Свадьба пелея и фетиды


Пелей — Википедия

Пелей (др.-греч. Πηλεύς, лат. Peleus) — в древнегреческой мифологии сын мудрого эгинского правителя Эака, отец Ахилла. Неоднократно упомянут в «Илиаде» и «Одиссее» (XI 467). На его свадьбе с Фетидой разгорелся спор богинь Афродиты, Афины и Геры за звание прекраснейшей (см. яблоко раздора), с чего исчисляют историю Троянской войны[4][5][⇨].

Сын эгинского царя Эака и Эндеиды, по версии — дочери кентавра Хирона, по отцу внук Зевса. Братом Пелея был Теламон, друг величайшего из героев — Геракла. Пелей — аргонавт, сидел на носовых вёслах с братом[6]. Выступал в погребальных играх по Пелию в борьбе[7], победил[8], или же его победила Аталанта. Участвовал во взятии Трои Гераклом[9][10]. Принимал участие в битве кентавров с лапифами[11]. Царь мирмидонян во Фтии (греч.)русск., что в Фессалии.

На Эгине братья из зависти погубили своего сводного брата Фока, превосходившего их в атлетических состязаниях, и были изгнаны[12]. Пелей бежал во Фтию, где был радушно принят её царём Евритионом, который очистил его от скверны убийства. Пелей женился на его дочери Антигоне и получил третью часть царства. Вместе с Евритионом Пелей участвовал в Калидонской охоте, во время которой случайно убивает Евритиона. Он снова должен искать очищения и бежал в Иолк к царю Акасту[10][13][14][15].

По другой версии, его очистил царь Фтии Актор, который был бездетным и передал власть Пелею[16]. Либо бежал к Кеику из Трахина[17], но очистил его царь Акаст[18]. Позже царь Акаст пытался погубить Пелея, так как его жена Астидамия оклеветала героя, но неудачно[19]. Астидамия воспылала страстью к Пелею, но будучи отвергнута обвинила его, что он насильно её домогался[10]. Супруга Пелея Антигона в отчаянии повесилась[14]. Акаст по навету своей супруги решает погубить Пелея, для чего (не желая прямо поднимать руку на него и тем самым нарушить законы гостеприимства) приглашает Пелея охотиться на гору Пелион, обиталище кентавров, где оставляет Пелея им на растерзание, похитив у него оружие. Однако его спас Хирон (приходившийся ему дедом по матери). Впоследствии Пелей отомстил, завоевав Иолк и жестоко казнив жену Акаста[10][14][15].

Затем Пелей женился на Полидоре, в других источниках она называется дочерью Пелея и Антигоны[12]. По некоторым источникам Пелей именуется возлюбленным Гефеста[20][прояснить].

По замечанию М. Л. Гаспарова, это один из самых популярных греческих мифов[21].

Когда от Прометея Зевсу стало известно, что от его брака с богиней Фетидой должен родиться сын, который станет могущественнее своего отца и свергнет его с престола, Зевс решил отдать Фетиду в жёны Пелею, от этого брака должен был родиться великий герой (у Пелея и Фетиды родится Ахилл). Условием для женитьбы Пелея на богине была его победа в единоборстве с невестой. Пелей победил её, держа своими могучими руками, несмотря на то, что она принимала вид львицы, змеи и даже превращалась в воду и огонь[22][15].

Свадьба Фетиды и Пелея отмечалась в пещере Хирона на горе Пелионе в присутствии всех олимпийских богов, за исключением неприглашённой богини раздора Эриды, которая обидевшись на то, подбросила на пир золотое яблоко из садов Гесперид, адресованное надписью на нём «Прекраснейшей». За это звание разразился спор между тремя богинями: Герой, Афиной и Афродитой, и ни одна из них не хотела уступать. Зевс отказался быть судьёй и отдал яблоко Гермесу, чтобы тот сопроводил их в окрестности Трои, где спор решит Парис, сын троянского царя Приама, см. Суд Париса. (Соблазненный обещаниями Афродиты дать ему в жены прекраснейшую из женщин, Парис отдал яблоко ей, а она помогла ему похитить жену спартанского царя Менелая прекрасную Елену, что послужило поводом для похода ахейцев на Трою.) Эта история послужила завязкой к Троянской войне.

Пелей получил на свадьбе от богов доспехи, которые отдал сыну Ахиллу. Ахиллес сам дал Патроклу доспехи, чтобы тот с мирмидонцами отбил троянцев от кораблей ахейцев (греков) и вернулся обратно. Но тот ослушался и преследовал троянцев чуть ли не до самой стены, там и отправился к Аиду, сверженный копьём Гектора (прежде Патрокла оглушил Феб Аполлон и ранил в спину Эвфорб Панфоид). В итоге эти доспехи оказались у Гектора[23].

Узнав о смерти Ахилла под Троей, сыновья Акаста перестали бояться Пелея и изгнали его из Фтии. После изгнания Фетида наказала ему идти в пещеру у зарослей мирта, где он впервые овладел ею, и ждать, пока она не заберет его навеки к себе в морскую пучину. Пелей отправился в пещеру и оттуда стал жадно вглядываться в проходившие мимо корабли в надежде, что один из них привезет из Трои его внука Неоптолема[24].

Тем временем Неоптолем чинил свои потрепанные корабли в Молоссии, но, узнав об изгнании Пелея, под видом пленного троянца отплыл на корабле в Иолк, помышляя убить сыновей Акаста и захватить город. Однако Пелей, не выдержав ожидания, нанял судно до Молоссии. Бури отнесли его к острову Икос, что у Эвбеи, где он умер и был погребен, лишившись тем самым бессмертия, обещанного ему Фетидой[25].

На острове Икос Пелея почитали[26].

По другой версии, Фетида на мысе Сепиада сделала его бессмертным и перенесла в Нереев дом[27].

Пелею вместе с Хироном приносили человеческие жертвы в Пеле в Фессалии[28].

Действующее лицо трагедии Софокла «Пелей» (фр. 487—494 Радт, описан Пелей в старости[29], это пример «трагедии характеров»[30]), трагедии Еврипида «Пелей»[31] (от обеих сохранились лишь незначительные фрагменты) и «Андромаха».

  1. 1 2 Н. О. Пелей // Энциклопедический словарь — СПб.: Брокгауз — Ефрон, 1898. — Т. XXIII. — С. 111.
  2. ↑ Антигона // Энциклопедический словарь / под ред. И. Е. Андреевский — СПб.: Брокгауз — Ефрон, 1890. — Т. Iа. — С. 833.
  3. Любкер Ф. Aeacus // Реальный словарь классических древностей по Любкеру / под ред. Ф. Ф. Зелинский, А. И. Георгиевский, М. С. Куторга и др. — СПб.: Общество классической филологии и педагогики, 1885. — С. 21.
  4. ↑ Пелей // Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. А. М. Прохоров. — 1-е изд. — М. : Большая российская энциклопедия, 1991. — ISBN 5-85270-160-2.
  5. ↑ Пелей // Словарь античности / Сост. Йоханнес Ирмшер. Перевод с немецкого. — М.: Прогресс, 1989. — 704 с. — ISBN 5-01-001588-9.
  6. ↑ Аполлоний Родосский. Аргонавтика I 85—86; Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека I 9, 16; Валерий Флакк. Аргонавтика I 403; Гигин. Мифы 14 (с. 26, 35)
  7. ↑ Павсаний. Описание Эллады V 17, 10
  8. ↑ Гигин. Мифы 273
  9. ↑ Первый Ватиканский мифограф I 24, 8
  10. 1 2 3 4 ПЕЛЕЙ
  11. ↑ Пелей // Современный словарь-справочник: Античный мир / Cост. М. И. Умнов. — М.: Олимп, АСТ. — 480 с. — ISBN 5-7390-0179-X.
  12. 1 2 Мирмидонцы (неопр.). Симпосий (29 декабря 2011). Дата обращения 15 августа 2017.
  13. ↑ Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека I 8, 2; Павсаний. Описание Эллады VIII 45, 6; Овидий. Метаморфозы VIII 309; Гигин. Мифы 173
  14. 1 2 3 В. Д. Гладкий. Пелей // Древний мир. Энциклопедический словарь в 2-х томах. — М.: Центрполиграф, 1997. — Т. 2. П - Я. — 478 с. — ISBN 966-7182-40-1.
  15. 1 2 3 Пелей
  16. ↑ Диодор Сицилийский. Историческая библиотека IV 72, 6
  17. ↑ Овидий. Метаморфозы XI 269—290
  18. ↑ Овидий. Метаморфозы XI 408
  19. ↑ Гесиод. Перечень женщин, фр. 209 М.-У.
  20. ↑ Лихт Г. Сексуальная жизнь в Древней Греции. М., 2003. С. 397, из Псевдо-Климента Римского
  21. ↑ Катулл. Книга стихотворений. Примечания
  22. Обнорский Н. П. Фетида // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  23. ↑ Гомер. Илиада XVII 195
  24. ↑ Гомер. Илиада XVIII. 434 и XVI. 143 и сл. Еврипид. Троянки 1128, Андромаха 1253 и сл.
  25. ↑ Диктис Критский VI. 7—9; Стефан Византийский под словом Icos; Палатинская антология VII. 2. 9—10
  26. ↑ Каллимах, фр.178 Пфайфер
  27. ↑ Еврипид. Андромаха 1253—1271
  28. ↑ Климент. Протрептик XLII, 4, из Монима; Кирилл. Против Юлиана IV 128 // Лосев А. Ф. Мифология греков и римлян. М., 1996. С. 84
  29. ↑ Гораций. Наука поэзии 97
  30. ↑ Аристотель. Поэтика 18
  31. ↑ Аристофан. Лягушки 863

Автолик, Адмет, Акаст, Амфиарай, Аргос, Армений, Аскалаф и Иалмен, Аталанта, Зеф и Калаид, Бут, Геракл, Гилас, Девкалион, Кастор и Полидевк, Евриал, Еврит, Евфем, Идас, Идмон, Ификл (сын Амфитриона), Ификл (сын Фестия), Ифит (сын Еврита), Ифит (сын Навбола), Кеней, Кефей, Корон, Лаэрт, Линкей, Мелеагр, Менетий, Мопс, Нелей, Нестор, Оилей, Орфей, Пеант, Пелей, Периклимен, Полифем, Талай, Теламон, Тифий, Филоктет, Эфалид, Эхион, Ясон

ru.wikipedia.org

Свадьба Пелея и Фетиды (из Катулла) — Журнальный зал

 

Сергей Кабаков (1953) — родился в Алапаевске Свердловской области. Автор двух поэтических сборников, переводчик Катулла. Живет в Саратове.

 

 

 

В прошлом, когда, на горе Пелионской возросши,

были отправлены сосны по водам Нептуна

к устию Фазиса, к дальним границам Аэта,

к тем временам возмужав, цвет и юность Аргивцев,

жадно дерзая похитить руно из Колхиды,

лёгкой и быстрой кормою вперёд устремилась,

ловким веслом разгребая лазури морские.

Даже богиня — оплот крепостей и покоя —

киль укрепив, помогла им просмаливать днище,

судно создав дуновению ветра подобным,

всплеском нежданным отдавши его Амфитрите.

Только корабль рассёк водяную равнину

и забурлила вода, задыхаясь от пены,

взглядов почуяли люди густое сиянье

тех нереид, что дивились, увидевши чудо;

здесь-то впервые узрели и очи людские

нимф обнажённых в прозрачной воде очертанья,

что от восторга всплывали по самые груди.

Здесь-то Пелей до безумья влюбился в Фетиду,

тут и Фетида решилась на узы со смертным.

Зевсу осталось — отдать за Пелея Фетиду.

Мощью великих времён порождённое племя,

племя героев, привет вам, божественных племя, —

дети благих матерей — к вам всегда моя песня!

Также она и к тебе — похититель счастливый,

с факелом брачным, опора земли фессалийской,

славный могучий Пелей, для кого сам Юпитер,

сам прародитель богов поступился любимой.

Избран не ты ли Фетидой — божественной нимфой?

И не тебе ль отдала свою внучку Тефия,

и Океан, что объемлет всю землю волною?

Радостный день засиял, и дворцовые своды

приняли много народу земли фессалийской:

тут и даров, и веселия полная чаша,

в счастье дворец загудел веселящимся людом.

Скирос оставлен, пусты Птиотийские Темпы,

пусто в домах Крониона и стенах Лариссы,

все утаились в тенистых форсальных покоях.

Поле никто не растит, молодняк не жирнеет,

и виноградник не чистят граблями кривыми,

плугом тяжёлым волы не ворочают землю,

не обрезает никто и теней у деревьев,

брошенный плуг покрывается ржавой корою.

Только дворец, в высоте и просторе, повсюду

зренье слепит серебром и сияющим златом;

трон из слоновой кости, и столы, и бокалы —

всё во дворце воссияет роскошеством буйным.

В центре строения брачное ложе богини

бивнем индийским блестит, и на ложе наброшен

полог, окрашенный кровью пурпурных улиток.

Эта тончайшая ткань разрисована дивно,

отображая деянья великих героев.

Там на одной из картин: с побережия Дии,

гулко бурлящего белою пеной прибоя,

нежною страстью горюя, душа Ариадны,

веря, не верит себе, что действительно верит,

словно от сна пробудившись кошмарных видений:

верит, что видит себя на песке позабытой,

видит беспамятство юноши в бегстве проклятом,

слёзы признаний его, что иссохли на ветре.

Словно средь водорослей жемчуг бела Миноида,

ах, как вакханка из камня, глядит исступлённо,

смотрит и в волнах забот предаётся тревогам;

сброшен восточный убор с головы белокурой,

спала повязка с грудей и сосцы приоткрыла;

всё, что ниспало с её белоснежного тела,

прямо у ног разъярённые волны трепали.

Но позабыла она об упавших одеждах,

в тайной надежде упрямо рвалась за Тезеем

телом и сердцем, душою и мыслью безумной.

Да, ей, несчастной, взморочила ум Эрицинна

плачем кромешным в шипах предзнамений терновых,

в тот самый день, как Тезей, на себя понадеясь,

к хитрому прибыл царю под Гортинские кровли.

Как вспоминают, придавленный страшной чумою, —

долгой жестокою карой за смерть Андрогея, —

город Кекропа был должен дарить Минотавру

юношей цвет и девиц как законную жертву.

Жутким тяжёлым гробом оказалась округа,

волей судьбы ничего не оставив Тезею,

только отдать и себя за родные Афины

иль навсегда прекратить бесконечные жертвы

без похорон, приносимые где-то на Крите.

Скрипом снастей корабельных свой гнев усмиряя,

прибыл он в город Миноса воссевшего гордо.

Здесь-то, зажжённая страстью, и вспыхнула дева,

царская дочь, что жила среди благ и отрады

ложа девичьего в радостях матери милой.

Словно струёю Эврота возвращённые мирты,

блеском и златом открытые буйству цветенья

так чудотворно, что взор оторвать невозможно,

жар затаённый, что ранее мешкал и медлил,

полностью деве заполнил и кости, и сердце.

Ах, потрясение сердца священным ребёнком

с острым копьём для людей, что все чувства мешает,

чьи Идалийские дебри, чей царственный Голгос

пламя фантазий вселяют в усталую деву

тяжестью вздохов кромешных о путнике юном!

Сердце слабеет от страха в том мощном потоке!

Золота стала темней красота её лика

в миг, как Тезей, не замедлив, пошёл против монстра

с тем, чтобы сгинуть в бою или выиграть славу!

Как осторожно она подношенье богам сотворяла,

тихо огонь приближая к жертвенной чаше.

Но как вершиною Тавра взращённые сосны

вместе с дубами неистовый вихрь вырывает,

вместе с корнями бросает и мчит по откосу,

всё что ни попадя, всё сокрушая паденьем,

шишки смолистые, хвою и листья мешая, —

так и Тезей сокрушил первобытного монстра!

Тщетно в агонии монстр бодает пространство.

Так, невредимый, со славой, безмолвьем смятенный,

вышел Тезей по следам, обозначенным нитью

в жутких изгибах тюрьмы, в заблужденье вводящих

опустошеньем сквозным и паническим страхом.

Но для чего мне повёртывать песню к началу,

припоминая, как дом и родителя бросив,

бросив заботы сестры, даже матери милой,

смертно рыдавшей, что дочка родная пропала,

что променяла семью на пристрастье Тезея,

как полетела с ним к пенному берегу Дии,

иль как её, погруженную в сон наважденья,

ветреным сердцем покинул супруг ускользнувший?

Как про неё вспоминали, бушующим сердцем

тяжко она раздирающий окрик роняла

или брела, поднимаясь в отвесные горы,

и неотрывно глядела на моря пустыню

или бежала в бессилье, подол приподнявши,

белыми, в брызги, ногами волну разбивая.

После, последней тоскою и грустью усталой,

всхлипами вся исходя, еле молвила слово:

Так-то утратила я алтари и отчизну,

после невиданных жертв ставши жертвой Тезея?

Так-то, богов позабыв, позабыв обещанья,

ты, вероломный Тезей, жарких клятв не исполнил?

Иль, опьянённый сердечною ложью, не веришь

в благоразумье? Ужель не найдёшь состраданья,

чтобы меня пощадить и бесчувственным сердцем?

Словом чарующе нежным давая обеты,

лестью сердечной ты предал святые надежды,

знаки и зовы попрал на союз Гименея,

сердце тоской искромсал и ножом раздраженья.

Клятве непрочной пусть женщина больше не верит,

лживому слову мужчин в упованье на верность,

что так игриво и нежно её будоражит

кротким и твёрдым признаньем пустых обещаний;

ибо, как только чего они жадно желают,

в клятвы бросаются, лгать им нисколько не страшно,

но лишь чуть-чуть их фантазий утешена похоть,

всё забывают они, даже смертные клятвы.

Я же тебя из пучины крутящейся смерти

вырвать смогла; и скорей потеряла бы брата,

только б тебя, непутёвый, в тот миг не покинуть.

В жертву зверям я достанусь за всё, в растерзанье;

труп мой, изгнанницы, мир не покроет землёю.

Львица ль тебя родила в пустоте под скалою,

море ль какое из пенистой бездны исторгло,

Сирт ли коварный, злость Сциллы иль алчность Харибды;

так-то ты щедр за спасение жизни цветущей?

Ты ж меня мог отвезти в свою дальнюю землю,

хоть и седого отца ты заветов страшился;

я бы в веселье была твоей кроткой рабою,

чистой бы мыла водой твои белые ноги,

ложе твоё застилая пурпурным покровом.

Жалуюсь тщетно зачем я ветрам безучастным —

жалобу ветры не в силах понять и ответить

горьким стенаньям моим, не имеющи чувства.

Он оказался почти в центре бурного моря.

Здесь — у прибрежной травы — пустота и безлюдье.

Как на пределе свирепства глумлива судьбина:

жаждет, чтоб скорби моей не услышало ухо!

Зевс всемогущий, зачем с сотворения мира

кормы Кекропа к Гонзайской земле прикоснулись,

лучше б, когда перед боем со зверем священным,

с тайною злобой на брег не бросал бы каната

в заводи Критской красивый на вид чужеземец

и не гостил бы у нас, замышляя злодейство?

Брошусь куда? И на что уповать мне, несчастной?

Кинусь к Идейским горам? Но кипящего моря

бездна бескрайняя гулко прошла между нами.

Ждать всепрощенья отца? Не его ль я отвергла,

с юношей мчась, виноватым в погибели брата?

Нежной с супругом, зачем не забуду утехи?

Морем не он ли бежит, загребая пространство?

Некуда деться: лишь солнечный остров пустынный,

только вокруг и вдали разлетаются волны,

быстро меняется всё, меркнут ум и надежда,

видится гибель кругом — только смерть и пустыня.

Всё же не раньше, чем ночь мои очи покроет,

прежде, чем чувства покинут усталое тело,

я испрошу у богов наказать за измену,

в час мой предсмертный взыскующи правды небесной.

Вы, что караете действа мужей, Эвмениды,

волосы коих, как змеи, лицо обвивают,

кто наперёд возвещает о гневе надрывном,

вы соберитесь на вопли мои, поглядите,

как я несчастна, и что я должна поневоле

слезно просить из слепой исступлённой корысти.

Коль справедливы души моей вопли к измене,

вы не давайте совсем моей боли утихнуть,

но, как Тезей меня бросил, лишив разуменья,

так же и сам пусть узнает кромешные муки».

Лишь из груди её тяжкой утихли моленья,

в слёзном безумье моля о правдивой защите, —

Зевс, в знак согласья кивнув, подал знак непреложный,

здесь задрожала земля, всколыхнулось пространство

моря, и звёзд в небесах яркий круг содрогнулся.

Тотчас надвинулся внутренний мрак на Тезея,

память отшибло, и он позабыл наставленья,

те, что до этой минуты незыблемо помнил,

и не представил отцу он условного знака

в том, что он жив, Эрехтейскую пристань увидев.

Ибо, когда из оплота священной богини

сына Эгей отправлял, всем ветрам доверяя,

юношу крепко обняв, дал ему наставленья:

«Свет моей жизни, о сын мой, на радость рождённый,

я ль тебя снова в кошмары судьбы отпускаю,

дар мой мгновенный, в конце моей старости данный.

Так как мой рок и твоя неуёмная смелость

нас разлучают, невольно тебя отнимая, —

мне не дано наглядеться на милый твой облик;

взором усталым без рвенья тебя провожая,

я не хочу за тобой злого следа фортуны,

но испустить мне сперва многотрудные вопли,

после по пыльной земле разметать мне седины,

странствий чернеющий парус для сына поднять мне,

в память о трауре этой сжигающей скорби,

парус и ржавый, и чёрный Гибернского мрака.

Если ж позволит жилица святого Итона,

та, что наш род сохраняет и дом Эрехтея,

чтобы ты кровью быка обагрил свои руки,

то постарайся своим твёрдо помнящим сердцем

слово моё не забыть никогда и повсюду;

только родные холмы ты из моря увидишь,

полностью с мачты полотна пусть чёрные снимут,

а по канатам витым вздымут белые ткани,

чтобы, едва посмотрев, знал я славную новость —

что невредимый домой ты отпущен судьбою».

Крепко усвоил Тезей суть наказов отцовских,

после ж они растворились, гонимые ветром,

как облака над сияющей горной вершиной.

Ну, а родитель в тревоге по башне дозорной

слезно метался, глядел, все уж высмотрел очи —

и лишь возвидел вдали цвета чёрного парус —

тут же, взойдя на скалу, с выси кинулся в море,

думая твёрдо, что сын уничтожен судьбою.

Так, возвратившись домой в день кончины отцовской,

горе изведал Тезей, может, большее горе,

чем он, бездушный и жёсткий, принёс Миноиде.

Дева в заботе и грусти, в обиде и боли

долго глядела меж тем на корабль уходящий.

А от пределов иных Вакх являлся в цветенье;

толпы сатиров смешных и силенов из Ниссы

вёл он к тебе, Ариадна, любовью пылая.

Радостный шаг ускоряя, хмелея безумством,

возглас «эвое» крича и тряся головами,

кто-то в жезле и копье знал величие Вакха,

кто-то разбрасывал мясо, быка разорвавши,

кто-то сплетёнными змеями стан опоясал,

кто-то нёс таинство оргии в тёмной шкатулке,

полной божественных тайн, недоступных профанам.

Кистью руки мастера ударяли в тимпаны,

медный кимвал волновал очистительным звоном,

множество хриплых рогов вольный звук издавали,

дудки, сливаясь, неслись ужасающей песнью.

Да, вот такие картины украсили ложе,

брачное ложе и тот над ним полог изящный.

Этой красой насладившись, народ фессалийский

стал расходиться, богам оставляя пространство.

Как в дуновении ласковом, чуть перед утром

зыбью зефир покрывает далёкое взморье

и подымает Аврору под блесками солнца,

волны же детски сначала играют и бьются,

словно смеются слегка, полнясь пенистым гулом,

после растут и растут и становятся шире,

плавно на берег идя и назад отбегая, —

так между тем из передней дворца понемногу

весь по домам расходился народ фессалийский.

После ухода людей с высоты Пелиона

первым спустился Хирон, с ним — все блага лесные:

все полевые цветы на земле фессалийской,

всё, что растёт на горах, или в воздухе тёплом,

иль у реки в плодородном дыханье Фавона,

все те цветы он смешал и связал необычно.

Благоуханьем божественным дом восхитился.

Тут появился Пелей с зеленеющей Темпы,

Темпы, окутанный лесом, свисающим сверху, —

хор Мнемонид эти дебри прошёл, воспевая, —

он не пустым появился: великие буки

вместе с корнями принёс и стройнейшие лавры,

души в дрожащих платанах сестер Фаэтона,

в пепел сгоревшего, — нёс кипарис высоченный —

всё принесённое сплёл и поставил у дома:

дом стал в листве утопать и свежеть, зеленея.

Следом пришёл Прометей, тонко мыслящий сердцем,

нёс он ещё на себе знаки казни старинной,

был он в горах ко скале в те годины прикован

и одиноко свисал над пустынным обрывом.

Также сам Зевс, и с детьми, и с супругой священной

с неба сошёл, только не было Феба с сестрою —

копией Феба, живущей на Идре гористом:

Феб и сестра его не признавали Пелея,

корча презрение к факелам брачным Фетиды.

Боги едва принагнулись у лож белоснежных,

были даны на столы всевозможные яства.

Слабое тело качая движеньем размерным,

вещие песни запели дремучие Парки.

Тело дрожало у них в слишком тесной одежде

белой, у стоп в окруженье полосок пурпурных,

лбы их краснелись, над ними белели повязки,

руки искусно древнейшее дело творили:

левая прялку держала волнистой кудели,

правая нитку сучила в подогнутых пальцах,

пальцем большим закрутивши её, поправляла,

круг веретённый держа и вертя вместе с диском.

Зуб всю работу ровнял, что не нужно, срывая,

с губ их тончайших свисали обрывки из шерсти,

те, что сбиваясь в комки, сразу нить замедляли.

Прямо у ног их, напротив, кудель возлежала,

та, что хранилась в красивых лозовых корзинах.

Нити основу прядя, сёстры пели протяжно,

в песне божественной тайну судьбы открывая,

в песне, какую во лжи обвинить невозможно:

«О, многих дел удивляющий высшим искусством,

ты — фессалийцев оплот, не угодный Диане,

знай, что предскажут тебе словом радостным сёстры,

истинно вещим, а вы же судьбу открывайте,

вейтесь быстрее, творящие нить веретёна!

Вот пребывает знамение браков желанных,

Геспер восходит — звезда благотворная связей,

Та, что так трепетно светом любви наполняет,

Сладким томлением, тайной того ожиданья,

Где для свершенья закона сплетаются руки.

Вейтесь быстрее, творящие нить веретена!

Дом ни единый не ведал любови, как эта,

сроду любовь не была столь прочнейшим согласьем,

как это будет всегда у Пелея с Фетидой.

Вейтесь быстрее, творящие нить веретёна!

Сына родите — лишённого страха — Ахилла:

только лицом, не спиной, он к врагу повернётся,

будет он первым всегда в атлетическом беге,

будет быстрее оленя, что молнией мчится.

Вейтесь быстрее, творящие нить веретёна!

И никогда ни один с ним в бою не сравнится,

кровию Тевкров окрасит он Фригии землю,

третий наследник повергнет гнилого Пелопа,

Трои твердыню, сломив её долгой осадой.

Вейтесь быстрее, творящие нить веретёна!

Доблесть его высочайшую, славу деяний,

матери вспомнят слезами над прахом сыновним.

Волосы станут срывать с головы поседелой,

слабой рукою марать обнищалые груди.

Вейтесь быстрее, творящие нить веретёна!

Словно косарь пред собою в неистовом солнце

косит густые колосья по золоту поля,

так же враждебным мечом он покосит троянцев.

Вейтесь быстрее, творящие нить веретёна!

Станет свидетелем жертва, вручённая смерти,

тело, как сон белоснежный, загубленной девы

на возвышенье костра, невозможно прекрасной.

Вейтесь быстрее, творящие нить веретёна!

Ибо, как только судьба даст усталым ахейцам,

путы Нептуна порвав, до дорданцев добраться,

жертвенный холм потеплеет в крови Поликсены:

словно двуострым железом сражённая жертва,

разом падёт на колени безглавое тело.

Вейтесь быстрее, творящие нить веретёна!

Будьте смелы и душевны в союзе любовном:

крепкое счастье пусть свяжет богиню и мужа,

пусть они бросятся разом в объятья друг друга.

Вейтесь быстрее, творящие нить веретёна!

Чтобы кормилица, к деве придя на восходе,

шею бы ей измеряла не ниткой вчерашней,

вейтесь быстрее, творящие нить веретёна!

Мать бы не знала тревог: в несогласии девы

Внуков любимых рожать из-за распрей с супругом,

вейтесь быстрее, творящие нить веретёна!»

Так вот, на счастье когда-то Пелею пророча,

пели, вздыхающи грудью божественной, Парки.

Ибо в то время в домах непорочных героев,

дружбу даря, собирались бессмертные боги,

чтоб, у застолья разувшись, принять благочестье.

Часто богов прародитель в сверкающем храме

днями святыми, радушно взирая на жертвы,

сотню быков созерцал, на земле распростёртых.

Часто блуждающий Либер с вершины Парнаса

вёл разлохматых Тиад, в тесноте и восторге,

толпы дельфийцев из города скопом кричали

у алтарей, в дымной радости бога встречая.

Часто и Марс, что в смертельных боях состязался,

или Тритона хозяйка, иль дева Ромнунта

воинов толпы примером своим вдохновляли.

Нынче ж земля обесчестилась подлою кровью

и справедливость из алчного духа исчезла,

власть обагрила раздорами братские узы,

дети не стали склоняться над прахом отцовским,

жаждет отец умертвить первородного сына,

дабы владеть без препятствий цветущей невесткой,

мать, не боясь опозорить богов преступленьем,

учит постельной любви неумелого сына;

зло и добро помешались в распутстве позорном,

и отвернулись от нас правосудные боги,

и не хотят появляться на сборищах наших,

и не желают предстать в струях света дневного.

 

 

magazines.gorky.media

ПЕЛЕЙ И ФЕТИДА. Легенды и мифы древней Греции (ил.)

ПЕЛЕЙ И ФЕТИДА

Знаменитый герой Пелей был сыном мудрого Эака, сына Зевса и дочери речного бога Асопа, Эгины. Братом Пелея был герой Теламон, друг величайшего из героев — Геракла. Пришлось бежать с родины Пелею и Теламону, так как они убили из зависти своего сводного брата. Пелей удалился в богатую Фтию.[196] Там принял его герой Эвритион и дал ему третью часть своих владений, а в жены дал ему свою дочь Антигону. Но недолго оставался во Фтии Пелей. Во время Калидонской охоты он нечаянно убил Эвритиона. Опечаленный этим несчастьем, покинул Пелей Фтию и ушел в Иолк. И в Иолке ждало несчастье Пелея. В Иолке пленилась им жена царя Акаста и склоняла его забыть о дружбе к Акасту. Отверг Пелей жену своего друга, а она, мстя ему, оклеветала его перед мужем. Поверил жене Акает и решил погубить Пелея. Однажды, во время охоты на лесистых склонах Пелиона, когда утомленный охотой Пелей уснул, Акаот спрятал чудесный меч Пелея, который подарили ему боги. Никто не мог противостоять Пелею, когда он сражался этим мечом. Акает был уверен, что, лишившись своего чудесного меча, погибнет Пелей, растерзанный дикими кентаврами. Но на помощь Пелею пришел мудрый кентавр Хирон. Он помог герою найти чудесный меч. Кинулись на Пелея дикие кентавры, готовые растерзать его, но он легко отразил их своим чудесным мечом. Спасся Пелей от неминуемой гибели. Отомстил Пелей и предателю Акасту. Он с помощью Диоскуров, Кастора и Полидевка, взял богатый Иолк и убил Акаста и его жену.

Когда титан Прометей открыл великую тайну, что от брака Зевса с богиней Фетидой должен родиться сын, который будет могущественнее отца и свергнет его с престола, он посоветовал богам отдать Фетиду в жены Пелею, так как от этого брака родится великий герой. Так и решили поступить боги; одно лишь условие поставили боги: Пелей должен был победить богиню в единоборстве.

Когда бог Гефест сообщил Пелею волю богов, Пелей пошел в тот грот, в котором часто отдыхала Фетида, выплывая из глубины моря. Спрятался в гроте Пелей и стал ждать. Вот поднялась из моря Фетида и вошла в грот. Бросился на нее Пелей и обхватил своими могучими руками. Старалась вырваться Фетида. Она принимала вид львицы, змеи, она превращалась в воду, но не выпускал ее Пелей. Побеждена была Фетида, теперь она должна была стать женою Пелея.

Пелей борется с Фетидой.

(Рисунок на вазе.)

В обширной пещере кентавра Хирона отпраздновали боги свадьбу Пелея с Фетидой. Роскошен был свадебный пир. Все боги Олимпа участвовали в нем. Громко звучала золотая кифара Аполлона, под ее звуки пели музы о великой славе, которая будет уделом сына Пелея и богини Фетиды. Пировали боги. Оры и хариты водили под пение муз и игру Аполлона хоровод, а среди них выделялись своей величественной красотой богиня-воительница Афина и юная богиня Артемида, но всех богинь превосходила красой вечно юная богиня Афродита. Участвовали в хороводе и быстрый, как мысль, вестник богов Гермес, и неистовый бог войны Арес, забывший о кровавых битвах. Богато одарили боги новобрачных. Пелею подарил Хирон свое копье, древко которого было сделано из твердого, как железо, ясеня, выросшего на горе Пелионе; властитель морей Посейдон подарил ему коней, а остальные боги — чудесные доспехи.

Веселились боги. Одна лишь богиня раздора Эрида не участвовала в свадебном пире. Одиноко бродила она около пещеры Хирона, глубоко затаив в сердце обиду на то, что не позвали ее на пир. Придумала, наконец, богиня Эрида, как отомстить богам, как возбудить раздор между ними. Она взяла золотое яблоко из далеких садов гесперид; одно лишь слово написано было на этом яблоке — «Прекраснейшей». Тихо подошла Эрида к пиршественному столу и, для всех невидимая, бросила на стол золотое яблоко. Увидали боги яблоко, подняли и прочли на нем надпись. Но кто из богинь прекраснейшая? Тотчас возник спор между тремя богинями: женой Зевса Герой, воительницей Афиной и богиней любви златой Афродитой. Каждая из них хотела получить это яблоко, ни одна из них не хотела уступить его другой. Обратились к царю богов и людей Зевсу богини и требовали решить их спор.

Зевс отказался быть судьей. Он взял яблоко, отдал его Гермесу и велел ему вести богинь в окрестности Трои, на склоны высокой Иды. Там должен был решить прекрасный сын царя Трои Приама, Парис, которой из богинь должно принадлежать яблоко, которая из всех — прекраснейшая. Так кончился свадебный пир Пелея раздором богинь. Много бед должен был принести людям этот спор трех богинь.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Пелей и Фетида | Мифы и легенды Древней Греции

Знаменитый герой Пелей был сыном мудрого Эака, сына Зевса и дочери речного бога Асопа, Эгины. Братом Пелея был герой Теламон, друг величайшего из героев - Геракла. Пришлось бежать с родины Пелею и Теламону, так как они убили из зависти своего сводного брата. Пелей удалился в богатую Фтию. Там принял его герой Эвритион и дал ему третью часть своих владений, а в жены дал ему свою дочь Антигону. Но недолго оставался во Фтии Пелей. Во время Калидонской охоты он нечаянно убил Эвритиона. Опечаленный этим несчастьем, покинул Пелей Фтию и ушел в Иолк. И в Иолке ждало несчастье Пелея. В Иолке пленилась им жена царя Акаста и склоняла его забыть о дружбе к Акасту. Отверг Пелей жену своего друга, а она, мстя ему, оклеветала его перед мужем. Поверил жене Акаст и решил погубить Пелея. Однажды, во время охоты на лесистых склонах Пелиона, когда утомленный охотой Пелей уснул, Акаст спрятал чудесный меч Пелей, который подарили ему боги. Никто не мог противостоять Пелею, когда он сражался этим мечом. Акаст был уверен, что, лишившись своего чудесного меча, погибнет Пелей, растерзанный дикими кентаврами. Но на помощь Пелею пришел мудрый кентавр Хирон. Он помог герою найти чудесный меч. Кинулись на Пелея дикие кентавры, готовые растерзать его, но он легко отразил их своим чудесным мечом. Спасся Пелей от неминуемой гибели. Отомстил Пелей и предателю Акасту. Он с помощью Диоскуров, Кастора и Полидевка, взял богатый Иолк и убил Акаста и его жену.

Пелей борется с Фетидой.
(Рисунок на вазе.)

Когда титан Прометей открыл великую тайну, что от брака Зевса с богиней Фетидой должен родиться сын, который будет могущественнее отца и свергнет его с престола, он посоветовал богам отдать Фетиду в жены Пелею, так как от этого брака родится великий герой. Так и решили поступить боги; одно лишь условие поставили боги: Пелей должен был победить богиню в единоборстве.

Когда бог Гефест сообщил Пелею волю богов, Пелей пошел в тот грот, в котором часто отдыхала Фетида, выплывая из глубины моря. Спрятался в гроте Пелей и стал ждать. Вот поднялась из моря Фетида и вошла в грот. Бросился на нее Пелей и обхватил своими могучими руками. Старалась вырваться Фетида. Она принимала вид львицы, змеи, она превращалась в воду, но не выпускал ее Пелей. Побеждена была Фетида, теперь она должна была стать женой Пелея.

В общирной пещере кентавра Хирона отпраздновали боги свадьбу Пелея с Фетидой. Роскошен был свадебный пир. Все боги Олимпа участвовали в нем. Громко звучала золотая кифара Аполлона, под ее звуки пели музы о великой славе, которая будет уделом сына Пелея и богини Фетиды. Пировали боги. Оры и хариты водили под пение муз и игру Аполлона хоровод, а среди них выделялись своей величественной красотой богиня-воительница Афина и юная богиня Артемида, но всех богинь превосходила красотой вечно юная богиня Афродита. Участвовали в хороводе и быстрый, как мысль, вестник богов Гермес, и неистовый бог войны Арес, забывший о кровавых битвах. Богато одарили боги новобрачных. Пелею подарил Хирон свое копье, древко которого было сделано из твердого, как железо, ясеня, выросшего на горе Пелионе; властитель Посейдон подарил ему коней, а остальные боги - чудесные доспехи.

Веселились боги. Одна лишь богиня раздора Эрида не участвовала в свадебном пире. Одиноко бродила она около пещеры Хирона, глубоко затаив в сердце обиду на то, что не позвали ее на пир. Придумала, наконец, богиня Эрида, как отомстить богам, как возбудить раздор между ними. Она взяла золотое яблоко из далеких садов гереспид; одно лишь слово написано было на этом яблоке - "прекраснейшей". Тихо подошла Эрида к пиршественному столу, и для всех невидимая, бросила на стол золотое яблоко. Увидали боги яблоко, подняли и прочли на нем надпись. Но кто из богинь прекраснейшая? Тотчас возник спор между тремя богинями: женой Зевса Герой, воительницей Афиной и богиней любви златой Афродитой. Каждая из них хотела получить это яблоко, ни одна из них не хотела уступить его другой. Обратились к царю богов и людей Зевсу богини и требовали решить их спор.

Зевс отказался быть судьей. Он взял яблоко, отдал его Гермесу и велел ему вести богинь в окрестности Трои, на склоны высокой Иды. Там должен был решить прекрасный сын царя Трои Приама, Парис, которой из богинь должно принадлежать яблоко, которая из всех - прекраснейшая. Так кончился свадебный пир Пелея раздором. Много бед должен был принести людям этот спор трех богинь.

www.ancientmyth.ru

Рубенс. Свадьба Пелея и Фетиды. Чем недовольны богини? | Культура

Кроме того, он еще и неоднократно был женат. Последняя — третья — жена была ему определена самим Зевсом (непонятно, за какие заслуги он удостоился такого свата). Зевс был многоженец и хотел жениться еще и на Фетиде (хотя в то время у него уже была Гера, которая воспитала Фетиду).

Фетида — морская нимфа, по некоторым сведениям — дочь кентавра Херона. Этот брак не состоялся, хотя Зевс очень хотел этого и преследовал Фетиду по всему миру. Она убегала от него, а он — за ней. И так они добежали до Кавказа, где Прометей (который оказался рядом совершенно случайно) сообщил Зевсу, что его сын от этого брака лишит самого Зевса власти.

Тогда Зевс отдал Фетиду Пелею. Условие, которое Зевс поставил Пелею, было более чем странным: Фетиду надо было взять силой.

Фетида имела обыкновение отдыхать в гроте. Вот что пишет Овидий в «Метаморфозах»:

Нередко, Фетида нагая,
Ты приплывала сюда на взнузданном сидя дельфине.
Там ты, окована сном, лежала; Пелей же тобою
Там овладел: поскольку мольбы ты отвергла, прибег он
К силе и шею тебе обеими обнял руками.
Тут, не воспользуйся ты для тебя обычным искусством, —
Свойством обличья менять, — тобой овладел бы наверно.
Птицею делалась ты, — он тотчас же схватывал птицу;
Корни пускала в земле, — Пелей уж на дереве виснул.
В третий ты раз приняла пятнистой тигрицы обличье,
И, устрашен, Эакид разомкнул вкруг тела объятье.

(Эакид — это сам Пелей, сын Эака.)

Там ее и добивался Пелей, в гроте. Птица, дерево, тигрица… Он ее настигает, хватает — а она ускользает! Он устал и отчаялся, и в это время из водных глубин раздался голос, который

Молвил ему: «Эакид, ты желанного брака достигнешь!
Только лишь дева уснет, успокоясь в прохладной пещере,
Путы накинь на нее и покрепче свяжи незаметно.
Да не обманет тебя она сотнями разных обличий —
Жми ее в виде любом, доколь не вернется в обычный».

Действительно, сработало! Она превращалась и так, и эдак, а он не переставал ее мять изо всей силы. Она сдалась, вернулась в свою обычную форму — и тут же эта парочка зачала Ахилла. Как бы минуя все формальности. Но свадьба у них была, да еще какая!

Свадьба состоялась в пещере родителя Фетиды — кентавра Хирона. На пир явились все боги, начиная с Зевса, и почти все богини. Одна из тех, кто не пришел на свадебное гулянье, — Эрида, богиня вражды. Естественно, что на свадьбе ее присутствие было бы нежелательным. Ее не пригласили. Эрида жутко обиделась и решила всех стукнуть лбами. Она подбросила на пир золотое яблоко с надписью: «Прекраснейшей».

(Небольшое отступление по поводу надписи. Это едва ли не единственный случай, когда боги пишут, а затем читают. Кто писал? Сама богиня? Вроде, не божественное это дело — писать. Чем писали? На яблоке надпись можно только нацарапать или вырезать. Надпись должна была быть четкой и понятной любому, в том числе и богам, которым она предназначалась. В легендах — ни звука об этих простейших вещах. То есть боги пишут и читают — так на то они и боги, чтобы все знать и уметь.)

Можете вообразить, что было на свадебном пиру! Богини тянутся за яблоком, они все хотят быть обладательницами такого титула! Началась свара, которую разрешил Зевс. Зевс — как и полагается верховному божеству — взял правление в свои руки (ему это тоже не всегда удавалось) и послал их всех вместе с яблоком. Он повелел Меркурию отнести яблоко первому пастуху Олимпа Парису. К нему же на суд должны были явиться и три богини. И Зевс им наказал предстать перед Парисом обнаженными! А Парис должен был отдать яблоко той, которую он определит как «Прекраснейшую».

Ссоры на время закончились, свадьба продолжалась.

Рубенс изобразил свадебное пиршество: все боги сидят за столом, в центре — Зевс и Гера, во главе стола — молодожены Пелей и Фетида. Слева от стола — Афродита (Венера), рядом с которой стоит Амур, еще левее — Афина. Из-за нее выглядывает Марс. Остальные гости рангом пониже, у них нет опознавательных признаков. (Почему-то нет родителей ни жениха, ни невесты.)

Стол накрыт не по-божески: нет ни нектара, ни амброзии. Возможно, это связано с тем, что свадьба не на Олимпе, а в пещере. Но все равно, для свадебного пира маловато закуски и совершенно не видно питья. (Правда, это только этюд. Может быть, в окончательном варианте на столе что-нибудь и появится.)

Пелей сидит в кресле (или это диван на двоих, потому что Фетида сидит к нему вплотную), у него на голове венок из цветов. Второй венок у него в левой руке. Видимо, он собирался надеть его на голову невесты. И точно в этот момент Эрида бросает на стол яблоко.

Яблоко оказывается в руках у Зевса. Он разглядывает яблоко, видимо, читает. Рядом с Зевсом стоит Меркурий. Меркурий показывает Зевсу надпись (это наводит на мысль, что у Зевса не все в порядке было со зрением). Гера и Афина тянут к яблоку руки. Афродита не тянет руку, а как бы показывает, что она — прекраснейшая.

Лица у богинь воинственные, можно сказать, агрессивные: вот-вот начнется рукопашная. Молодожены в некоторой растерянности, особенно это заметно у Фетиды: что же будет? Чем это закончится? Это — в будущем и за рамками картины. А пока Зевс пытается понять, что написано на яблоке, молодожены в смятении, богини тянутся за символом королевы красоты…

Кажется, что Рубенс не очень и старался передать атмосферу свадьбы. Его больше интересовал момент ссоры богинь, момент появления яблока раздора.

shkolazhizni.ru

Как оно было на самом деле. Добрые застольные беседы или свадьба Пелея и Фетиды

Эпиграф: Каллисто (греч. Καλλιστώ) – прекраснейшая (греческо-русский словарь)

Всё правильно говоришь, милочка, всё правильно, одна стыдоба, а не свадьба. Перед богами бы посовестились. Мне говорили, невеста – та ещё штучка. Наклонись, я тебе на ухо всё обскажу. Только без имён обойдёмся: ещё услышат, как их попусту поминают – прихлопнут как муху! Знающие люди говорят, что у молодой под хитоном весь низ чешуйчатый, как у рыбы, и что она верхом на другой рыбе за этими срамнюками аргонавтами половину пути гналась – ну, понятно зачем. А потом не постыдилась Знамо-Кому глазки строить, пока Знамо-Кто на неё глаз не положил: у него, благословенного, с этим быстро, сама знаешь… Знаешь ведь? Ну вот, и я тоже… Положил он, значит, глаз, подкатился, хвост распушает, уже и хитон снял, а она как испужается, как побежит! Тут я её, конечно, понимаю: сама помнишь, какой там…

Это мы, честные женщины, ко всему привычные, а любая неопытная молодуха со страху может и дёру дать. Бежит она, значит, бежит, аж до Кавказа добежала, а там Прикованный нашего загонщика вразумил, и тот обратно вернулся. Думаешь, она на этом успокоилась? Ха! Тут же начала перед Морским бёдрами крутить! Ежели б жена Знамо-Кого, наша матушка-хранительница не окоротила эту блудницу и не нашла ей наконец мужика – подрались бы братья из-за этой стервы, ей-ей, подрались бы. А той, представляешь, всё мало: орёт «Не хочу за него!» – и всё тут. То львицей рычит, то змеёй шипит, то водой растекается, лишь бы не замуж. Недогуляла ведь, ясное дело.

Матушка-хранительница еле её вразумила. Долго вразумляла, от души. Наотмашь. Знающие люди говорят, три штакетины из жениховского забора на невесте побили, на четвёртой сама сломалась. Вчера только последние синяки свела, а сейчас смотри, как рожа сияет. Подожди, там по-моему, кто-то тост говорит. Налей и мне красненького. За здоровье молодых! Счастья и достатку! Деточек вам побольше!

Ещё налей. Вкусное у них красненькое, ничего не скажешь… Подставляй ухо. Ну вот, так я ж и говорю: мало ей одного мужика. Хотя этого, может, и не мало будет, этот её стоит. Он ведь с другими срамнюками в Колхиду мотался – наверное, тогда её и распробовал. А сам, между прочим, когда-то Кузнеца ублажал. Точно-точно, мне такие люди рассказывали, что можно верить, им всё ведомо. Жених ещё похлеще невесты будет. Он ещё мальцом со своим братом сводного братца из зависти укокошил. Когда всё раскрылось, он сбежал во Фтию, тамошний царь его очистил от убийства и женил на своей дочери, а он в благодарность его взял и убил, а потом на другой женился. В утешенье, наверное. Так что эта дурочка Фетида у Пелея уже третья…

Передай-ка фруктов… Погоди, что это?! Неужто яблоко Гесперид? Вот повезло так повезло! Как оно в миску попало? Перепутал, наверное, кто-нибудь. Сейчас доченьку угощу. Эй, ты, как там тебя? Эрида? Чего стоишь у порога? Иди сюда. Ну и что, что не приглашенная? Тут и так всякой мелкоты отирается без счёта, одной больше, одной меньше… Короче, так: отнесёшь это яблочко вон той девушке через ряд, которая с луком за спиной, а я договорюсь, чтобы тебя за дальний стол посадили. Вон той, говорю, красивая такая, из свиты Артемиды, её Каллисто зовут. Запомнила? Кал-лис-то. Ну что за тупица. Давай я тебе запишу, чтоб не перепутала. На чём? Да хотя бы на самом яблоке. Не сопи над ухом, из-за тебя последняя буква смазалась… А, сойдёт. Читать, надеюсь, умеешь? Ничего, раз по слогам читаешь – как-нибудь разберёшь. Осторожней, дура, не споткнись!..

Ой, как нехорошо получилось…


источник: http://pelipejchenko.livejournal.com/434987.html

alternathistory.com

ТРОЯНСКАЯ ВОЙНА в изобразительном искусстве. Часть 3: ПРЕЛЮДИЯ: СВАДЬБА ПЕЛЕЯ И ФЕТИДЫ, СУД ПАРИСА.

    Женитьба ПЕЛЕЯ, царя Фтии, на морской нимфе ФЕТИДЕ (будучи дочерью Нерея, она являлась также и нереидой) привела к появлению на свет АХИЛЛА, одного из самых прославленных герое Троянской войны. Именно этот союз смертного и полубогини стал прелюдией знаменитого конфликта.
    На пышное брачное застолье у горы Пелион, за которым сами музы пели здравницы, были приглашены все Олимпийские боги, принесшие богатые дары. Среди этих даров присутствовало, например, деревянное копье кентавра Хирона, позднее ставшим учителем Ахилла, а также два бессмертных коня Балий и Ксанф (подарок Посейдона), затем принявших участие в Троянской войне, будучи запряженными в колесницу Ахилла.

Ганс Роттенгаммер
 "Свадьба Пелея и Фетиды"



  Петер Пауль Рубенс
"Свадьба Пелея и Фетиды"

   На праздник, однако, не была приглашена богиня раздора ЭРИДА, которая отомстила гостям, подбросив в разгар пира золотое яблоко с надписью "ПРЕКРАСНЕЙШЕЙ" и получившее название "яблоко раздора".
Эрида

   За обладание призом вступили в яростный спор АФИНА, ГЕРА и АФРОДИТА. Дискуссия зашла в тупик, так как никто из гостей не был в состоянии присвоить приз какой-лиюо из кандидаток из боязни оскорбить других. По предложению Зевса Гермес отвел трех богинь к горе Ида для того, чтобы их спор разрешил Парис.
Бартоломеус Шпрангер
"Афина - победитель невежества"

Аннибале Карраччи
"Зевс и Гера"

Бартоломеус Шпрангер
"Афродита и Адонис"

Франц фон Штук
"Афина, Гера, Афродита"

   ПАРИС, сын ГЕКУБЫ и троянского царя ПРИАМА, пасший овец на горе Ида, увидев приближающихся богинь, в страхе попытался сбежать. Гермес остановил юношу, успокоив, что ему нечего опасаться, и что сам Зевс выбрал его судьей в споре Афины, Геры и Афродиты.
    Юноша внимательно выслушал каждую из богинь. Афина предложила ему в качестве награды мудрость и военную славу, Гера - власть, богатство и владычество над всей Азией, а Афродита - любовь красивейшей женщины на Земле, ЕЛЕНЫ ПРЕКРАСНОЙ из Спарты, чья слава уже распространилась по ойкумене.
    Без колебания Парис отдал яблоко богине любви, вызвав тем самым гнев Афины и Геры.
Лукас Кранах Старший
"Суд Париса"

Франс Флорис
"Суд Париса"

Хендрик ван Бален Старший
"Суд Париса"

Петер Пауль Рубенс
"Суд Париса"

Поль Сезан
"Суд Париса"

Макс Клингер
"Суд Париса"

Михаил Врубель
"Суд Париса"


    ЕЛЕНА ПРЕКРАСНАЯ была дочерью Зевса и Леды, и, таким образом, сестрой Диоскуров (Кастора и Полидевка) и Клитемнестры, позднее сыгравшей значительную роль в Троянской войне. Елену очаровали молодость и красота прибывшего в Спарту Париса, и она согласилась бросить собственный дом ради Трои. Красавица прихватила с собой сокровища из государственной казны, а также целую свиту слуг, забыв при этом свою единственную дочь Гермиону, ребенка от законного мужа МЕНЕЛАЯ, сына царя Спарты Атрея.
Эвелин де Морган
"Елена Троянская"

Данте Габриэль Россетти
"Елена Троянская"

"Менелай и Елена"

Жак-Луи Давид
"Елена и Парис"

Жак-Луи Давид
"Любовь Елены и Париса"

Франческо Приматиччио
"Похищение Елены"

   Важное значение имеет предшествующая история. Когда Елена жила у Тиндарея, официального супруга своей матери, она стала объектом притязаний многих героев Эллады. От претендентов на руку Елены во избежание возможного кровопролития была взята клятва, что они не поднимут оружия против ее будущего супруга и будут ему во всем помогать. Тиндарей выдал Елену, в конце концов, за Менелая, и поэтому измена Елены своему мужу вызвала ярость у других греческих героев, которые вместе с Менелаем выступили в поход против Трои.

    После того как бегство Елены с Парисом открылось, сперва было решено послать посольство из Греции в Трою с требованием выдачи Елены ее законному супругу. Однако все дипломатические попытки решить проблему мирным путем не увенчались успехом. Война стала неизбежной.

    Продолжение следует.

    Сергей Воробьев.

sergeyurich.livejournal.com

Обручение Пелея и Фетиды Картина Иоахима Эйтевала

Живопись маньеризма
Картина Иоахима Эйтевала «Обручение Пелея и Фетиды». Размер картины 90 х 105 см, дерево, масло. Основой создания картины послужил знаменитый древнегреческий миф. Пелей, в греческой мифологии являлся царем области Фтии в Фессалии. Фетида, в греческой мифологии морская богиня, одна из нереид, мать Ахилла. Фетиду хотел взять в жены бог-громовержец Зевс, но узнав от Прометея тайну, что сын Фетиды будет превосходить могуществом отца, решил отдать Фетиду в жены смертному Пелею. Условием для женитьбы Пелея на богине была его победа в единоборстве с невестой. Пелей победил Фетиду, держа её своими могучими руками, несмотря на то, что Фетида принимала вид львицы, змеи и даже превращалась в воду. Свадьба Пелея и Фетиды отмечалась в пещере кентавра Хирона при участии всех богов Олимпа, за исключением богини Эриды, которая обидевшись, что её не пригласили на пир, решила отомстить богам и подбросила на стол золотое яблоко из садов Гесперид, адресованное надписью на нём «Красивейшей». За титул «Прекраснейшей» разразился спор между тремя богинями: Герой, Афиной и Афродитой. Ни одна из богинь не хотела уступать. Зевс отказался быть судьёй и отдал яблоко Гермесу, чтобы тот сопроводил богинь в окрестности Трои, где спор должен был решить Парис, сын царя Трои Приама. Эта история послужила причиной Троянской войны. Оракулы предсказали, что от брака Пелея и Фетиды должен родиться простой смертный, но великий герой Ахилл. Пелей получил на свадьбе от богов заколдованные доспехи, которые впоследствии отдал сыну Ахиллу. По канонической версии Фетида искупала Ахилла в водах Стикса и сделала неуязвимым (исключая пятки). Желая даровать Ахиллу бессмертие, Фетида держала сына в огне, когда вошел Пелей и думая, что ребенку угрожает смерть, вынул его из очага и прогнал жену. Фетида скрылась, но продолжала заботиться о сыне. Вероятно, в доолимпийские времена Фетида играла более значительную роль: в «Илиаде» упоминается об услугах, которые она оказывала Дионису, Гефесту и самому Зевсу.

Перейти к следующей работе мастера ►

smallbay.ru

Фетида — Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Тетис. Пелей преследует Фетиду

Фети́да (др.-греч. Θέτις, лат. Thetis) в древнегреческой мифологии[3] — морская нимфа, дочь Нерея и Дориды[4], по фессалийскому сказанию — дочь кентавра Хирона. «Нижняя часть её туловища мыслилась чешуйчатой, как у рыб»[5].

Из послегомеровских сказаний известно, что при помощи Фетиды аргонавты успешно пробились через пролив мимо Сциллы и Харибды. Фетида была послана Герой на помощь аргонавтам[6]. Она плавала на дельфине[7].

Она помогла Дионису, спасавшемуся от Ликурга[8]. Также она помогла Гефесту на Лемносе[9].

Выросла на попечении Геры, и, по одному из сказаний, избежала соития с Зевсом ради Геры, и тот обрёк её на связь со смертным[10], её брак устроила Гера[11].

По другому сказанию, Фетиде было предсказано, что её сын будет сильнее отца, о чем не знал никто, кроме Прометея[12]. Это предрекли либо Мойры[13], либо Фемида[14], либо Протей[15], либо это сообщила Зевсу Нюкта[16].

Зевс преследовал её, желая овладеть ею, и достиг Кавказа, там он встретил Прометея[17], который раскрыл ему пророчество, и Зевс, испугавшись, что рождённый Фетидой от него сын свергнет его, решил выдать её замуж за смертного. Таким смертным стал царь Пелей, однако невеста отнюдь не стремилась к браку.

Согласно Пиндару, за право жениться на ней спорили Зевс и Посейдон[18], но Прометей отговорил Зевса[19].

Фетида избегала некоторое время Пелея, обращаясь то в огонь, то в воду, то во льва, то в змею[20] (согласно Овидию, в птицу, дерево, тигрицу), но Пелей по совету Хирона или Протея одолевал успешно все препятствия и побеждал чудовищ[21], пока наконец не овладел Фетидой[22].

На высотах горы Пелиона[23], в пещере кентавра Хирона была отпразднована их свадьба, на которой присутствовали все олимпийцы, принесшие новобрачным великолепные дары. Согласно Птолемею Гефестиону, Зевс подарил Фетиде крылья Арки, Гефест Пелею меч, Афродита — фиалу с фигурой Эрота, Гера — хламиду, Афина — свирель[24]. По Катуллу, Аполлон и Артемида не пришли на свадьбу, на свадьбе Мойры предсказали судьбу.

От этого брака родился единственный сын Ахилл[25]. Согласно псевдо-Гесиодовскому сказанию, у Фетиды было несколько сыновей, но каждый раз, как она становилась матерью, она погружала новорожденного в котёл с кипящей водой (либо в огонь), чтобы испытать, бессмертен ли младенец. Таким образом Пелей лишился нескольких сыновей, пока не родился Ахилл, который был вовремя спасён отцом. Когда Пелей не позволил бросить Ахилла, Фетида покинула мужа[26]. Согласно Ликофрону, шесть детей погибли, седьмым был Ахилл[27].

Покинув наконец Пелея, Фетида как морская богиня поселилась в морской глубине, откуда продолжала следить за участью своего сына. Так, при её содействии Ахилл, которому было предсказано, что Троя будет взята только с его помощью, но что он сам погибнет, — переодетый девушкой был поручен заботам скиросского царя Ликомеда, с дочерями которого он и воспитывался (см. Деидамия). И в Илиаде она принимает близкое участие в судьбе Ахилла (Илиада, I, 358 - 426, I, 495 - 530).

Её святилище недалеко от Фарсала[28]. Фетида имела несколько святилищ, в том числе в эллинской Фтии (Фессалия) и в Спарте.

Действующее лицо трагедии Эсхила «Суд об оружии» (фр.174-177 Радт), трагедии Еврипида «Андромаха». В произведениях греческого искусства Фетида встречается нередко, особенно на вазовых изображениях. Была известна её статуя работы Скопаса, изваянная для группы морских божеств.

Также в любовно-фантастическом романе «Заговор богинь» Ф. К. Каст она показана любящей матерью, готовой на все ради спасения сына Ахиллеса от судьбы, предсказанной ему Зевсом, согласно которой он должен умереть под стенами Трои, не дожив даже до своей тридцатой зимы.

Именем Фетиды назван астероид (17) Фетида, открытый в 1852 году.

  1. 1 2 3 4 Любкер Ф. Thetis // Реальный словарь классических древностей по Любкеру / под ред. Ф. Ф. Зелинский, А. И. Георгиевский, М. С. Куторга и др. — СПб.: Общество классической филологии и педагогики, 1885. — С. 1382–1383.
  2. 1 2 Н. О. Фетида // Энциклопедический словарь — СПб.: Брокгауз — Ефрон, 1904. — Т. XLIа. — С. 939–940.
  3. ↑ Мифы народов мира. М., 1991-92. В 2 т. Т.2. С.561-562, Любкер Ф. Реальный словарь классических древностей. М., 2001. В 3 т. Т.3. С.396; Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека I 2, 7 далее
  4. ↑ Гесиод. Теогония 244
  5. ↑ Лосев А. Ф. Мифология греков и римлян. М., 1996. С.56
  6. ↑ Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека I 9, 25
  7. Тибулл. Элегии I 5, 46
  8. ↑ Гомер. Илиада VI 136; Стесихор. Разрушение Трои, фр.234 Пейдж; Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека III 5, 1; Квинт Смирнский. После Гомера II 546—548; Нонн. Деяния Диониса XX 348
  9. ↑ Гомер. Илиада XVIII 395; Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека I 3, 5
  10. ↑ Гесиод. Перечень женщин, фр.210 М.-У.; Стасин. Киприи, фр.4 Ивлин-Уайт
  11. ↑ Гомер. Илиада XXIV 60; Аполлоний Родосский. Аргонавтика IV 796
  12. ↑ Гигин. Мифы 54
  13. ↑ Гигин. Астрономия II 15, 4
  14. ↑ Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека III 13, 5
  15. ↑ Комментарий Д. О. Торшилова в кн. Гигин. Мифы. СПб, 2000. С.75
  16. ↑ Анонимный мифограф. // Примечания В. Г. Боруховича в кн. Аполлодор. Мифологическая библиотека. Л., 1972. С.174
  17. ↑ Схолии к Гомеру. Одиссея I 482 // Вестник древней истории. — 1947. — № 1. — С. 284
  18. ↑ Пиндар. Истмийские песни VIII 28
  19. ↑ Лукиан. Разговоры богов 1
  20. ↑ Софокл. Поклонники Ахилла, фр.150 Радт
  21. ↑ О превращениях Фетиды см. Грейвс Р. Белая богиня. Екатеринбург, 2005. С.156
  22. ↑ Овидий. Метаморфозы XI 229—265
  23. Еврипид. Ифигения в Авлиде 705; Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека III 13, 5; Катулл. Стихотворения LXIV 278—383
  24. ↑ Примечания В. Г. Боруховича в кн. Аполлодор. Мифологическая библиотека. Л., 1972. С.174; Комментарий Д. О. Торшилова в кн. Гигин. Мифы. СПб, 2000. С.114
  25. Гомер. Илиада I 413; Гомер. Одиссея XI 547
  26. ↑ Псевдо-Гесиод. Эгимий, фр.300 М.-У.
  27. ↑ Ликофрон. Александра 179
  28. ↑ Страбон. География IX 5, 6 (стр.431)

ru.wikipedia.org

Пелей и Фетида

Пелей и Фетида Легенды и мифы Древней Греции

Знаменитый герой Пелей был сыном мудрого Эака, сына Зевса и дочери речного бога Асопа, Эгины. Братом Пелея был герой Теламон, друг величайшего из героев – Геракла. Пришлось бежать с родины Пелею и Теламону, так как они убили из зависти своего сводного брата. Пелей удалился в богатую Фтию. Там принял его герой Эвритион и дал ему третью часть своих владений, а в жены дал ему свою дочь Антигону. Но недолго оставался во Фтии Пелей. Во время Калидонской охоты он нечаянно убил Эвритиона. Опечаленный этим несчастьем, покинул Пелей Фтию и ушел в Иолк. И в Иолке ждало несчастье Пелея. В Иолке пленилась им жена царя Акаста и склоняла его забыть о дружбе к Акасту. Отверг Пелей жену своего друга, а она, мстя ему, оклеветала его перед мужем. Поверил жене Акаст и решил погубить Пелея. Однажды, во время охоты на лесистых склонах Пелиона, когда утомленный охотой Пелей уснул, Акаст спрятал чудесный меч Пелея, который подарили ему боги. Никто не мог противостоять Пелею, когда он сражался этим мечом. Акаст был уверен, что, лишившись своего чудесного меча, погибнет Пелей, растерзанный дикими кентаврами. Но на помощь Пелею пришел мудрый кентавр Хирон. Он помог герою найти чудесный меч. Кинулись на Пелея дикие кентавры, готовые растерзать его, но он легко отразил их своим чудесным мечом. Спасся Пелей от неминуемой гибели. Отомстил Пелей и предателю Акасту. Он с помощью Диоскуров, Кастора и Полидевка, взял богатый Иолк и убил Акаста и его жену.
Когда титан Прометей открыл великую тайну, что от брака Зевса с богиней Фетидой должен родиться сын, который будет могущественнее отца и свергнет его с престола, он посоветовал богам отдать Фетиду в жены Пелею, так как от этого брака родится великий герой. Так и решили поступить боги; одно лишь условие поставили боги: Пелей должен был победить богиню в единоборстве.
Когда бог Гефест сообщил Пелею волю богов, Пелей пошел в тот грот, в котором часто отдыхала Фетида, выплывая из глубины моря. Спрятался в гроте Пелей и стал ждать. Вот поднялась из моря Фетида и вошла в грот. Бросился на нее Пелей и обхватил своими могучими руками. Старалась вырваться Фетида. Она принимала вид львицы, змеи, она превращалась в воду, но не выпускал ее Пелей. Побеждена была Фетида, теперь она должна была стать женой Пелея.
В обширной пещере кентавра Хирона отпраздновали боги свадьбу Пелея с Фетидой. Роскошен был свадебный пир. Все боги Олимпа участвовали в нем. Громко звучала золотая кифара Аполлона, под ее звуки пели музы о великой славе, которая будет уделом сына Пелея и богини Фетиды. Пировали боги. Оры и хариты водили под пение муз и игру Аполлона хоровод, а среди них выделялись своей величественной красотой богиня-воительница Афина и юная богиня Артемида, но всех богинь превосходила красотой вечно юная богиня Афродита. Участвовали в хороводе и быстрый, как мысль, вестник богов Гермес, и неистовый бог войны Арес, забывший о кровавых битвах. Богато одарили боги новобрачных. Пелею подарил Хирон свое копье, древко которого было сделано из твердого, как железо, ясеня, выросшего на горе Пелионе; властитель Посейдон подарил ему коней, а остальные боги – чудесные доспехи.
Веселились боги. Одна лишь богиня раздора Эрида не участвовала в свадебном пире. Одиноко бродила она около пещеры Хирона, глубоко затаив в сердце обиду на то, что не позвали ее на пир. Придумала, наконец, богиня Эрида, как отомстить богам, как возбудить раздор между ними. Она взяла золотое яблоко из далеких садов гереспид; одно лишь слово написано было на этом яблоке – «прекраснейшей». Тихо подошла Эрида к пиршественному столу, и для всех невидимая, бросила на стол золотое яблоко. Увидали боги яблоко, подняли и прочли на нем надпись. Но кто из богинь прекраснейшая? Тотчас возник спор между тремя богинями: женой Зевса Герой, воительницей Афиной и богиней любви златой Афродитой. Каждая из них хотела получить это яблоко, ни одна из них не хотела уступить его другой. Обратились к царю богов и людей Зевсу богини и требовали решить их спор.
Зевс отказался быть судьей. Он взял яблоко, отдал его Гермесу и велел ему вести богинь в окрестности Трои, на склоны высокой Иды. Там должен был решить прекрасный сын царя Трои Приама, Парис, которой из богинь должно принадлежать яблоко, которая из всех – прекраснейшая. Так кончился свадебный пир Пелея раздором богинь. Много бед должен был принести людям этот спор трех богинь.

 

www.miloliza.com

Пелей и Фетида | Троянский цикл греческой мифологии

Назад к разделу

Пелей и Фетида

Знаменитый герой Пелей был сыном мудрого Эака, сына Зевса и дочери речного бога Асопа, Эгины. Братом Пелея был герой Теламон, друг величайшего из героев - Геракла. Пришлось бежать с родины Пелею и Теламону, так как они убили из зависти своего сводного брата. Пелей удалился в богатую Фтию. Там принял его герой Эвритион и дал ему третью часть своих владений, а в жены дал ему свою дочь Антигону. Но недолго оставался во Фтии Пелей. Во время Калидонской охоты он нечаянно убил Эвритиона. Опечаленный этим несчастьем, покинул Пелей Фтию и ушел в Иолк. И в Иолке ждало несчастье Пелея. В Иолке пленилась им жена царя Акаста и склоняла его забыть о дружбе к Акасту. Отверг Пелей жену своего друга, а она, мстя ему, оклеветала его перед мужем. Поверил жене Акаст и решил погубить Пелея. Однажды, во время охоты на лесистых склонах Пелиона, когда утомленный охотой Пелей уснул, Акаст спрятал чудесный меч Пелей, который подарили ему боги. Никто не мог противостоять Пелею, когда он сражался этим мечом. Акаст был уверен, что, лишившись своего чудесного меча, погибнет Пелей, растерзанный дикими кентаврами. Но на помощь Пелею пришел мудрый кентавр Хирон. Он помог герою найти чудесный меч. Кинулись на Пелея дикие кентавры, готовые растерзать его, но он легко отразил их своим чудесным мечом. Спасся Пелей от неминуемой гибели. Отомстил Пелей и предателю Акасту. Он с помощью Диоскуров, Кастора и Полидевка, взял богатый Иолк и убил Акаста и его жену.

 

Когда титан Прометей открыл великую тайну, что от брака Зевса с богиней Фетидой должен родиться сын, который будет могущественнее отца и свергнет его с престола, он посоветовал богам отдать Фетиду в жены Пелею, так как от этого брака родится великий герой. Так и решили поступить боги; одно лишь условие поставили боги: Пелей должен был победить богиню в единоборстве.

 

Когда бог Гефест сообщил Пелею волю богов, Пелей пошел в тот грот, в котором часто отдыхала Фетида, выплывая из глубины моря. Спрятался в гроте Пелей и стал ждать. Вот поднялась из моря Фетида и вошла в грот. Бросился на нее Пелей и обхватил своими могучими руками. Старалась вырваться Фетида. Она принимала вид львицы, змеи, она превращалась в воду, но не выпускал ее Пелей. Побеждена была Фетида, теперь она должна была стать женой Пелея.

 

В общирной пещере кентавра Хирона отпраздновали боги свадьбу Пелея с Фетидой. Роскошен был свадебный пир. Все боги Олимпа участвовали в нем. Громко звучала золотая кифара Аполлона, под ее звуки пели музы о великой славе, которая будет уделом сына Пелея и богини Фетиды. Пировали боги. Оры и хариты водили под пение муз и игру Аполлона хоровод, а среди них выделялись своей величественной красотой богиня-воительница Афина и юная богиня Артемида, но всех богинь превосходила красотой вечно юная богиня Афродита. Участвовали в хороводе и быстрый, как мысль, вестник богов Гермес, и неистовый бог войны Арес, забывший о кровавых битвах. Богато одарили боги новобрачных. Пелею подарил Хирон свое копье, древко которого было сделано из твердого, как железо, ясеня, выросшего на горе Пелионе; властитель Посейдон подарил ему коней, а остальные боги - чудесные доспехи.

 

Веселились боги. Одна лишь богиня раздора Эрида не участвовала в свадебном пире. Одиноко бродила она около пещеры Хирона, глубоко затаив в сердце обиду на то, что не позвали ее на пир. Придумала, наконец, богиня Эрида, как отомстить богам, как возбудить раздор между ними. Она взяла золотое яблоко из далеких садов гереспид; одно лишь слово написано было на этом яблоке - "прекраснейшей". Тихо подошла Эрида к пиршественному столу, и для всех невидимая, бросила на стол золотое яблоко. Увидали боги яблоко, подняли и прочли на нем надпись. Но кто из богинь прекраснейшая? Тотчас возник спор между тремя богинями: женой Зевса Герой, воительницей Афиной и богиней любви златой Афродитой. Каждая из них хотела получить это яблоко, ни одна из них не хотела уступить его другой. Обратились к царю богов и людей Зевсу богини и требовали решить их спор.

 

Зевс отказался быть судьей. Он взял яблоко, отдал его Гермесу и велел ему вести богинь в окрестности Трои, на склоны высокой Иды. Там должен был решить прекрасный сын царя Трои Приама, Парис, которой из богинь должно принадлежать яблоко, которая из всех - прекраснейшая. Так кончился свадебный пир Пелея раздором богинь. Много бед должен был принести людям этот спор трех богинь.


Назад к разделу


world-of-legends.su


Смотрите также

© 2011- Интернет-журнал Vfate.ru.
Карта сайта, XML.
Разработка интернет-магазинов, веб-сайтов