Свадьба фигаро спектакль с мироновым


Безумный день, или Женитьба Фигаро (спектакль) — Википедия

«Безу́мный день, или Жени́тьба Фигаро́» — спектакль Московского театра сатиры по пьесе Бомарше «Безумный день, или Женитьба Фигаро» с Андреем Мироновым в заглавной роли.

Премьера спектакля состоялась 4 апреля 1969 года. В 1974 году спектакль был записан для телевидения, премьера телеверсии состоялась 29 апреля 1974 года. (Часть первая  — 1:34:57; часть вторая  — 1:15:02).

В комедии Бомарше соблюдены обязательные для классицизма три единства: места, времени и действия. Все события разворачиваются в течение одного дня в поместье графа Альмавивы, и все они связаны с решением слуги графа, Фигаро, жениться на Сюзанне — горничной графини Розины. Между тем к Сюзанне неравнодушен граф, давно охладевший к своей супруге (на которой женился хитростью с помощью Фигаро, см. первую пьесу из трилогии). После женитьбы на Розине он отменил феодальное право первой ночи, но ничто не мешает ему добиваться «добровольного» согласия девушки, тем более что в его власти расстроить помолвку. Свадьбе пытается помешать и влюблённая в Фигаро немолодая экономка Марселина: когда-то Фигаро взял у неё деньги под расписку, в которой обещал выплатить долг или жениться. Судебная тяжба Фигаро с Марселиной заканчивается неожиданно: по медальону, который подкидыш Фигаро всегда носил на груди, Марселина опознаёт в нём своего сына. Фигаро пытается отвлечь сластолюбивого Альмавиву от Сюзанны, заставив его заподозрить в неверности собственную супругу и ревновать её к пажу Керубино. Но графу никакая ревность не мешает продолжать ухаживания за служанкой. Тем временем Розина и Сюзанна разыгрывают собственную партию, и в конце концов сам Фигаро перестаёт понимать, что происходит: он узнаёт о том, что его Сюзанна назначила графу свидание ночью в саду, но не знает, что на свидание вместо Сюзанны пришла Розина.

Идея о постановке спектакля пришла в голову Плучека в 1968 году. Предыдущий раз пьесу в Москве ставил 40 годами ранее Станиславский во МХАТе.

Плучек будет вспоминать об обстоятельствах замысла спектакля: «Когда я ставил „Фигаро“, как раз был период, начавшийся ещё с 50-х годов, с английских „сердитых молодых людей“ („Оглянись во гне­ве“ Осборна). Тип молодого циника, скептика с сигаретой в углу рта вошёл в моду: отцы его обманули, революция тоже, и так да­лее. <…> Помню, был такой случай. Мы с одним знакомым, отдыхая в Рузе, шли по лесу и спо­рили о чём-то, да так страстно, что чуть не разругались. Разгорячившиеся, продолжая спор, мы вошли в кафе под названием „Уго­лёк“, решив там выпить и кончить словесную дуэль. Входим с кри­ком, с шумом, доругиваясь, а там уже сидят студенты, мальчики и девочки, у них каникулы. И все такие тихие-тихие, вялые-вялые, едва роняют слова… Мы попали в чужой мир. И мне вдруг показалось, что нужен какой-то совсем другой ге­рой — герой активный, который на интригу отвечает действием, на издевательство умом, хитростью, как Фигаро!»[1]

Подготовка постановки[править | править код]

Татьяна Егорова в скандальной книге «Андрей Миронов и я» пишет, что труппа театра в тот момент, однако, была слаба и не имела достаточного количества артистов, чтобы составить ансамбль Миронову, который жаловался: «Труппа театра Сатиры на сегодня — ветхая, сплошь гербарий, и её, труппу, надо обновлять»[2]. Тогда возникла идея перетащить в Театр Валентина Гафта, Александра Ширвиндта и Зиновия Высоковского[3].

Егорова, негативно оценивающая Плучека, пишет: «Неуёмный Гафт, как гончая, носился по Москве в поисках решения „Фигаро“. И нашёл! „Я нашёл! — заявил он на репетиции. — В школе-студии МХАТ играют дипломный спектакль с таким же названием. Срочно надо идти смотреть!“ <…> Пока студенты озорно разыгрывают комедию Бомарше, Гафт страстно и интригабельно нашёптывает свои соображения [Плу]Чеку. <…> В студенческом спектакле пьеса была умно и сильно сокращена, в чём была её ценность, и [Плу]Чек не преминул воспользоваться плодами чужих трудов»[2].

Роль Розины у Плучека могла получить будущая жена Миронова Екатерина Градова (игравшая Розину в этом студенческом спектакле), однако она предпочла театр им. Маяковского[4]. Валентина Шарыкина год репетировала роль Сюзанны, по её словам, Миронов не смог с ней установить психологический контакт «влюблённости», и попросил Плучека снять её с этой роли, заменив на Егорову, в которую то время был влюблён. Шарыкина так и не вышла в этой роли, и годами играла одну из крестьянок. Егорова же пишет, что Шарыкина была любовницей Плучека, а с роли Сюзанны режиссёр её снял, послушавшись советов Гафта[5]. В итоге роль досталась Нине Корниенко, которая будет играть её до самого конца (и тоже станет возлюбленной Миронова; Егорова о ней скажет: «она из множества всех его женщин любила его без требований и без претензий и всегда заполняла паузы его неустроенной жизни»).

Художник Валерий Левенталь создал декорации, вдохновившись серебряными сахарницами. Левон Оганезов вспоминает, что зрителей поражал живой оркестр, игравший Моцарта, это сразу задавало настроение[5]. Миронов был единственным в спектакле, не носившим парик. Для него было сделано три «испанских» костюма с курточкой-фигаро: утренний, дневной и вечерний — белый, красный и чёрный. Они были обшиты маленькими зеркальцами, которыми он пускал солнечных зайчиков в зрительный зал. Чёрный костюм, который был на нём в момент смерти, выставлен в Музее-квартире актёрской семьи М. В., А. А. Мироновых — А. С. Менакера (Москва, Малый Власьевский переулок, д. 7, кв. 8)[6]. Красный костюм был в 2018 году был подарен театру им. А. Миронова артистом А. Олешко[7].

Премьера[править | править код]

Премьера спектакля состоялась на сцене Театра Сатиры 4 апреля 1969 года, и он стал пользоваться громадным успехом. «Аншлаг был такой же фантастический, как несколькими месяцами ранее на „Доходном месте“. А ведь два этих спектакля практически ничего не связывало: „Место“ прятало в себе фигу в кармане, а „Фигаро“ было всего лишь красивой и невинной шуткой. Многие актёры, занятые в спектакле, даже роптали: дескать, другие театры ставят что-то актуальное, а мы сваяли развлекуху из французской жизни XVIII века»[8]. 14 апреля в «Вечерней Москве» появилась одна из первых рецензий на спектакль «Женитьба Фигаро», принадлежащая перу В. Фролова. Рецензия была положительная. Отзываясь об исполнителе роли Фигаро, рецензент писал: «Фигаро А. Миронова весел, неисчерпаем на выдумку, но он не шут, не забавник из водевиля…»[8].

«Спектакль имел успех. На фоне серой, бетонной жизни советского народа на сцене театра Сатиры вызывающе благоухали писанные художником Левенталем розы. Музыка Моцарта, как диссидент, звала к высшей свободе, к счастью, за границу обыденности, и два актёра — Миронов и Гафт, облачённые в великолепные костюмы, блестяще разыгрывали на сцене вечную тему — Власть и Художник, Талант и Бездарность»[2]. «Спектакль начинался с ноты совершенно неожиданной, кажется даже — невозможной, — писал критик Констатнин Рудницкий. — Сцена открывается сразу во всей своей немыслимой красоте: тускло поблёскивает старое серебро декораций, над ними — пышный и сладостный букет алых роз, звучит музыка, нежная и кокетливая, и персонажи в серебристых ливреях с белым и чёрным шитьём церемонно занимают свои места, приготовясь к выходу главного героя. Он, впрочем, не выходит, его плавно вывозит на сцену выдвижная площадка, один из лакеев подаёт ему розу, и герой грациозный, галантный, в глубокой задумчивости вдыхает её аромат»[9]. Критики хвалили оформление постановки: «На сцене царит рококо — настоящее, а не то, которое высмеяла наша критика, знавшая об этом стиле только то, что он выражает дворянски-крепостническое мировоззрение»[1]. Хвалили и костюмы, созданные Вячеславом Зайцевым — тем более, что у Станиславского актёров одевала Ламанова[10].

Двое Альмавив и единственный Фигаро[править | править код]

Первоначально в спектакле роль Альмавивы играл Валентин Гафт, и его комедийный дуэт с Мироновым приводил зрителей в восхищение. Однако после скандала с режиссёром («Вы никакой не граф. По сцене ходит урка!» — орал Плучек[2]), Гафт уволился[3], этот блестящий тандем просуществовал всего 8 месяцев. Его сменил Ширвиндт, которого привёл сам Миронов. Критики писали о смене исполнителя второй главной роли: «Отношения между графом и Фигаро во многом зависели от исполнителя роли графа. В. Гафт неуклюже двигался, глупо таращил глаза и с трудом доходил до смысла интриги Фигаро. Тогда диалоги соперников носили характер корриды. С приходом в спектакль другого актёра всё изменилось»[11]. Вера Васильева вспоминает о рисунке роли графа Гафта: «Он задумал графа совсем по-другому. Он ничего „графского“ в нём не хотел. Он хотел сделать мужика — мужика страстного, злого, и очень открытого темперамента»[5].

Новый дуэт оказался совсем другим: «В отношениях графа — А. Ширвиндта и Фигаро — А. Миронова, как и во всём спектакле, властвует этика маскарада. Роскошный, уставший от излишеств духа и плоти, граф держится за свою очередную любовную прихоть больше от скуки, чем от чувственных побуждений. Его развлекает волнение, сопровождающее интригу, и о серьёзной борьбе за Сюзанну и речи нет. Соперники кружат друг вокруг друга, ловят на любом неточном слове. Никто из них серьёзно не закричит на другого, не схватит за шиворот, не припрёт к стене. Правила свято соблюдаются: до тех пор, пока не сорвана маска противника, игра продолжается»[11].

Программка театрального спектакля

По воспоминаниям Егоровой, ввод Ширвиндта в спектакль сперва был провалом: «Наконец, после множества репетиций для Шармёра наступил экзамен — спектакль „Фигаро“. <…> Через три часа, в конце действия, все поняли: Шармёр — Граф в спектакле „Фигаро“ с треском провалился. — Провал! Провал! Он же бездарен! Разве можно сравнить с Гафтом? Это какая-то сопля на плетне! <…> На сцене он был ленив, вял, произносил текст как будто делал кому-то одолжение, в отличие от стремительного, дерзкого, умного Гафта. Да что сравнивать! Худсовет во главе с Чеком молчал. Чек звенел ключами, и решение снять Шармёра с этой роли висело в воздухе. Но если Шармёр не очень умно выглядел на сцене — в жизни, вне сцены, он взял реванш. После спектакля он немедленно пригласил к себе домой в высотный сталинский дом (стиль „вампир“) на Котельнической набережной избранных из театра на банкет»[2]. По утверждению Егоровой, Ширвиндта в тот момент спасли только подлизывания к жене режиссёра. Однако со временем ситуация улучшилась: «Прошло время, Шармёр обнаглел на сцене в роли Графа, и эта наглость в сочетании с микеланджеловской красотой стала приниматься зрителем»[2]. В итоге Ширвиндт остался в этой роли до конца. Сам он вспоминает, что его ввели в спектакль после 3 репетиций, и первый спектакль оказался катастрофой[5].

Критики того времени отмечали: «Плучек не делал Фигаро представителем третьего сословия, скорее, это был дворянин, может быть, из обедневшего рода, но, несомненно, человек с чувством собственного достоинства. <…> Тот и другой [граф и слуга] сталкивались в спектакле не как два класса, а как два взгляда на мир. <…> Текст Бомарше никто не ме­нял, вообще Плучек грубой аллюзионностью не увлекался»[1].

Но всё, в первую очередь, конечно, держалось на игре Фигаро. Как писали критики того времени: «Андрею Миронову, актёру очень конкретному, не склонному к абстракциям, иногда, кажется, тяжёл бывает излишний блеск и внесоциальность царящей вокруг атмосферы, и тогда в спектакле нечаянно появляется другой Фигаро. Этот другой Фигаро — менее стилен, менее выглажен, нет той внутренней элитарности, на которую намекает спектакль, но зато он живее, человечнее, узнаваемее, демократичней, наконец. Такое наличие в спектакле как бы двух Фигаро не даёт ему выигрыша в художественной целостности, но, как ни странно, сообщает ему часть той живой теплоты, которой лишены бывают совершенные и безупречные с точки зрения формы стилизаторские постановки»[11].

Выпуск «Фигаро» совпал с премьерой кинокомедии «Бриллиантовая рука», что способствовало росту популярности Миронова. Егорова передаёт мнение одного из друзей Миронова о значении успеха пьесы: «И „Бриллиантовая рука“, и „Фигаро“ в какой-то степени помогли ему — мать насторожилась и перестала временно третировать его — он взял высоту, выпрыгнув из круга эстрадной жизни. И у него появилась своя воля»[2]. Бывшая возлюбленная артиста характеризует его отношение к постановке: «Этот спектакль был самой любимой иллюзией Андрея, в которую он с наслаждением нырял и чувствовал себя в полной безопасности и был там счастливым победителем. Он сверкал своими зеркальцами, нашитыми на костюме, пускал „зайчиков“ в зал, под музыку Моцарта стремительно летал по сцене, наизусть зная свою жизнь в этом спектакле, и — прекрасный озорной конец. На сцене, в его любимой иллюзии, было ярко, светло, и его обожали зрители. А жизнь пугала своей неизвестностью, с неуверенным и медиумическим характером он боялся каждого нового часа, каждого нового дня»[2].

Дальнейшая история[править | править код]

В 1974 году спектакль был записан для телевидения (премьера телеверсии состоялась 29 апреля 1974 года).

Спектакль годами являлся одной из легенд Театра сатиры[9]. Помимо Миронова и Ширвиндта, которые всегда играли главные роли, в театре старались не менять и других исполнителей, из опасений нарушить сложившийся ансамбль, например, Воеводин играл Керубино уже практически сорокалетним[5].

Он шёл на сцене театра 18 лет, до смерти Миронова, который скончался 14 августа 1987 года, во время гастролей театра в Риге, не доиграв финальную сцену именно из этого спектакля, потерял сознание на фразе: «Теперь она оказывает предпочтение мне…» — а спустя два дня скончался от инсульта.

Роль Телеверсия Также на сцене[3][12]
Граф Альмавива Александр Ширвиндт Валентин Гафт (премьера спектакля), Роман Ткачук
Графиня Розина, его жена Вера Васильева Валентина Шарыкина (сыграла на 13-м году постановки)
Фигаро Андрей Миронов
Сюзанна, горничная Розины и невеста Фигаро Нина Корниенко В. Д. Шарыкина, Л. И. Селянская
Марселина, экономка Бартоло Татьяна Пельтцер Валентина Токарская, Ольга Аросева, Н. Каратаева, З. Н. Зелинская
Керубино, паж Альмавивы Александр Воеводин Борис Галкин (премьера спектакля), К. А. Хачатурян
Фаншетта Тамара Мурина Б. И. Захарова
Антонио, графский садовник Роман Ткачук Борис Новиков
Бартоло, доктор из Севильи  Зиновий Высоковский
Базиль Юрий Авшаров
Дон Гусман Бридуазон Георгий Менглет
Дубльмен Юрий Соковнин
Грипсолейль, судебный пристав Владимир Кулик Алексей Левинский
2-й судебный пристав Георгий Тусузов
Педрильо Борис Кумаритов Анатолий Васильев
Крестьянин Александр Пятков
Церемонимейстер М. П. Колкунов
Лакеи В. Н. Завьялов, В. А. Носачев, В. В. Радченко, А. А. Васильев
Слуги, крестьяне, крестьянки Татьяна Егорова, Валентина Шарыкина, Любовь Фруктина, Нина Феклисова, Татьяна Лебедькова и другие С. А. Котикова, Н. Е. Минаева, Л. И. Селянская, Н. В. Фекленко, Н. В. Энке, А. Н. Белов, А. А. Васильев, А. К. Овечкин

Создатели телеверсии[править | править код]

  • Режиссёр — Владимир Храмов
  • Главный оператор — Г. Криницкий
  • Звукооператор — В. Зосимович
  • Монтажёры — Н. Будник, Г. Илюхина
  • Редактор — В. Розина
  • Директор картины — В. Вершинский
  • Песня Фигаро и девушек в честь графа: «Невесты младые и вы, женихи…»
  • Романс Керубино: «Погибну я, любя»
  • Песня Фигаро: «Некий муж за святость брака, / Чтоб с женой не вышло зла, / Им огромная собака / Приобретена была. / Нынче ночью шум и драка / Еле ноги этот пес / От любовника унес». (1 куплет)
  • Песня деревенских девушек: «Мы сегодня рано встали, лишь взошел на землю свет…»
  • Финальная песня (всей труппой): «Некий муж за святость брака» (много куплетов)
  • Телеканал «Москва-24» (2018): «„Тайны кино“: „Безумный день, или Женитьба Фигаро“» (youtube)

ru.wikipedia.org

Безумный день, или Женитьба Фигаро

Премьера спектакля «Безумный день, или женитьба Фигаро» состоялась в апреле 1969 года. Осуществил постановку сам худрук Театра сатиры Валентин Плучек. Сценографию с зависшим в небе, словно салют, букетом роз придумал Валерий Левенталь, костюмы создавал модельер Вячеслав Зайцев, причудливые перламутровые парики — художница театра Сильва Косырева. В спектакле звучала музыка Моцарта.

Это соседство Моцарта и Бомарше заставляло вспомнить цитату из «Маленькой трагедии» Пушкина «Моцарт и Сальери»:

Коль мысли черные к тебе придут —

Откупори шампанского бутылку иль

Перечти «Женитьбу Фигаро»...

Искрометный спектакль Плучека, созданный в эпоху застоя, стал для публики глотком шампанского, светлым праздником, дарящим надежду. Этот спектакль обрел статус легенды в том числе благодаря телевизионной версии, снятой через 7 лет режиссером Виктором Храмовым.

«Женитьба Фигаро» — спектакль золотого периода театра, когда он находился на пике своей популярности. В Сатиру шли на Миронова и Папанова, прославившихся благодаря картинам «Берегись автомобиля» и «Бриллиантовая рука», на Пельтцер, Аросьеву, Менглета, Белявского и многих других актеров, принимавших участие в популярной программе «Кабачок «13 стульев».

На сцене знаменитую комедию Бомарше разыгрывали ведущие артисты театра: Валентин Гафт играл Графа Альмавиву на премьере, после него эту роль по-своему «прочел» не менее запоминающийся Александр Ширвиндт, его супругу графиню Розину сыграла Вера Васильева, плутовку горничную Сюзанну — темпераментная Нина Корниенко, Марселину — Татьяна Пельтцер, Керубино — Александр Воеводин, Бартоло — Зиновий Высоковский, Антонио — Роман Ткачук.

Классическая пьеса, придуманная придворным часовщиком, пользовалась популярностью на протяжении 300 лет благодаря своей идеальной, словно часовой механизм, композиции, динамичности, легкости и юмору, который не утратил своей свежести.

Постановка Театра сатиры умело сочетала традицию и новаторство. Канонический сюжет претерпел минимальные изменения, но привычная интонация героев изменилась.

«Спектакль начинался с ноты совершенно неожиданной, кажется даже — невозможной , — описывал особенность спектакля знаменитый критик Констатнин Рудницкий: «Сцена открывается сразу во всей своей немыслимой красоте: тускло поблескивает старое серебро декораций, над ними — пышный и сладостный букет алых роз, звучит музыка, нежная и кокетливая, и персонажи в серебристых ливреях с белым и черным шитьем церемонно занимают свои места, приготовясь к выходу главного героя. Он, впрочем, не выходит, его плавно вывозит на сцену выдвижная площадка, один из лакеев подает ему розу, и герой грациозный, галантный, в глубокой задумчивости вдыхает ее аромат». Конечно, такой Фигаро стал по-настоящему революционным, невозможно было поверить, что герой Миронова отъявленный плут, смелый интриган, авантюрист и плебей, своей неукротимой энергией завоевавший свое место под солнцем и любовь Сюзанны. Комедия Бомарше, от начала и до конца, подавалась с умышленной картинностью, которая умышленно возводилась в закон спектакля. Повороты интриги совершаются как бы мельком и невзначай, они не очень существенны для постановщика. Плучек ставил во главу угла тему разума и любви.

Кроме того, политическая сатира Бомарше (появившись на свет, пьеса стала пользоваться такой популярностью, что запретивший ее Людовик XVI вынужден был отозвать свой запрет, испугавшись осуждения и недовольства своих подданных) прекрасно ложилась на сегодняшний день.

Распутывая опутавшую его паутину интриг, взрослый и печальный Фигаро Андрея Миронова успевал поразмыслить и над пороками власти, и над несовершенством мира. Он горячо любил, ревновал и был оскорблен известием о том, что его господин, забыв про веселые совместные приключения, решил овладеть горячо любимой невестой своего слуги.

Андрей Миронов видел в своем герое человека, принужденного временем и обществом заниматься не своим делом, растрачивать ум, талант, энергию на пустяки. По достоинству этот слуга превосходил своего циничного и сладострастного господина.

Впрочем, дуэт Графа и Графини, менее интересный по пьесе, чем Фигаро и Сюзанны, во время репетиций прорабатывался с особенной тщательностью. Валентин Гафт и Вера Васильева старались сыграть живых, противоречивых и неоднозначных людей.

Васильева в работе над ролью отталкивалась от того, что графиня в «Женитьбе Фигаро» — это озорная влюбленная Розина из «Севильского цирюльника» (пьесы-предшественницы, повествующей о любовных приключениях графа и графини до замужества). Графиня жаждет жизни, любви, хотя стала робка, потому что не верит в себя. Отношения между супругами были гораздо сложнее, Граф на мгновение то ли от ревности, то ли по инерции испытывал прежние чувства к жене, в какую-то минуту любил ее, хотя охотился за Сюзанной и был раздражен.

Успех спектакля подарил ему долгую жизнь — на протяжении 18 лет артисты Сатиры выходили на сцену в комедии Бомарше. Она оборвалась вместе с жизнью главного героя — 14 августа не доиграв последнюю сцену «Женитьбы Фигаро» Андрей Миронов потерял сознание, через два дня он умер от инсульта.

www.culture.ru

Ленком. ...Женитьба Фигаро.

Элементы мягких декораций выполнены мастерами художественно-производственных мастерских Театра имени Моссовета

Костюмы выполнены при содействии пошивочного цеха киностудии "Мосфильм", Дома моделей спортивной одежды п/р Л.Шматоло, мастерских музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко п/р Е.Липранди , В.Михайлюк, ТОО "7-Я" п/р С.Такер

Модельер театрального костюма

Заслуженный работник культуры России

Тамара Мещанинова

Моделирование и изготовление обуви

Константин Чусси

Монтаж декораций

Никита Журавлёв

Заслуженный работник культуры России

Владимир Володин

Илья Михерёв

Олег Матюта

Игорь Штыркин

Андрей Зеров

Сергей Чулков

Алексей Спиридонов

Виталий Лядский

Олег Галунов

Денис Тульчак

Сергей Мысякин

Даниил Матвеев

Александр Подгорнов

Филипп Малышев

Глеб Абдулаев

Ведущие операторы по свету

Ольга Москаева

Евгений Лисицын

Видео-световая группа

Иван Стрельцов

Андрей Рудковский

Аркадий Мухтаров

Сергей Аверин

Андрей Зуев

Осветители

Заслуженный работник культуры России

Татьяна Плешкова

Константин Деревяшкин

Сергей Вихарьков

Анна Климанова

Алексей Балашов

Андрей Петров

Александр Болуков

Юрий Латынцев

Владислав Шалимов

Мебельная группа

Заслуженный работник культуры России

Александр Каргин

Сергей Сорокин

Игорь Болдин

Пётр Казаков

Электронно-механическая группа

Павел Иванов

Александр Иванов

Иван Москалёв

Реквизиторская группа

Елена Руднева

Елена Гринченко

Антон Мартьянов

Надежда Селезнёва

Елена Шинова

Светлана Дмитриева

Электронная группа

Сергей Сидоров

Мирослав Литвиненко

Алексей Смоктунов

Костюмерная группа

Зинаида Линникова

Ольга Материкина

Ирина Золоткова

Ирина Андреева

Александра Линникова

Ольга Макарова

Татьяна Лотоцкая

Галина Макарова

Юлия Савосина

Гримёрная группа

Заслуженный работник культуры России

Наталья Дарская

Елена Кребс

Ольга Кузьминова

Анастасия Ложкина

Александра Меренкова

Инженеры постановочной части

Анастасия Кудряшова

Данила Чербаджи-Курилко

lenkom.ru

🎭 Приключения Валентина Гафта в Театре сатиры

Валентин Гафт проработал в «Сатире» всего восемь месяцев

Ушел после очередного разбора спектакля «Женитьба Фигаро», где блестяще играл графа Альмавиву - актер оскорбился на реплику Плучека, сравнившего его с уркой. Именно тогда Миронову было дано важное задание: в кратчайшие сроки найти нового Альмавиву. Так в Театре сатиры появился Ширвиндт, а «Современник» приобрел Гафта.

Но Валентину Иосифовичу есть что вспомнить о «Сатире». Чем он и поделился в своей книге «…Я постепенно познаю…»:

«В период, когда меня выгнали из Театра имени Моссовета, я маялся и снимался в небольших ролях в разных кинофильмах. В картине «Русский сувенир», которую ставил Григорий Александров, я, естественно, познакомился со всеми, кто там снимался: Эрастом Гариным, Алексеем Поповым, Любовью Орловой, которая, кстати, была моей первой театральной партнершей в Театре имени Моссовета. Однажды Гарин предложил: «Молодой человек, не сыграете ли вы у меня в Театре сатиры роль ученого в пьесе «Тень» - артист запил». Пьесу эту я не читал, но сразу ответил: «Конечно, сыграю». Он говорит: «Приходите ко мне завтра домой».

Помню, что мы шли к нему в кабинет через какие-то комнатки, комнатки, комнатки… И вот, проходя одну из них, я увидел слева какую-то полудетскую кровать, чуть ли не с сеткой, и там, о Боже, под простынкой, мне показалось, лежит мертвый человек. Простынка накрывала такое худющее-худющее тело, и безжизненная головка усопшей повисла с кровати. Абсолютный морг. Я прошел в кабинет, не понимая, как Эраст Павлович не обратил на это внимание. Это была жена Хеся, знаменитая его помощница, мастер дубляжа. Мы сели, он стал рассказывать о Мейерхольде, о «Тени», о роли, но мне все время хотелось сказать: «Знаете, Эраст Павлович, по-моему, у вас там в соседней комнате случилось несчастье». Он мне показывал какие-то скульптурки и спрашивал меня: «Знаете ли вы, кто это?» Я говорил: «Это вы». - «Нет, это Мейерхольд». Так, показав штук шесть слепков, он понял, что я ни черта про Мейерхольда не знаю. Короче говоря, были назначены первые репетиции, и я ушел. Впоследствии выяснилось, что Хеся всегда так выглядела и все было нормально, она просто крепко спала.

Фигаро (Миронов) и Альмавива № 2 (Ширвиндт), 1980 г.Фигаро (Миронов) и Альмавива № 2 (Ширвиндт), 1980 г. Фото: © РИА «Новости»

И вот настал час моей премьеры! Чуть не на первых же секундах я почти упал в оркестр с балкончика, который отвалился на авансцене. Но я спасся, а он каким-то чудом повис. Я перепутал партнерш и стал вести диалог с Аросевой, а надо было с Зелинской, и, глядя не в ту сторону, получил, естественно, не тот ответ. Боже, что со мной было! И, конечно, меня не приняли в Театр сатиры, вернее, не оставили в нем.

В то время театр уезжал на гастроли в Ленинград, а я был совсем без работы, мне нужно было где-то хоть что-то зарабатывать. И я попросился у директора хотя бы рабочим сцены, хотя бы осветителем, но меня не взяли. Единственное, что меня согревало в этой истории, так это то, что после спектакля ко мне подошла Татьяна Ивановна Пельтцер, с которой впоследствии у нас были очень хорошие отношения, и сказала: «Не волнуйтесь, вас не взяли не потому, что вы плохой артист, а потому, что здесь своя политика, свои интриги».

Через десять лет я поступил в этот театр, сговорившись с Андрюшей Мироновым играть в «Женитьбе Фигаро» графа Альмавиву, и это была одна из моих лучших ролей (во всяком случае, так говорят). Спектакль был замечательный. Мы с Андрюшей приходили за час раньше, репетировали. Как меня терпел главный режиссер Плучек, удивляюсь до сих пор. Много на себя не беру, но из-за меня там сняли чуть не полсостава и, главное, заменили Сюзанну. Когда мы еще только начали репетировать, меня страшно удивляло, что Миронов часто бегает в Бахрушинский театральный музей записывать монолог Фигаро, еще не успев его сыграть. «Ничего себе, - думал я, - ну и заявочки».

Через двадцать лет Андрюша умер на сцене во время спектакля, не договорив этого самого монолога. Он его договорил, лежа на носилках в машине, когда его привезли почти мертвого в больницу. Прошептал механически, не приходя в сознание. Загадка!»

www.eg.ru

Безумный день, или Женитьба Фигаро (2014)

Премьера спектакля состоялась 10 сентября 2014 года.

«Как мысли чёрные к тебе придут, - откупори шампанского бутылку, иль перечти «Женитьбу Фигаро», - советует один из персонажей «Маленьких трагедий» А.С. Пушкина. Прошли годы, века, но и сегодня не грех воспользоваться советом великого поэта. Обаяние комедии Бомарше не увяло, ее энергетика, азарт, ирония, юмор, виртуозность интриги с годами как будто бы набрали еще большую остроту и блеск. И хотя Фигаро сегодня интересен для нас не как предвестник революции, что возмутило правящее сословие в Париже в эпоху премьеры спектакля, народный герой привлекает своей независимостью, находчивостью, неугомонным духом правдоискателя.

Безумный день… Стилистику спектакля, наверное, следует искать в «безумном дне», свалившимся на голову участников этой истории, когда все переплелось, запуталось, и благодаря усилиям героя, счастливо разрешилось, и право первой ночи, прежде принадлежавшее Графу, сегодня сталкивается с непримиримостью Фигаро, человека нового времени, новых этических законов. Конфликт - в противоречии современной умной личности с обычаями и практиками, которые себя изжили.

Оформление и костюмы не соответствуют времени написания комедии. Режиссер пытается представить эту историю через призму современности, живописуя нравы общества, поучает, развлекая.

Режиссер спектакля Владимир Мирзоев:

Старые мастера любили давать два варианта названия одного текста. Рядом с магическим «если бы» часто возникает волшебное «или». Мне дорога эта вариативность театра и культуры вообще. Причем вторая часть названия шедевра Бомарше могла бы отвалиться, как хвост у нашего предка, за ненадобностью. Безумие – вот главная категория, с которой мы хотим сегодня поиграть. Я бы убрал с афиши и «женитьбу», и даже интригана «Фигаро», если бы это не сбивало зрителя с толку.

Стоишь, бывало, перед океаном классической драматургии и пытаешься почувствовать нечто, поймать свою волну. Но это не мода, нет, не вопрос, куда дует ветер. При выборе материала для меня главное – тема. В «Безумном дне» я увидел возможность очень важного разговора. О том, как современный человек вынужден подчиняться архаическим практикам, как элита ментально не поспевает за обществом, которое стремительно обновляется. Ведь вектор времени все равно направлен в будущее. Но антропология Бомарше не дидактична – это веселый витамин, спрятанный среди сладких ягод эротики, переодеваний, театральной игры. Мы, как дети, глотаем сочный, умный текст, не замечая его сложных смыслов.

Без труда вытащив наших героев из эпохи феодализма, мы, тем не менее, не стали помещать их в мир гаджетов и свободной любви. Наш спектакль не модернизация в строгом смысле слова. Но эклектика, динамика и, главное. Безумие здесь вполне в духе актуального постмодерна. Не правда ли, сама жизнь выглядит сегодня как странный коллаж – мифологий, обычаев, заблуждений. Поэтому Моцарт и Россини могут запросто заглянуть в гости к африканскому вождю, посидеть у костра, выпить чашечку кофе. Иногда трудно понять, в каком веке мы оказались: то ли в середине 20-го, то ли в 17-м, то ли в 21-м.

Как любил говорить Олег Николаевич Ефремов (в разных ситуациях): «А что вы хотите? – это жизнь». А иногда фраза звучала по-другому: «А что вы хотите? – это театр».

Продолжительность спектакля 3 часа с одним антрактом.
Спектакль рекомендован для зрителей старше 16 лет (16+).

www.vakhtangov.ru

Спектакль «Женитьба Фигаро» в театре имени Пушкина — билеты на Ticketland.ru

ГБУК г.Москвы "Московский драматический театр им. А.С. Пушкина"

Спектакль «Женитьба Фигаро» в театре имени Пушкина

Худрук МДТ имени Пушкина Евгений Писарев поставил бессмертную комедию Бомарше. Несмотря на то, что полный вариант заголовка — «Безумный день, или Женитьба Фигаро», в версии Писарева безумства минимальны.

Пока Константин Богомолов и Кирилл Серебренников шокируют столичных театралов своими спектаклями, Театр Пушкина решился на «экспериментальную» постановку: на сцене — классика без эпатажа. 

В предреволюционной Франции пьесы Бомарше были центральной темой бурных дискуссий. Дворянство находило их оскорбительными, а простой народ устраивал на спектаклях шквал оваций. Несмотря на давно изменившуюся политическую ситуацию, классическая комедия положений с её остроумными диалогами в исполнении талантливых артистов не теряет актуальности. Не изменяя классике, режиссёр создал на сцене искрящийся игристый коктейль. 

Главную роль в спектакле «Женитьба Фигаро» исполняет любимец публики Сергей Лазарев. Сыграв в спектаклях Писарева «Одолжите тенора» и «Таланты и покойники», Сергей не нуждается в демонстрации своей актёрской состоятельности. Фигаро в его исполнении очень естественен и не навевает ассоциаций с популярным артистом эстрады. Плутовство и шутки персонажа Лазарев разыгрывает азартно, а к Сюзанне в исполнении Александры Урсуляк, кажется, испытывает настоящее чувство. В постановке особенно удались женские образы. И в Сюзанне, и в Графине (Виктория Исакова) проявились лучшие артистические качества их исполнительниц. 

Зиновий Марголин создал на сцене поразительную пятиярусную конструкцию, отражающую всю роскошь дворянского особняка, в котором герои, как в кукольном доме, разыгрывают реальную жизнь.

www.ticketland.ru


Смотрите также

© 2011- Интернет-журнал Vfate.ru.
Карта сайта, XML.
Разработка интернет-магазинов, веб-сайтов