет. А это колоссальная нагрузка на дорожную сеть, особенно в часы пик. Поэтому задача: сделать для жителей области максимально комфортным передвижение на общественном транспорте. А для них это прежде всего железная дорога.

Сегодня в городе мы замечаем большое количестве перепробегов внутри метро. То есть чтобы из периферии проехать в другую периферию, нужно двигаться через центр. Чтобы этого избежать, у нас формируется третий пересадочный контур метрополитена (протяженностью 58 км) и реконструкция Малого кольца Московской железной дороги (54 км). По малому кольцу цифры перевозок называть рано, все зависит от спроса. Пока спрос не сформирован, пустые поезда с максимальной интенсивностью гонять не будем.

В целом должно быть так: человек сел в метро, пересел на Малое кольцо, при необходимости вернулся в метро - доехал, куда ему необходимо, по самому кратчайшему пути. Комфортно, по единому билету. В этом идеология развития московского рельсового каркаса.

Комфортность пересадки завершат новые транспортно-пересадочные узлы.

С ТПУ не совсем ясная ситуация. Сначала обнародовали планы: многоуровневые комплексы с удобствами, услугами, паркингами. Затем просочилась информация, что все и в заявленном объеме не построят - ресурсов не хватит.

Карима Нигматулина: А их и надо строить не сразу, а поэтапно. Возьмем Малое кольцо Московской железной дороги. По прогнозам, по нему можно будет перевозить 280 млн людей в год. Но ведь не сразу - в первый год после его запуска будем перевозить около 50% от названной цифры. Поэтому строить ТПУ будем, исходя из реального пассажиропотока.

Скептики утверждают, что если их строить поэтапно и сразу не выкупить землю под паркинги, то земля уйдет в аренду и ее потом не вернуть. ТПУ будут стоять без парковок.

Карима Нигматулина: Я - проектировщик, политических решений не принимаю. Но отвечу так: на уровне города есть полное понимание, что краткосрочная перспектива не может убивать проекты долгосрочного развития территорий. Дополнительные площади для развития будут зарезервированы - как это дальновидно делали в советские времена.

Звездный час

Вы возглавили институт ровно год назад. Чем гордитесь? И что из задуманного оказалось осуществить сложнее, чем это виделось?

Карима Нигматулина: А знаете, это одно и то же: и чем горжусь, и что самое сложное. А именно: два наших проекта - территориальные схемы Троицкого и Новомосковского административных округов, программа Московского транспортного узла. Колоссальное напряжение сил, огромная работа всех специалистов. Всем моим сотрудникам - большой поклон, вложились по максимуму. Сидели по ночам. Да и сейчас так - работаем после работы.

Тут, вероятно, стоит напомнить читателю, что институт Генплана столицы возглавляет 29-летняя выпускница Принстона из команды Билла Гейтса. Если босс - трудоголик, то и 800 его подчиненных должны работать по ночам?

Карима Нигматулина: У нас это добровольно! Институт уникальный, под одной крышей работают экономисты, транспортники, планировщики, архитекторы, социологи, экологи, информационщики... Проекты масштабные, работать тяжело, но очень интересно, вот люди и сидят допоздна. Я не заставляю.

Мы беседуем в вашем кабинете: вечер, на часах начало десятого. В приемной ждут встречи люди. Рабочий день в вашем институте когда начинается и когда заканчивается?

Карима Нигматулина: У меня первое совещание в 8.30. Но для моих сотрудников рабочее время - с 9.00 до 18.00. Поверьте, засиживаются они на рабочих местах по собственной инициативе. Вот если сейчас зайти в соседний кабинет, то увидите: наш главный архитектор сейчас сидит со своими специалистами, с горящими глазами обсуждают типологию застройки...

Честно говоря, если бы у нас был душ, то я бы вообще из института не уходила.

rg.ru


Смотрите также

© 2011- Интернет-журнал Vfate.ru.
Карта сайта, XML.
Разработка интернет-магазинов, веб-сайтов